Гражданское дело по иску З.М. к заинтересованному лицу МВД по Республике Дагестан об установлении факта, имеющего юридическое значение

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 ноября 2017 г.                                                                                   г. Махачкала

Судья Кировского районного суда г.Махачкала Г.Р.,

при секретаре судебных заседаний П.Т.,

с участием заявителя З.Б., представителя заявителя З.Б. по доверенностям З.Б. и М.А., представителя заинтересованного лица МВД по Республике Дагестан по доверенности М.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску З.М. к заинтересованному лицу МВД по Республике Дагестан об установлении факта, имеющего юридическое значение,

 

УСТАНОВИЛ:

З.М. обратилась в суд с заявлением к заинтересованному лицу МВД по Республике Дагестан об установлении факта нахождения заявителя З.М. на иждивении Б.П., 14 марта 1957 года рождения, умершего 5 июля 2017 года, ссылаясь на следующее.

З.М. с 17 декабря 1982 года находилась в зарегистрированном браке с Б.П., что подтверждается свидетельством о браке, выданного 15 сентября 2017 года (повторно), актовая запись №.

От данного брака у них родились трое детей, в связи с чем, находилась дома по уходу за детьми, занималась их воспитанием. Дети часто болели до взрослого возраста, и ей постоянно приходилось заниматься их лечением, в том числе и стационарно.

До 1992 года заявитель работала в колхозе Тидибский, после чего заболела и по состоянию здоровья не могла больше работать, в последующем получила инвалидность 2 группы.

Все это время и до самой смерти супруга, заявитель нигде не работала и полностью находилась на его иждивении, поскольку супруг все это время работал в системе МВД по Республике Дагестан, получал хорошую заработную плату, а в последующем и хорошую пенсию в размере около 30000 рублей, заявитель же получает пенсию по инвалидности в размере 9500 рублей.

5 июля 2017 года муж трагически погиб.

После смерти мужа заявитель вынуждена проживать на свою мизерную пенсию, которой ни на что не хватает. Работать нигде не может по состоянию здоровья и в связи с инвалидностью, какого-либо иного дохода она не имеет.

Смерть мужа вызвала еще большие потрясения, состояние ее здоровья еще больше ухудшилось, поскольку скоропостижная смерть мужа вызвала стрессовое состояние, депрессию.

В октябре 2017 года заявитель обратилась в отдел пенсионного обслуживания МВД по Республике Дагестан с заявлением о назначении ей пенсии по потере кормильца, на который получила ответ, что ей необходимо представить документ, подтверждающий то, что она находилась на иждивении мужа.

В судебном заседании заявитель З.Б., представители заявителя З.Б. по доверенностям З.Б. и М.А. иск поддержали и просили суд удовлетворить его по вышеприведенным основаниям.

Представитель заинтересованного лица МВД по Республике Дагестан по доверенности М.М. в судебном заседании заявление не признала. Она просила отказать в его удовлетворении на основании того, что иждивенцами не являются временно безработные трудоспособные люди.

В соответствии со статьей 31 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993г.  №4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (далее Закон №4468-1) , для признания лица, находившимся на иждивении для получения пенсии по случаю потери кормильца, необходимо установление одновременно наличия следующих условий: - нетрудоспособности лица; - постоянности источника средств к существованию; - установления факта того, что такой источник является основным для существования лица.

Отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

Также заявительница в заявлении указала, что имеет троих детей от совместного брака с Б.П., которые в силу статьи 87 Семейного кодекса Российской Федерации обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

При указанных обстоятельствах факт совместного проживания З.М. с супругом, как и то обстоятельство, что пенсия последнего превышала пенсию, получаемую заявительницей, не свидетельствует в понимании закона о ее нахождении на иждивении супруга.

Заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела и оценив, руководствуясь статьей 76 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении иска по следующим основаниям.

Конституцией Российской Федерации провозглашено (статья 2) Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Статья 7 Конституции Российской Федерации констатирует, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие.

В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Согласно норм части 1 и пункту 2 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. Суд рассматривает дела об установлении факта нахождения на иждивении.

Судом в соответствии со статьей 181 ГПК РФ исследованы представленные в суд следующие письменные документы.

Как установлено судом и не оспаривалось сторонами, З.М., 26.01.1962 года рождения, являлась супругой Б.П., что также подтверждается свидетельством о заключении брака.

Кроме того, как установлено судом и следует из свидетельства о смерти от 27.09.2017г., Б.П., 14.03.1957 года рождения, умер 05.07.2017г.

Как следует из письма МВД по Республике Дагестан, пенсия по потери кормильца по линии МВД по Республике Дагестан назначается в соответствии с Законом № 4468-1. В соответствии со статьей 29 данного Закона право на пенсию по случаю потери кормильца умершего пенсионера, имеют нетрудоспособные члены семьи умерших лиц, состоявшие на их иждивении.

Учитывая изложенное, З.М. необходимо представить документ, подтверждающий то, что она находилась на иждивении мужа.

Из трудовой книжки от 24 июня 1979г. усматривается, что 3 мая 1992года З.М. уволена по собственному желанию с места работы.

Как усматривается из справки, З.М. является инвалидом 2-й группы.

Согласно материалам дела, Б.П. получал пенсию в размере 25248,23 руб.

Из справки ОПФР от 11 октября 2017г. № усматривается, что с 1.08.2017г. по 31.10.2017г., З.М. получила 9066,51 руб.

Оценив представленные сторонами доказательств с позиций статей 59-60, 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу, что имеющиеся у заявителя и представленные в суд документы, не могут быть приняты во внимание в качестве доказательств по делу, т.к. они не отвечают требованиям статей 59-60 ГПК РФ (об относимости, допустимости и достоверности) доказательств по делу.

Так, в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 10 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее Закон О социальных гарантиях) члены семьи сотрудника, погибшего (умершего) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в органах внутренних дел, имеют право на получение денежных компенсаций расходов на оплату ремонта принадлежащего им индивидуального жилого дома.

Как следует из подпункта "д" пункта 3 Правил обеспечения проведения ремонта индивидуальных жилых домов, принадлежащих членам семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, потерявших кормильца, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 мая 2006 г. N 313, к членам семей погибших (умерших) военнослужащих относятся лица, находившиеся на иждивении погибшего (умершего) военнослужащего.

В силу пункта 4 части 2 статьи 1 Закона О социальных гарантиях членами семьи сотрудника и гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел, и лицами, находящимися (находившимися) на их иждивении, считаются лица, находящиеся (находившиеся) на полном содержании сотрудника (гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел) или получающие (получавшие) от него помощь, которая является (являлась) для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также иные лица, признанные иждивенцами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В соответствии с правилами пункта "а" части 3 статьи 29 Закона N 4468-1 право на пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умерших (погибших) лиц, состоявшие на их иждивении.

Для установления факта нахождения лица на иждивении необходимы условия, предусмотренные со статьей 31 вышеуказанного закона: 1) он должен являться членом семьи умершего; 2) находиться на полном содержании или получать от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

При этом, члены семьи умершего, для которых его помощь была постоянным и основным источником средств к существованию, но которые сами получали какую-либо пенсию, может быть назначена пенсия по случаю потери кормильца.

Для признания лиц, находившимися на иждивении в целях получения предусмотренных статьей 10 Закона О социальных гарантиях компенсационных выплат, необходимо установление одновременно наличия следующих условий: нетрудоспособности лица, постоянности источника средств к существованию и установления факта того, что такой источник является основным для существования лица. Отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

В соответствии с частью 1 и пунктом 2 части 2 статьи 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. Суд рассматривает дела об установлении факта нахождения на иждивении.

В соответствии с позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 октября 2006 г. за N 407-0, обстоятельства, связанные с оказанием застрахованным лицом помощи лицам, претендующим на получение страховых выплат в случае его смерти, установление конкретного соотношения между объемом такой помощи и собственными доходами заинтересованных лиц, как и признание (или непризнание) данной помощи постоянным и основным источником средств существования для них, подлежат выяснению при рассмотрении заявлений об установлении фактов нахождения на иждивении в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 264 ГПК РФ.

Кроме того, как разъясняется в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21         июня 1985 г. N 9 "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение", установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение, в том числе для возмещения вреда, если оказываемая помощь являлась для заявителя постоянным и основным источником средств к существованию. В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал стипендию, пенсию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставлявшего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя.

Таким образом, само по себе наличие у нетрудоспособного лица, каковым является заявитель, получающей материальную помощь от другого лица, иного дохода (пенсии) не исключает возможности признания ее находившейся на иждивении.

В судебном заседании установлено и не оспаривалось сторонами, факт совместного проживания З.М. с супругом Б.П., как и то обстоятельство, что пенсия последнего в размере 24670,06 руб. являлась постоянной, основным источником средств к существованию, поскольку З.М. является инвалидом 2 группы, и превышала пенсию в размере 9500 руб., получаемую заявительницей.

В силу пункта 4 части 2 статьи 1 Закона О социальных гарантиях членами семьи сотрудника и гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел, и лицами, находящимися (находившимися) на их иждивении, считаются лица, находящиеся (находившиеся) на полном содержании сотрудника (гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел) или получающие (получавшие) от него помощь, которая является (являлась) для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также иные лица, признанные иждивенцами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Частью 2 статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что иждивенцами признаются нетрудоспособные члены семьи, находящиеся на полном содержании работника или получающие от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным, следует руководствоваться пунктом "б" части 3 статьи 29 Закона N 4468-1, согласно которому нетрудоспособными членами семьи считаются отец, мать и супруг, если они достигли возраста: мужчины - 60 лет, женщины - 55 лет, либо являются инвалидами.

Как установлено судом и не оспаривалось сторонами, З.М., 26.01.1962    года рождения, при жизни супруга являлась получателем страховой пенсии по инвалидности третьей группы с 09.07.1996г., а с 31.07.2002 г. пенсии по инвалидности второй группы, как нетрудоспособная, которой всякий труд недоступен, что также подтверждается выше указанными справками Министерства социального обеспечения.

Согласно норм части 2 статьи 31 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" членам семьи умершего, для которых его помощь была постоянным и основным источником средств к существованию, но которые сами получали какую-либо пенсию, может быть назначена пенсия по случаю потери кормильца.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривалось сторонами, подтвердилась утрата З.М. источника средств существования, получаемого от умершего супруга Б.П., однако этот факт, как заявила в судебном заседании представитель заинтересованного лица МВД по Республике Дагестан по доверенности М.М., не свидетельствует в понимании закона о ее нахождении на иждивении супруга.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривалось сторонами, З.М. имеет троих детей от совместного брака с Гусейновым Б.П.

Хотя препятствий для проведения проверочных действий с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе путем опроса соседей и дачи поручения участковым инспекторам, у МВД по Республике Дагестан не было и им не представлено каких-либо доказательств, в то же время суд принимает во внимание то, что З.М. имеет троих детей от совместного брака с Б.П., которые статьи 87 СК РФ обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

От факта нахождения З.М. на иждивении зависит возникновение, изменение, прекращение ее личных или имущественных прав.

Представитель заинтересованного лица МВД по Республике Дагестан по доверенности М.М. в судебном заседании, просила суд отказать в удовлетворении заявления, поскольку, как указала З.М. в заявлении, она имеет троих детей от совместного брака с Б.П., которые в силу статьи 87 СК РФ обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

Таким образом, для признания лиц, находившимися на иждивении в целях получения предусмотренных статьей 10 Закона О социальных гарантиях компенсационных выплат необходимо установление одновременно наличия следующих условий: нетрудоспособности лица, постоянности источника средств к существованию и установления факта того, что такой источник является основным для существования лица. Отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным, следует руководствоваться пунктом "б" части 3 статьи 29 Закона N 4468-1, согласно которому нетрудоспособными членами семьи считаются отец, мать и супруг, если они достигли возраста: мужчины - 60 лет, женщины - 55 лет, либо являются инвалидами.

При указанных обстоятельствах, как установлено судом и подтверждается материалами дела, предусмотренные законом условия, необходимые для признания заявителя, находившимся на иждивении умершего, отсутствуют.

В соответствии со статьей 3 ГПК РФ и статьей 11 ГК РФ судебной защите подлежит нарушенное действительное право гражданина.

На основании пункта 1 статьи 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. По смыслу данной нормы закона, судебная защита предоставляется нарушенному праву лица и при обращении в суд, заинтересованное лицо должно представить доказательства принадлежности ему этого права.

Согласно норм статей 59-60 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела; а также обстоятельства, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В силу норм статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии с требованиями статьи 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При подготовке дела к рассмотрению судом на стороны были возложены обязанности в соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» от 24 июня 2008 г. N 11 и требованиями статьи 56 ГПК РФ по представлению доказательств в обоснование своих требований либо возражений. Также при подготовке данного дела судья разъяснил сторонам положение части 1 статьи 68 ГПК РФ о том, что если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Бремя доказывания указанных обстоятельств лежало на заявителе, представленные им доказательства не отвечают требованиям статей 59-60 ГПК РФ, они стороной заинтересованного лица в силу статьи 56 ГПК РФ опровергнуты.

Согласно части 1 статьи 249 ГПК РФ обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Согласно правил статей 12, 35, 39 и 56 ГПК РФ гражданское судопроизводство осуществляется на основании равноправия и состязательности сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которых она основывает свои требования и возражения.

Таким образом, оценив представленные сторонами доказательств с позиций статей 59-60, 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу, что вышеприведенные доказательства подтверждают, что заявленное требование З.М. является необоснованным, следовательно, в его удовлетворении необходимо отказать.

Руководствуясь статьями 194-197 ГПК РФ, суд

 

 

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении заявления З.М. к заинтересованному лицу МВД по Республике Дагестан об установлении факта нахождения З.М. на иждивении Б.П., 14 марта 1957 года рождения, умершего 5 июля 2017 года, - отказать.

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России