Об установлении факта нахождения С. Г., уроженки с.Хунзах Хунзахского района Республики Дагестан, на иждивении супруга Г.М.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2017г. по делу №

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе председательствующего Н.Х.,

судей А.В. и М.М.,

при секретаре Э.Р.,

рассмотрела гражданское дело в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению С.Г. об установлении факта нахождения С. Г., уроженки с.Хунзах Хунзахского района Республики Дагестан, на иждивении супруга Г.М., уроженца с.Хунзах Хунзахского района Республики Дагестан, по апелляционной жалобе представителя МВД по РД по доверенности Н.Н. на решение Ленинского районного суда г.Махачкалы от 02 июня 2017 года,

установила:

С.Г. обратилась в суд с заявлением о нахождении на иждивении супруга Г.М.

Заявленные требования мотивированы тем, что 13.09.1976г. заявительница вступила в зарегистрированный брак с Г.М., который на тот момент проходил службу в СВПЧ-2 ОНО МВД ДАССР. 25.12.2000г. он был уволен со службы из ОВД РФ по п. «в» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации утвержденного постановлением от 23 декабря 1992г. №4202-1 - по состоянию здоровья на основании свидетельства о болезни № ВВК МВД РД в звании майора внутренней службы. С 1991г. и на момент увольнения супруга со службы она не работала ввиду того, что супруг часто болел и ей приходилось ухаживать за ним. В 2005г. ей была установлена 2 группа инвалидности бессрочно в связи с заболеванием неврологического характера. 05.03.2009г. ее мужу Г.М. также была установлена 2 группа инвалидности. 28.01.2017г. Г.М. умер после тяжелой продолжительной болезни. После смерти супруга ее пенсии в размере 8 919 руб. не хватает для оплаты услуг ЖКХ, приобретения лекарств и обеспечения своей жизнедеятельности. Доходы, которые получал Г.М., были основным источником средств к существованию их семьи. В Центре финансового обеспечения отдела пенсионного обслуживания МВД России по РД ей дали письменный ответ, что в случае установления в судебном порядке факта ее нахождения на иждивении мужа ей может быть назначена пенсия по потере кормильца по линии МВД по РД в предполагаемом размере 12 336,89 руб.

Просила установить факт ее нахождения на иждивении мужа Г.М.

Решением Ленинского районного суда г.Махачкалы от 02 июня 2017 года которым постановлено:

«Заявление С.Г. удовлетворить.

Установить факт нахождения С.Г., уроженки с.Хунзах Хунзахского района РД, на иждивении супруга Г.М., уроженца с.Хунзах Хунзахского района РД».

В апелляционной жалобе представитель МВД по РД Н.Н. считает решение суда незаконным и необоснованным, просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований полностью.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 06 декабря 2017г. на основании п.4 ч.4 ст. 330 ГПК РФ, ч.5 ст. 330 ГПК РФ постановлено перейти к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, привлечь к делу в качестве заинтересованного лица МВД по РД.

В суде апелляционной инстанции С.Г. и ее представитель просили удовлетворить заявление по основаниям, изложенным в нем.

Представитель МВД по РД по доверенности К.Т. в удовлетворении заявления просила отказать.

Представитель ГУОПФР ПО РД А.Д. рассмотрение заявления С.Г. оставил на усмотрение суда.

Изучив и проверив материалы дела, выслушав участвующих по делу лиц, суд апелляционной инстанции считает заявление С.Г. о нахождении на иждивении супруга Г.М. не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 28 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» (далее - Закон РФ №4468-1) пенсия по случаю потери кормильца семьям погибших сотрудников органов внутренних дел назначается, если кормилец умер (погиб) во время прохождения службы или не позднее трех месяцев со дня увольнения со службы, либо позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы.

Абзац первый статьи 29 Закона РФ от № 4468-1 предусматривает, что право на пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умерших (погибших) сотрудников органов внутренних дел, состоявшие на их иждивении.

Согласно статье 31 Закона РФ от № 4468-1 члены семьи умершего считаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была бы для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Судом установлено, что в 2005 году, заявительнице С.Г. была установлена пенсия по инвалидности 2 группы, в связи с заболеваниями неврологического характера. Следовательно, еще при жизни своего супруга, у нее имелся доход в виде пенсии, размер которой на данный момент составляет не менее 8919 рублей ежемесячно.

Исходя из смысла статьи 179 ТК РФ иждивенцами признаются нетрудоспособные члены семьи, находящиеся на полном содержании работника или получающие от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию и для признания лица, находившимся на иждивении для получения пенсии по случаю потери кормильца, необходимо установление одновременно наличия следующих условий;

-нетрудоспособности лица (как установлено судом в 2017 году, на момент смерти супруга заявительница была нетрудоспособной и уже достигла возраста 55 лет);

-постоянности источника средств к существованию (заявительница имеет пенсию по 2 группе инвалидности);

-установления факта того, что такой источник является основным для существования лица.

Соответственно отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным, следует руководствоваться пунктом «б» части 3 статьи 29 Закона РФ №4468-1, согласно которому нетрудоспособными членами семьи считаются отец, мать и супруга, если они достигли возраста: мужчины - 60 лет, женщины - 55 лет, либо являются инвалидами.

Следовательно, в 2017 году, на момент смерти супруга заявительница являлась нетрудоспособной, однако имела пенсию, которая превышает прожиточный минимум, установленный в соответствии со статьей 4 Федерального закона от 24 октября 1997 года 1Э4-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации".

Частью 5 статьи 8 Федерального закона от 19 декабря 2016 г. № 415-ФЗ "О Федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов" установлена величина прожиточного минимума пенсионера в целом по Российской Федерации для определения размера федеральной социальной доплаты к пенсии на 2017 год в размере 8 540,0 рубля. Данное обстоятельство препятствует возможности установления факта нахождения на иждивении.

Также у заявительницы имеется совершеннолетняя трудоспособная дочь от совместного брака с Г.М., которая в силу части 1 статьи 87 СК РФ обязана содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них, несмотря на тот факт, что у нее также на иждивении свои несовершеннолетние дети. Факт проживания С.Г. совместного супругом не указывает о ее нахождении на иждивении супруга, как и то обстоятельство, что пенсия Г.М. превышала нынешнюю пенсию, получаемую заявительницей, не свидетельствует в понимании вышеуказанных нормативных правовых актов о ее нахождении на иждивении супруга.

С учетом вышеизложенного и, руководствуясь ст. 328, ст. 330, 194-198 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

решение Ленинского районного суда г.Махачкалы от 02 июня 2017 года отменить.

В удовлетворении заявления С.Г. об установлении факта нахождения на иждивении супруга Г.М. - отказать.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России