О признании незаконными действий, выразившихся в незаконном задержании транспортного средства

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 13 февраля 2018 г.                                                                г. Махачкала

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего судьи – А.К.,

судей – Ш.М., И.А.,

при секретаре – Р.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ш.М. административное дело по апелляционной жалобе М.Б. на решение Кировского районного суда г. Махачкалы от 11 октября 2017 года по делу по заявлению М.Б. к инспектору полка ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан Т.Э. о признании незаконными действий, выразившихся в незаконном задержании транспортного средства,

 

установила:

 

Административный истец М.Б. обратился в суд с административным исковым заявлением к инспектору полка ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан Т.Э. о признании незаконными действий, выразившихся в задержании транспортного средства марки «ВАЗ-2110», за совершение нарушения предусмотренного ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ.

В обосновании заявления указывает, что в 13 часов 18 минут его транспортное средство марки «ВАЗ-2110» за государственными регистрационными номерами № было задержано инспектором полка ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан майором полиции Т.Э. в гор. Махачкала и перемещено на эвакуаторе с места стоянки транспортных средств инвалидов на штрафную стоянку ООО «Махачкала терминал», за нарушение им ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ.

Не оспаривая факта нарушения ППД РФ, заявитель считает действия инспектора по задержанию транспортного средства и его эвакуации незаконными, поскольку после погрузки автомобиля на платформу эвакуатора он был готов на месте уплатить штраф за данное нарушение, однако инспектор не согласился с ним общаться, проследовав на специализированную стоянку.

Считает, что основания для задержания транспортного средства и перемещения его на штрафную стоянку отсутствовали.

Просит суд признать действия сотрудника ГИБДД, а также само задержание автомобиля, как применение меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, неправомерными.

Решением Кировского районного суда г. Махачкалы от 11 октября 2017 года в удовлетворении административного искового заявления М.Б. отказано.

На указанное решение М.Б. подана апелляционная жалоба с просьбой об отмене названного решения, со ссылкой на то, что в силу ч. 1.1 ст. 27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задержание транспортного средства прекращается непосредственно на месте задержания транспортного средства в присутствии лица, которое может управлять данным транспортным средством в соответствии с Правилами дорожного движения, если причина задержания транспортного средства устранена до начала движения транспортного средства, предназначенного для перемещения задержанного транспортного средства на специализированную стоянку.

Полагает, что он появился на месте правонарушение до того, как эвакуатор начал движение на специализированную стоянку, следовательно, необходимости в эвакуации транспортного средства не было. Он мог управлять своим автомобилем, т.к. не был лишен права и не являлся лицом отстраненным от управления транспортными средствами.

Судебное извещение о назначении судебного заседания на 13 февраля 2018 года направлено административному истцу М.Б. по адресу, указанному им в исковом заявлении и апелляционной жалобе (г. Махачкала, <адрес>, район Многопрофильной больницы, дом б/н).

Согласно имеющимся в отчете об отслеживании отправления сведениям, судебное извещение в связи с неоднократной попыткой вручения адресату возвращено в почтовое отделение. Срок его хранения истек 10 февраля 2018 года.

Применительно к правилам части 2 статьи 100 КАС РФ отказ в получении почтовой корреспонденции, о чем свидетельствует его возврат по истечении срока хранения, следует считать надлежащим извещением о слушании дела.

В связи с указанным, дело рассмотрено, согласно статье 150 КАС РФ, в отсутствие надлежаще извещенного, но не явившегося в судебное заседание административного истца М.Б.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, обсудив эти доводы, заслушав объяснения инспектора ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан Т.Э. и представителя МВД по Республике Дагестан А.К., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

На основании ст. 218 КАС РФ, гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В соответствии с ч. 1 ст. 27.13 КоАП РФ в целях пресечения нарушений правил эксплуатации, использования транспортного средства и управления транспортным средством соответствующего вида, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 12.7 КоАП РФ применяются задержание транспортного средства, то есть исключение транспортного средства из процесса перевозки людей и грузов путем перемещения его при помощи другого транспортного средства и помещения в ближайшее специально отведенное охраняемое место (на специализированную стоянку), и хранение на специализированной стоянке до устранения причины задержания.

На основании ч. 1.1. ст. 27.13 КоАП РФ задержание транспортного средства прекращается непосредственно на месте задержания транспортного средства в присутствии лица, которое может управлять данным транспортным средством в соответствии с Правилами дорожного движения, если причина задержания транспортного средства устранена до начала движения транспортного средства, предназначенного для перемещения задержанного транспортного средства на специализированную стоянку.

Пунктом 147.1 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 02 марта 2009 года N 185, определено, что в случае устранения причины задержания транспортного средства на месте выявления административного правонарушения, предоставление для управления транспортным средством иного лица, при отсутствии оснований для его отстранения от управления транспортным средством, до начала перемещения задерживаемого транспортного средства, помещение транспортного средства на специализированную стоянку не осуществляется.

При этом началом движения задержанного транспортного средства, как это установлено в ч. 1.1 ст. 27.13 КоАП РФ, следует понимать изменение его места расположения путем совершения маневра, протекающего не в движении, а в трогании с места стоянки.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела,  в 13 часов 18 минут инспектором полка ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан Т.Э. был составлен протокол  о задержании транспортного средства «ВАЗ-2110», государственный регистрационный знак № за совершение нарушения предусмотренного ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ. Транспортное средство эвакуировано и передано ООО «Махачкала терминал».

Постановлением инспектора полка ДПС УГИБДД МВД по Республике Дагестан И.Г. М.Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного штрафа в размере <.> рублей.

Достаточные данные, указывающие на совершение М.Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.19 КоАП РФ, были установлены должностным лицом органа ГИБДД, административное правонарушение административным истцом признано, штраф им оплачен.

Указанные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Признавая факт совершения им административного правонарушения, М.Б. считает незаконными действия сотрудника полиции Т.Э. по задержанию его автомобиля и последующей эвакуации его на стоянку.

Между тем, доводы истца о появлении его на месте правонарушения до начала движения эвакуатора, а, следовательно, отсутствия в связи с этим необходимости в эвакуации его транспортного средства на специализированную стоянку, не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и материалам дела.

То обстоятельство, что на месте выявления административного правонарушения водитель транспортного средства отсутствовал, подтверждается, в частности, видеозаписью, сделанной инспектором ГИБДД Т.Э., представленной в материалы дела.

Между тем, причины задержания транспортного средства должны быть устранены на момент его задержания, чего в данном случае произведено не было.

Как правильно указано судом, в соответствии с ч. 8 ст. 27.13 КоАП РФ, протокол о задержании транспортного средства в отсутствие водителя составляется в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи. В данном случае должностным лицом применена видеозапись задержания транспортного средства, что исключало необходимость привлечения к совершению указанного действия двух понятых.

Таким образом, суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда о том, что на момент составления протокола задержания транспортного средства, осуществленного по адресу <адрес> в месте задержания отсутствовало лицо, имеющее право управления данным автомобилем.

Доводы жалобы М.Б. основаны на неверном понимании норм действующего законодательства РФ и иной оценке представленных в дело доказательств, нежели данная судьей районного суда, оснований к чему судебной коллегией не установлено.

С учетом изложенного, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда не имеется. Решение суда постановлено с соблюдением норм процессуального права, нормы материального права, как и фактические обстоятельства дела, имеющие юридическое значение, судом первой инстанции, вопреки доводам апеллянта, применены и установлены верно.

Состоявшееся по делу судебное решение соответствует нормам материального и процессуального права, а содержащиеся в нем выводы - фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 308, 309 КАС РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Махачкалы от 6 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу М.Б. - без удовлетворения.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России