О признании незаконным приказа о расторжении контракта и увольнении из органов внутренних дел, восстановлении на занимаемую должность компенсации морального вреда

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 февраля 2018г. по делу №

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе председательствующего Н.Х.,

судей  А.В. и  Э.З.,

при секретаре  Ш.М.,

при участии прокурора отдела прокуратуры Республики Дагестан С.Г.,

рассмотрела гражданское дело в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе истца Ш.Ш. адвоката по доверенности М.К. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 5 декабря 2017 года, которым постановлено:

«В иске Ш.Ш. к МВД России по Республике Дагестан о признании незаконным приказа от 21 сентября 2017 года о расторжении контракта и увольнении из органов внутренних дел, восстановлении на занимаемую должность компенсации морального вреда - отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан А.В. объяснение представителя истца адвоката И.М., действовавшего на основании ордера № от 13.02.2018г., просившего решения суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска, представителя ответчика МВД по Республике Дагестан А.К., просившего решение суда оставить без изменения, заключение прокурора С.Г., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

представитель истца Ш.Ш. – адвокат М.К. обратился в суд с иском к МВД по Республике Дагестан  в интересах истца о восстановлении на службе, указав в обоснование иска, что приказом министра внутренних дел МВД по Республике Дагестан от 21 сентября 2017 г. Ш.Ш. оперативный дежурный ОМВД по Левашинскому району Республики Дагестан старший лейтенант полиции уволен из органов внутренних дел, основанием увольнения послужил рапорт Ш.Ш. от 20 сентября 2017 г.

С данным приказом либо его выпиской Ш.Ш. истец до настоящего времени не ознакомлен, поэтому не знает ни его номера, ни подробного содержания.

25 сентября 2017г. Ш.Ш. обратился на имя министра внутренних дел с рапортом, в котором просил не реализовать поданный им ранее рапорт об увольнении. Данный рапорт зарегистрирован в канцелярии ОМВД РФ по Левашинскому району 25 сентября 2017г. за вх. №

С 30 сентября 2017г., по указанию начальника ОМВД РФ по Левашинскому району полковника полиции A.M., Ш.Ш. закрыли вход в здание отдела. Со слов сотрудников отдела, несущих службу по охране здания отдела, причиной этому, якобы, является факт увольнения истца приказом МВД по Республике Дагестан.

Ш.Ш. не согласен с приказом об увольнении, так как рапорт истца от 20 сентября 2017 г. об увольнении со службы в органах внутренних дел был инициирован начальником ОМВД РФ по Левашинскому району полковником полиции A.M., который, преследуя цель скрыть от вышестоящего руководства случившееся в отделе 19 сентября 2017г. чрезвычайное происшествие, оказал на истца мощное психическое давление, выразившееся в неправомерном удерживании Ш.Ш. в течение длительного времени, после сдачи им суточного дежурства, в отделе, требуя написать указанный рапорт.

19 сентября 2017 г. Ш.Ш. заступил на дежурство оперативным дежурным и примерно в 10 часов 30 минут этого дня заступившая в суточный наряд в составе следственно-оперативной группы (СОГ) дознаватель ОМВД РФ по Левашинскому району Х.Г. получила по карточке заместитель табельный пистолет, автомат, бронежилет и каску. Примерно в 23 часа Х.Г. попросила Ш.Ш.принять оружие, так как собирается пойти на ужин. Получив разрешение начальника ОМВД по Левашинскому району полковника полиции A.M., Ш.Ш. вошел в комнату хранения оружия и предложил Х.Г. сдать оружие. Последняя заявила, что с ее пистолетом, что-то не так. Ш.Ш. осмотрел этот пистолет и обнаружил, что рукоятка пистолета больше стандартного, вследствие чего магазин болтался внутри рукоятки. Сверив номер на пистолете и на карточке-заместителе Ш.Ш. обнаружил, что номера не совпадают. После чего Ш.Ш. вместе с Х.Г. поднялся к начальнику отдела. Начальник отдела полковник полиции A.M. заявил, что данный пистолет является пневматическим пистолетом, переделанным для стрельбы боевыми патронами. После этого он был на сутки задержан в отделе, где на него начальником ОМВД по Левашинскому району полковником полиции A.M. оказывалось мощное давление с требованиями написать рапорт на увольнение по собственному желанию. В соответствии со статьей 84 Федерального закона от 30 ноября 2011г. N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закон «О службе») сотрудник органов внутренних дел имеет право расторгнуть контракт и уволиться со службы в органах внутренних дел по собственной инициативе до истечения срока действия контракта, подав в установленном порядке рапорт об этом за один месяц до даты увольнения. До истечения срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы в органах внутренних дел сотрудник органов внутренних дел вправе в любое время в письменной форме отозвать свой рапорт. В этом случае контракт с сотрудником не расторгается и увольнение со службы не производится, если на замещаемую этим сотрудником должность в органах внутренних дел не приглашен другой сотрудник или гражданин и (или) имеются законные основания для отказа такому сотруднику или гражданину в назначении на данную должность. С согласия руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя контракт может быть расторгнут и сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел до истечения срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы, но не ранее выполнения сотрудником требований, предусмотренных частью 7 статьи 89 настоящего Федерального закона.

В соответствии с частью 7 статьи 89 Закона «О службе» сотрудник органов внутренних дел, увольняемый со службы в органах внутренних дел, обязан сдать закрепленное за ним оружие, иное имущество и документы в соответствующее подразделение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел его территориального органа, подразделения, а служебное удостоверение и жетон с личным номером в соответствующее кадровое подразделение.

От истца никто не потребовал сдачи и до настоящего времени находятся у него служебное удостоверение и жетон с личным номером, соответственно, ответчик не имел права увольнять истца до сдачи им служебного удостоверения и жетона с личным номером в соответствующее кадровое подразделение.

Также ответчик обязан реализовать поданный истцом 25.09.2017 г. рапорт с просьбой не реализовывать поданный истцом рапорт от 20 сентября 2017 года об увольнении из ОВД.

В суде первой инстанции истец и его представитель просили удовлетворить иск в полном объеме также пояснили, что с представлением о его увольнении его не знакомили и беседу с ним не проводили, удостоверение, нагрудной знак и жетон он не терял, находятся у него дома, он их не сдал, поскольку не знал кому сдать.

Судом постановлено решение, резолютивная часть, которого приведена выше.

В апелляционной жалобе представитель истца М.К. просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Ш.Ш. полностью.

В обоснование жалобы указано, что судом не дана оценка показаниям A.M. в части того, что он может оградить от уголовной ответственности кого бы то не было и в части того, что истец должен нести ответственность за утерю табельного пи­столета, закрепленного за другим сотрудником, если в предусмотренном за­коном порядке не установлено лицо, виновное в этом. Материал, собранный в порядке ста­тей 144, 145 УПК РФ по факту подмены и хищения табельного ПМ №  года выпуска, закрепленного за полицейским Отдела МВД РФ по Левашинскому району Х.Г., в настоящее время, после многочис­ленных споров о подследственности и согласований в разных инстанциях направлен для принятия решения в порядке ст.ст. 144 и 145 УПК РФ в Левашинский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Республике Дагестан.

Автор жалобы указал, что по имеющимся у стороны истца сведениям уголовное дело возбуждено по факту хищения табельного пистолета, кто-либо в качестве подозреваемого, либо обвиняемого в совершении преступления в рамках этого дела не при­влечен.

Судом не дана какая-либо оценка допущенным ответчиком при издании оспариваемого приказа многочисленным нарушениям требований нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность органов внутренних дел.

Поскольку в соответствии со статьей 84 Закона «О службе» сотрудник органов внутренних дел имеет право расторгнуть контракт и уволиться со службы в органах внутренних дел по собственной инициативе до истечения срока действия контракта, подав в установленном порядке рапорт об этом за один месяц до даты увольнения. До истечения срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы в органах внутренних дел сотрудник органов внутренних дел вправе в любое время в письменной форме отозвать свой рапорт. В этом случае контракт с сотрудником не расторгается и увольнение со службы не производится, если на замещаемую этим сотрудни­ком должность в органах внутренних дел не приглашен другой сотрудник или гражданин и (или) имеются законные основания для отказа такому со­труднику или гражданину в назначении на данную должность. С согласия руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутрен­них дел или уполномоченного руководителя контракт может быть расторгнут и сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел до истечения срока предупреждения о расторжении контрак­та и об увольнении со службы, но не ранее выполнения сотрудником требо­ваний, предусмотренных частью 7 статьи 89 За­кона «О службе».

Из данной правовой нормы следует, что истец в течение месяца со дня подачи им рапорта об увольнении вправе отозвать свой рапорт, незави­симо от того, издан приказ об его увольнении или не издан, а ответчик обязан удовлетворить поданный истцом 25 сентября 2017 года рапорт с просьбой не реализовывать поданный им 20 сентября 2017 года рапорт об увольнении со службы в органах внутренних дел, поскольку до рассмотрения дела в суде первой инстанции, согласно показаниям начальника ОМВД РФ по Левашинскому району A.M., на замещаемую истцом должность кто-либо не назначен. В соответствии с частью 7 статьи 89 Закона «О службе» со­трудник органов внутренних дел, увольняемый со службы в органах внут­ренних дел, обязан сдать закрепленное за ним оружие, иное имущество и до­кументы в соответствующее подразделение федерального органа исполни­тельной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, под­разделения, а служебное удостоверение и жетон с личным номером в соот­ветствующее кадровое подразделение.

В возражении на апелляционную жалобу представитель МВД по Республике Дагестан А.К. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В суд апелляционной инстанции не явился истец Ш.Ш. надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения жалобы, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в его отсутствие в силу ч.3 ст. 167, ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Представитель истца М.К. направил в суд апелляционной инстанции ходатайство об отложении дела в связи с его занятостью по уголовному делу. Судебная коллегия, обсудив данное ходатайство с учетом мнения лиц, участвующих по делу определила, рассмотреть дело в его отсутствие, поскольку в зале суда присутствует другой представитель адвокат И.М., уважительные причины неявки в суд не представлены.

Проверив и изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения по правилам части 1 статьи 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов жалобы, выслушав заключение прокурора, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется.

Из материалов дела следует и судом установлено, что Ш.Ш. до увольнения проходил службу в органах внутренних дел на должности оперативного дежурного дежурной части ОМВД России по Левашинскому району в звании старший лейтенант полиции.

Из рапорта поданного истцом 20 сентября 2017 года на имя Министра внутренних дел по Республике Дагестан собственноручно оформленного, в котором он изъявляет свою волю и желание уволиться по п. 2 ч. 2 ст. 84 Закона «О службе» (по собственной инициативе), с указанием конкретной даты увольнения с 21 сентября 2017 года произведено увольнение истца.

С истцом проведена беседа 20 сентября 2017 года, в ходе которой истцу предложено, в том числе сдать служебное удостоверение, нагрудной знак и жетон, в сдаче чего он отказался, ссылаясь на их утерю, о чём составлен соответствующий акт (прилагается), по указанному факту составлено заключение по результатам служебной проверки, со дня увольнения истец на работу не выходил, свои служебные обязанности не исполнял.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 21 сентября 2017 г. №  л/с Ш.Ш. уволен со службы из органов внутренних дел с указанной им даты - с 21 сентября 2017  года.

Ш.Ш. 25 сентября 2017 года обратился на имя министра внутренних дел с рапортом, в котором просил не реализовать поданный им ранее рапорт об увольнении. Данный рапорт зарегистрирован в канцелярии ОМВД РФ по Левашинскому району 25 сентября 2017 года  за вх. №. т.е. по истечении 4-х дней со дня увольнении.

Как следует из материалов дела и установлено судом указанный истцом рапорт от 25 сентября 2017 года об отзыве его рапорта об увольнении от 20 сентября 2017 года не мог быть реализован, так как 21 сентября 2017 года III.Ш. был уже уволен, т.е. рапорт подан после издания приказа об увольнении.

В материалах дела на л.д. 37 также имеется собственноручный рапорт Ш.Ш. об увольнении по собственному желанию с 21 июля 2017г., на заявлении Ш.Ш. проставлена дата 20 сентября 2017 г., а на л.д. 40 имеется рапорт написанный истцом 25 сентября 2017 года собственноручно с просьбой не реализовывать представленный им рапорт об увольнении из органов внутренних дел  от 20 сентября 2017 года.

Из пояснений начальника ОМВД по Левашинскому району полковника полиции A.M., допрошенного судом, следует, что в связи обнаружением факта подмени пистолета боевого пневматическим пистолетом, переделанным для стрельбы боевыми патронами во время дежурства Ш.Ш. им было предложено написать рапорт об увольнении и было разъяснено о возможных последствиях, о данном факте сообщили в МВД по Республике Дагестан, откуда приехали уполномоченные люди, материал по данному факту они передали в следственные органы. Ш.Ш. подумав, после пришел с рапортом об его увольнении, он этот рапорт направил в МВД по Республике Дагестан, Ш. предложил сдать табельное оружие удостоверение и жетон, Ш. сдал оружие, а жетон и удостоверение и нагрудной знак сказал, что потерял, при этом присутствовали, зам. начальника полиции Б.А. и начальник полиции В.Г., он Ш.Ш. не заставлял написать рапорт, на него никакого давления не оказывал, он его в райотделе не удерживал и данное обстоятельство Б.А. и  В.Г. подтвердили в суде.

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел регулируется положениями Закона «О службе».

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 82 Закона «О службе» контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по инициативе сотрудника.

Порядок расторжения контракта и увольнение со службы в органах внутренних дел по инициативе сотрудника органов внутренних дел, установлен статьёй 84 Закона «О службе».

Согласно части 1 статьи 84 Закона «О службе» сотрудник органов внутренних дел имеет право расторгнуть контракт и уволиться со службы в органах внутренних дел по собственной инициативе до истечения срока действия контракта, подав в установленном порядке рапорт об этом за один месяц до даты увольнения. Частью 4 статьи 82 Закона «О службе» предусмотрено, что с согласия руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя контракт может быть расторгнут и сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел до истечения срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы, но не ранее выполнения сотрудником требований, предусмотренных частью 7 статьи 89 настоящего Федерального закона.

Довод представителя истца о том, что по смыслу ч. 1 и ч. 4 ст. 82 Закона о службе сотрудник может отозвать свой рапорт в течение месяца со дня её подачи, не зависимо - издан приказ об увольнении или нет, является ошибочным и сделан при неправильном понимании нормы права.

В ч. 4 ст. 82 Закона «О службе» прямо установлено, что сотрудник может быть уволен с согласия руководителя органов внутренних дел до истечения срока, установленного в ч. 1 указанной статьи, т.е. до истечения одного месяца со дня подачи рапорта об увольнении.

Таким образом, судом установлено и подтверждается материалами дела, что увольнение истца произведено на основании поданного им 20 сентября 2017 г. на имя Министра внутренних дел по Республике Дагестан собственноручно оформленного и подписанного рапорта, в котором он изъявляет свою волю и желание уволиться по п. 2 ч. 2 ст. 84 Закона «О службе» (по собственной инициативе), с указанием конкретной даты увольнения с 21 сентября 2017 года.

Обращаясь с исковыми требованиями Ш.Ш. ссылался на то, что заявление об увольнении по собственному желанию было написано в результате давления ответчика.

Судом первой инстанции проверен указанный довод и обоснованно сделан вывод о том, что не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что истец самостоятельно написал и предъявил рапорт об увольнении по собственному желанию, о наличии каких-либо причин, вынудивших истца уволиться по собственному желанию, ни в этом рапорте, ни в каких-либо иных документах указаний не содержится. Судом также не установлены и обстоятельства, связанные с реализацией истцом своего права на отзыв поданного заявления об увольнении по собственному желанию.

Судебная коллегия полагает, что в совокупности указанные выше обстоятельства свидетельствуют о совершении Ш.Ш. последовательных действий с намерением расторгнуть трудовой договор по собственному желанию. Доказательств, подтверждающих факты оказания на истца давления и принуждения при написании рапорта от 20 сентября 2017 года, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ Ш.Ш. доказательства оказания давления не представил, процедура и порядок увольнения не нарушен, соглашение об увольнении было заключено.

Кроме того, необходимо отметить, что ни в рапорте на увольнение от 20 сентября 2017 года и отзыве от 25 сентября 2017 года, ни в листе беседы и представлении к увольнению Ш.Ш. не указывает на факты оказанного давления и отсутствия добровольного волеизъявления на увольнение из органов внутренних дел.

Проверяя доводы истца, суд первой инстанции обоснованно исходил из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, данных в пп. "а" п.22 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника. Отклоняя довод истца о вынужденном характере увольнения, суд исходил из недоказанности истцом этого обстоятельства.

Доводы апелляционной жалобы не могут являться основанием к отмене судебного решения, поскольку не опровергают выводов суда, другие доводы жалобы не могут быть приняты во внимание. Оснований к отмене решения суда, предусмотренных ст.330 ГПК РФ, судебной коллегией не установлено.

Суд первой инстанции признал установленным и исходил из того, что увольнение Ш.Ш. является законным. Судебная коллегия соглашается с данным выводом и считает его правильным.

Изложенные в апелляционной жалобе ответчика доводы не опровергают выводов решения суда, не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены или изменения принятого судом решения не имеется.

Разрешая спор, суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, выводы суда не противоречат материалам дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно.

Нарушений норм материального или процессуального законодательства судом первой инстанции не допущено.

Руководствуясь ст. 328, ст. 329 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Советского районного суда г. Махачкалы от 5 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца Ш.Ш. адвоката М.К. – без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России