О признании заключения служебной проверки МВД по Республике Дагестан незаконным

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 января 2018 г.  по делу №

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего  Н.Х.,

судей  М.М., Э.З.,

при секретаре  С.А.,

с участием прокурора  С.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя   Г.А. – М.А.  на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 3 августа 2017 года,  которым постановлено:

«В иске  Г.А. к МВД по Республике Дагестан о признании заключения служебной проверки МВД по Республике Дагестан незаконным; признании приказа МВД по Республике Дагестан от 21 января 2016г. №  л/с в части расторжения контракта и его увольнения незаконным; восстановлении его в должности командира мобильного взвода отдельной специальной роты ППСП Отдела МВД России по г. Буйнакску, взыскании с МВД по Республике Дагестан в его пользу оплату за время прогула в период времени с 21 января 2016 года  по день восстановления на работе, сумму денежного довольствия; взыскании с МВД по Республике Дагестан  в его пользу расходы на адвоката в размере 50000 рублей отказать».

Заслушав доклад судьи  М.М., заключение прокурора  С.Г., полагавшей решение суда законным и обоснованным, объяснения истца  Г.А.,  судебная коллегия

 

установила:

 

Представитель  Г.А. – М.А. обратилась в суд с иском к МВД по Республике Дагестан о признании заключения служебной проверки МВД по Республике Дагестан от 28 декабря 2015г. незаконным, признании приказа от 21 января 2016г.  МВД по Республике Дагестан  №  л/с в части расторжении контракта и увольнения  Г.А. незаконным, о восстановлении   Г.А.  в должности командира мобильного взвода отдельной специальной роты ППСП Отдела МВД России по г.Буйнакску, о взыскании невыплаченной за время вынужденного прогула суммы денежного довольствия, и расходы на адвоката в размере 50000 рублей, указывая, что приказом МВД по Республике Дагестан  №  л/с  Г.А. был уволен из органов внутренних дел по п. 9 ч. 3 ст. 82 Закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации», (далее «Закон о службе») в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

В качестве проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника полиции,  Г.А.  вменили тот факт, что в отношении него было возбуждено уголовное дело по факту, якобы, совершения им преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

15 мая 2017 года Приговором Буйнакского городского суда  Г.А. был оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 3 ст. 159 УК РФ, ввиду отсутствия в его деяниях состава преступления. За ним признано в соответствии со ст.ст. 133-138 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе в трудовых правах.

6 июня 2017 года  апелляционным определением Верховного Суда Республики Дагестан приговор Буйнакского городского суда от 15 мая 2017 года оставлен без изменения, а апелляционное представление прокурора без удовлетворения.

Следовательно, доводы постановления о возбуждении уголовного дела в отношении  Г.А. в приговоре Буйнакского городского суда не нашли своего подтверждения, равно как и доводы обжалуемого заключения служебной проверки от 28 декабря 2015 года.

В связи с чем, заключение служебной проверки от 28 декабря 2015 г. в отношении  Г.А. не может быть признано законным и подлежит отмене. Подлежит отмене и приказ МВД по Республике Дагестан от  21 января 2016 г. № л/с в части увольнения из органов внутренних дел  Г.А., ввиду того, что основанием издания указанного приказа послужило обжалуемое заключение служебной проверки от 28 декабря 2015 г.

В связи с разъяснением права на реабилитацию  Г.А., подлежит зачету время его вынужденного прогула с  21 января 2015 года  по дату его восстановления на службе в органах внутренних дел в стаж службы в органах внутренних дел, дающий право на дополнительный отпуск, ежемесячную надбавку за стаж службы (выслугу лет), пенсию за выслугу лет и на иные социальные гарантии, установленные законодательством Российской Федерации, а также срок выслуги в специальном звании для присвоения очередного специального звания.

Также подлежит взысканию с МВД по Республике Дагестан в пользу  Г.А.  невыплаченную за время вынужденного прогула сумму денежного довольствия.

Судом постановлено указанное выше решение.

Считая решение суда незаконным, принятым с допущением грубых нарушений норм как материального, так и процессуального права, представитель  Г.А. – М.А. подала апелляционную жалобу на указанное решение.

Из апелляционной жалобы следует, что вывод суда первой инстанции о том, что совершение истцом дисциплинарного проступка не связано с вмененным ему органами следствия преступлением, является неверным.

Доводы постановления о возбуждении уголовного дела в отношении  Г.А.  в приговоре Буйнакского городского суда не нашли своего подтверждения, равно как и доводы обжалуемого заключения служебной проверки от  28 декабря 2015 г.  В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ за оправданным  Г.А.  было закреплено право на реабилитацию.

Следовательно, ввиду того, что за  Г.А.  было признано право на реабилитацию, а оно предполагает, в соответствие со ст. 133 Кодекса, восстановление его, в том числе, в трудовых правах, которые были нарушены в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела и вменением ему факта, якобы, получения от  А.  денежных средств.

Заключение по материалам служебной проверки не может быть отнесено к доказательству, свидетельствующему о наличии в действиях  Г.А. проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, т.к., оно полностью дублирует постановление о возбуждении уголовного дела и не имеет ни одного материала, свидетельствующего о самостоятельном дисциплинарном расследовании обстоятельств совершения  Г.А.  дисциплинарного  проступка.

Согласно приказу МВД России  № от 24 декабря 2008 г.  у  Г.А.  должны были отобрать объяснение до вынесения заключения служебной проверки. Данная норма ответчиком была нарушена.

Истец не был поставлен в известность о проводимой служебной проверке, ему не была дана возможность дать по данному поводу объяснения, что является существенным процессуальным нарушением, без устранения которых невозможны восстановление и защита прав истца.

Полагает, что ответчиком не было представлено в суд доказательств, обосновывающих совершение истцом дисциплинарного проступка.

Согласно ч. 1 ст. 49 Закона «О службе», нарушение служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного Устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента и т.д. Письменные доказательства, на которые ссылается ответчик в обоснование вины   Г.А. в совершении дисциплинарного проступка, взяты из материалов уголовного дела, которым суд первой и апелляционной инстанции дал оценку, признав  Г.А. невиновным во вмененном ему преступлении (проступка).

Ссылаясь на совершение  Г.А.  дисциплинарного проступка, ответчик должен представить в суд доказательства, собранные им в рамках дисциплинарного производства.

Решение по материалам уголовного дела, принятое Буйнакским городским судом, является преюдициальным в соответствии со ст. 61 ГПК РФ.

Согласно ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Несостоятельными являются выводы суда первой инстанции о том, что  Г.А. пропущен срок для обращения в суд. В обоснование своего вывода суд указал, что  Г.А. должен был обжаловать приказ об увольнении в течение месяца со дня ознакомления с указанным приказом. Однако, в материалах гражданского дела не было сведений о том, что  Г.А. был ознакомлен с обжалуемым приказом об увольнении.

 Г. о своем увольнении узнал лишь после того, как был оправдан и Приговор суда вступил в законную силу. Копия приказа им была получена после вступления Приговора о его оправдании в законную силу, т.е. 6 июня 2017 года.

При вынесении обжалуемого решения, суд первой инстанции не дал оценку доводам истца о том, что лишь 6 июня 2017 года  за ним было признано право на реабилитацию, в том числе в трудовых правах. Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что  Г.А.  пропущен срок исковой давности, не состоятелен.

В возражении на апелляционную жалобу представитель МВД по Республике Дагестан  А.К.  просил оставить решение суда без изменения как законное и обоснованное.

На основании ст.ст.167, 327 ГПК РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие сторон, извещенных о времени и месте рассмотрения дела, признав причины их неявки неуважительными.

Выслушав объяснение сторон, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел  регулируется положениями Закона «О службе».

Согласно п.п. 13 и 14 ч. 1 ст. 12 Закона «О службе» сотрудник органов внутренних дел обязан: - сообщать непосредственному руководителю (начальнику) о возникновении личной заинтересованности, которая может привести к возникновению конфликта интересов при выполнении служебных обязанностей, и принимать меры по предотвращению такого конфликта;

- уведомлять в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции, о каждом случае обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционного правонарушения.

Аналогичные обязанности сотрудника полиции закреплены и в п.п. 13 и 14 ч. 1 ст. 27 Федерального закона от  7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции».

В силу п. 2 ч.1 ст. 13 Закона «О службе», предусматривающего требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. а также государственной власти.

В соответствии с ч.1 ст. 49 Закона «О службе» нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав. Частью 2 статьи 47 Закона «О службе» определено, что в целях обеспечения и укрепления служебной дисциплины руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и уполномоченным руководителем к сотруднику органов внутренних дел могут применяться меры поощрения и на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, предусмотренные статьями 48 и 50 Закона «О службе».

Согласно пункту 6 части 1 статьи 50 Закона «О службе» на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины может налагаться дисциплинарное взыскание в виде увольнения со службы в органах внутренних дел по соответствующим основаниям. Порядок и сроки применения к сотрудникам органов внутренних дел дисциплинарных взысканий установлены статьей 51 названного федерального закона. Служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (определение Конституционного Суда Российской Федерации от  16 апреля 2009 г.  № 566-0-0).

В силу пункта 9 части 3 статьи 82 Закона «О службе» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Из содержания приведенных норм с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что в случае совершения сотрудником органов внутренних дел проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, он подлежит безусловному увольнению со службы, а контракт с ним - расторжению.

Применение других мер ответственности в данном случае невозможно, поскольку закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника иной более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел.

Увольнение сотрудника органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, обусловлено особым правовым статусом указанных лиц.

Как усматривается из материалов дела истец проходил службу в органах внутренних дел с 2009 года, с 2011 года - в должности командира взвода отдельной специальной роты ППСП Отдела МВД России по городу Буйнакск, присвоено звание - лейтенант полиции.

Основанием увольнения истца со службы в органах внутренних дел послужило заключение по результатам служебной проверки, утверждённое  28 декабря 2015 года.

В рамках служебной проверки установлено, что командир взвода отдельной специальной роты ППСП Отдела МВД России по городу Буйнакск   Г.А., в нарушении требований п.п. 13 и 14 ч. 1 ст. 27 Закона  «О полиции», п.п. 13 и 14 ч. 1 ст. 12 и п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона «О службе», а также не исполнения в полной мере своих обязанностей согласно должностному регламенту (должностной инструкции), и в целях незаконного получения материальной выгоды, используя своё служебное положение, удостоверившись у заявителя  А.У. в возможности выплаты денежных средств в сумме 50 тысяч рублей, под предлогом не избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, 27 ноября 2015 года получил от последнего муляж указанной суммы денег, что привело к его задержанию сотрудниками ОРЧ СБ МВД по Республике Дагестан, чем совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел.

Пунктом 2 заключения, за совершённый  Г.А.  проступок, порочащего честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел, на основании п. 9 ч. 3 ст. 82 Закона  «О службе» принято решение о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде увольнения со службы в органах внутренних дел.

Приказом МВД по Республике Дагестан от  15 января 2016г.  № л/с  Г.А. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы в органах внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Приказом МВД по Республике Дагестан от  21 января 2016г. № л/с с  Г.А. расторгнут контракт и он уволен со службы в органах внутренних дел с 21 января 2016 года по п. 9 ч. 3 ст. 82 Закона «О службе» - в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Доводы апелляционной жалобы о том, что приговором Буйнакского городского суда от  15 мая 2017 года  он оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, ввиду отсутствия в его деяниях состава преступления, а следовательно, доводы постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела в приговоре не нашли своего подтверждения, равно как и доводы обжалуемого заключения служебной проверки от 28 декабря 2015 г., судебная коллегия считает не состоятельными.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что причиной увольнения  Г.А. со службы послужил совершенный им проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, умаляющий авторитет сотрудника органов внутренних дел, который был подтвержден в ходе проведения служебной проверки. Этот проступок противоречил требованиям, предъявляемым к сотрудникам органов внутренних дел, независимо от того, предусмотрена ли за его совершение административная либо уголовная ответственность.

Недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, не означает отсутствие в действиях  Г.А.  дисциплинарного проступка, который был установлен в рамках проведенной служебной проверки, порядок проведения которой утверждён приказом МВД России от 26 марта 2016г. №161  и соблюден МВД по Республике Дагестан.

Из объяснения  Г.А., взятого в день его задержания 27 ноября 2015 года  указано: «..., что денежные средства от  А.У. я сам не вымогал, но на его предложение получить их от него я соблазнился и согласился, хотя в своём содеянном очень раскаиваюсь».

Таким образом, для решения вопроса о законности увольнения истца со службы в органах внутренних дел юридически значимым обстоятельством являлось установление совершения сотрудником органов внутренних дел действий, нарушающих профессионально-этические принципы, нравственные правила поведения, закрепленные приведенными выше положениями нормативных правовых актов, как при исполнении служебных обязанностей, так и вне служебной деятельности, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов внутренних дел.

Кроме того, осуждение сотрудника за преступление, прекращение в отношении его уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, является самостоятельным основанием для увольнения и предусмотрено п. 7 ч. 3 ст. 82 Закона «О службе».

Данная мера ответчиком к истцу не применялась, истец уволен за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел и поэтому доводы представителя истца, что истец имеет право на реабилитацию, в том числе и в восстановлении трудовых прав, суд считает не состоятельными.

Кроме того, судебная коллегия не соглашается с доводом представителя истца о том, что выводы суда первой инстанции о пропуске   Г.А.  срока для обращения в суд являются несостоятельными.

Согласно ч. 4 ст. 72 Закона «О службе», сотрудник органов внутренних дел или гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел либо ранее состоявший на службе в органах внутренних дел, для разрешения служебного спора может обратиться к руководителю федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченному руководителю либо в суд в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а для разрешения служебного спора, связанного с увольнением со службы в органах внутренних дел, в течение одного месяца со дня ознакомления с приказом об увольнении.

Как разъяснено в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от  17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и т. д.).

В силу п. 30.15 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 26 марта 2013 г. N 161, сотрудник (председатель и члены комиссии), проводящий служебную проверку, обязан ознакомить сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, в случае его обращения, оформленного в письменном виде, с заключением по ее результатам.

Выводы суда первой инстанции:  Г.А. при ознакомлении с материалами уголовного дела не мог не знать о наличии заключения служебной проверки, с января 2016 года начинается исчисляться срок обращении в суд, срок обращения в суд им на момент обращения в суд (июль 2017 года) пропущен без уважительной причины - судебная коллегия считает обоснованными.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что, разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства; данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ; выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам; нормы материального и процессуального права при разрешении данного трудового спора судом применены верно; правовых оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, в апелляционной жалобе истца не приведено.

Руководствуясь ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Махачкалы от 3 августа 2017 года  оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя истца - без удовлетворения.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России