Об отмене приказов МВД по Республике Дагестан об увольнении, восстановлении на работе

 

 

 

                                                      РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

16 апреля 2018 года.                                                                         г.Махачкала

Федеральный суд Советского района г.Махачкала в составе: председательствующего судьи Э.М., при секретаре А.Н., с участием помощника прокурора Советского района г.Махачкалы М.А., представителя истца М.А. - адвоката И.М., действующего на основании доверенности и ордера, представителя ответчика МВД по РД Р.А., действующей на основании доверенности, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению М.А. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан об отмене приказов МВД по Республике Дагестан об увольнении, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, морального вреда и процентов в связи с неправомерным удержанием заработной платы,

 

УСТАНОВИЛ:

М.А. обратился в суд с иском к МВД по РД об отмене приказа МВД по РД об увольнении, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, морального вреда и процентов в связи с неправомерным удержанием заработной платы, в обоснование исковых требований указывая, что приказом МВД по Республике Дагестан  от 12 июля 2017 г., он был уволен со службы в органах внутренних дел, по п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30 ноября 2011г. №342-ФЗ за проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел. Он был уволен из полиции, в связи с составлением инспектором ДТП ГИБДД МВД РД в отношении него протокола об административном правонарушении выразившимся в невыполнении им законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования от 17 мая 2017 года.

Свое увольнение из органов внутренних дел считает незаконным по тем основаниям, что составление протокола об административном правонарушении сопровождалось грубыми нарушениями действующего законодательства Российской Федерации.

Протокол об административном правонарушении от 18 мая 2017 года составлен лицом, которое не скрывало личной неприязни и составлен с привлечением в качестве понятых: М.М. и М.М.

В протоколе об отстранении от управления транспортным средством от 17 мая 2017 года в качестве понятых указаны: М.М., МВД по РД, и З.Н.,

В протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 17.05.2017 года в качестве понятых также указаны: М.М., МВД по РД, и З.Н., МВД по РД.

В Акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 17 мая 2017 года в качестве понятых также указаны: М.М., МВД по РД, и З.Н., МВД по РД, где в графе «результат освидетельствования» имеется запись «отказался, не проводился».

В соответствии с решением Мирового судьи судебного участка №70 Левашинского района Республики Дагестан от 31 октября 2017 года, производство по делу № об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ в отношении М.А., постановлено прекратить за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Доказательства, полученные работниками ГИБДД РД с нарушением требований КоАП РФ, судом признаны недопустимыми.

С учетом вышеизложенного мировой судья пришел к выводу об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения.

В соответствии с частями 1 и 2 ст. 61 ГПК РФ постановление Мирового судьи с/у №70 Левашинского района РД М-А.Н. от 31 октября 2017 года дело № для рассматриваемого иска о восстановления его на государственной службе в МВД России имеет преюдициальное значение:

Судом, признаны незаконными и нарушающими конституционные права гражданина РФ административные постановления и протокола, составленные в отношении него.

Его семья, находится в тяжелом материальном положении. Он единственный кормилец в семье.

15 апреля 2014 года скончалась его дочь А.М. 1 марта 2013 года рождения;

На его иждивении находятся сын М.М. 28 февраля 2014 года рождения, дочь А.М. 15 мая 2016 года рождения инвалид с детства, неработающая супруга, осуществляющая уход за сыном и дочерью инвалидом, также на его иждивении находится его отец инвалид второй группы после перенесенной операции на сердце, о чем имеется справка МО «сельсовет «Хаджалмахинский» Левашинского района РД от 26 января 2018г.

В соответствии с ч.2 ст.34 закона «О полиции» на него распространяются нормы Трудового законодательства Российской Федерации, в случаях, не урегулированных специальными законами. В связи с этим, его статус единственного кормильца, защищен ч.4 ст.261 Трудового Кодекса Российской Федерации, так как нормами специальных законов, регулирующих службу в полиции, этот статус не предусмотрен. Исходя из норм Трудового законодательства Российской Федерации, лицо, обладающее статусом, защищенным ч.4 ст.261 Трудового Кодекса Российской Федерации, не может быть уволен в соответствии со ст.81 Трудового Кодекса Российской Федерации (расторжение трудовых отношений по инициативе работодателя), кроме «виновных» случаев. В перечне, так называемых «виновных» случаев, предусмотренных ст.81 Трудового Кодекса Российской Федерации, отсутствует понятие: совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. Считает, что, проводя аналогию закона, исходя из принципа трактования сомнений в пользу гражданина, нужно применить положение ч.4 ст.261 Трудового Кодекса Российской Федерации, для защиты интересов, малолетних и несовершеннолетних детей, единственным кормильцем которых, он является. Ответчик, своими действиями, оставил его, и его семью, без средств к существованию, чем поставил на грань выживания.

На основании изложенного в иске, просит суд отменить приказ МВД по Республике Дагестан № от 12 июля 2017 года об увольнении и восстановить его на службе в должности младшего инспектора кинолога ОМВД России по Левашинскому району Республики Дагестан; взыскать с ответчика, сумму денежного довольствия, не полученного, за период вынужденного прогула, из расчета среднего, полученного за последние три месяца; взыскать с ответчика в его пользу моральный вред, в сумме, эквивалентной десятикратному размеру, среднемесячного денежного довольствия. В связи с неправомерным удержанием заработной платы, в соответствии с ключевой ставкой Банка России взыскать с ответчика проценты на сумму долга в соответствии с 4.1 ст.395 ГК РФ.

В ходе рассмотрения дела, истцом исковые требования уточнены, согласно уточненным требованиям просит суд отменить приказ МВД РД от 12.07.2017 года за № и приказ ОМВД России по Левашинскому району от 11.08.2017г. за №, привлечено в качестве соответчика ОМВД России по Левашинскому району.

В судебное заседание истец М.А., будучи извещен надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в суд не явился, воспользовавшись правом на ведение дела через представителя.

Представитель истца И.М. по доверенности и ордеру в деле, поддержали исковые требования, уточнив их сначала в части номера и даты приказов МВД по РД об отмене которых ставится вопрос и заявив требование о привлечении в качестве ответчика ОМВД России по Левашинскому району Республики Дагестан, далее уточнив их, со ссылкой на постановление мирового судьи судебного участка №70 Левашинского района Республики Дагестан, в части причин не проведения медицинского освидетельствования М.А., просил по доводам, изложенным в ходатайстве о восстановлении срока исковой давности, признать причины пропуска срока исковой давности уважительными и восстановить срок исковой давности на обращение в суд по данному трудовому спору. На основании доводов, изложенных в иске, просил суд исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика Р.А. по доверенности в деле представила материалы личного дела М.А. и пояснила, что истец уволен из ОВД приказом ОМВД России по Левашинскому району от 11 августа 2017г. № л/с, на основании п.9 ч.3 ст.82 Закона «О службе» в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

В связи с отказом истца ознакомиться с указанным приказом об увольнении был составлен акт от 14 августа 2017 года.

Однако в суд с исковыми требованиями о восстановлении на работе истец обратился 2 февраля 2018 года, то есть спустя более 5 месяцев.

Тем самым, истцом пропущен месячный срок обращения в суд по спорам об увольнении, предусмотренный пунктом 4 статьи 72 Закона «О службе», аналогичные сроки предусмотрены и ст.392 ТК РФ.

В соответствии с п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015г. № 43, Пленума ВАС РФ от 15 ноября 2001г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности» заявление о пропуске сроков исковой давности относится к самостоятельному основанию для отказа в иске в связи с чем суд может отказать в удовлетворении только на этом основании без фактического исследования других доказательств.

По результатам рассмотрения докладной записки начальника УРЛС МВД по Республике Дагестан полковника внутренней службы Сахаватова С.З. Министром внутренних дел по Республике Дагестан 30 мая 2017 г. было назначено проведение служебной проверки в отношении Магомедова М.А., по результатам которой утверждено заключение от 28 июня 2017 г.

Заключением служебной проверки установлено, что 17 мая 2017 года, примерно в 22 часа 30 минут, вблизи по пр. И.Шамиля, г. Махачкалы, сотрудниками УКОН и инспекторами ДПС Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан, несших службу в составе наряда «Байкал-270». для проверки была остановлена автомашина «ВАЗ-217050», под управлением М.А., бывшего младшего инспектора кинолога кинологической группы Отдела МВД России по Левашинскому району Республики Дагестан, у которого имелись признаки алкогольного опьянения. На законное требование инспектора Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан пройти медицинское освидетельствование на определение степени опьянения, М.А. отказался, в связи с чем на последнего был собран административный материал по ч.1 ст. 12.26 КоАП Российской Федерации, что подтверждается:

рапортом оперуполномоченного УКОН МВД по Республике Дагестан старшего лейтенанта полиции М.М., объяснениями инспекторов Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан: лейтенанта полиции М.Ш. и лейтенанта полиции М.М.:

актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 17 мая 2017г., составленного инспектором Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан лейтенантом полиции М.Ш. в отношении М.А., из которого следует, что последний от прохождения освидетельствования на состояние опьянения отказался;

актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством от 17 мая 2017г., выданного ГБУ РД «Республиканский наркологический диспансер», из которого следует, что М.А. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения отказался;

протоколом об административном правонарушении от 18 мая 2017г., составленного инспектором Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан лейтенантом полиции М.Ш. в отношении М.А., за управление автомашиной «ВАЗ-217050» с признаками алкогольного опьянения и не выполнения законного требования должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В своих объяснениях, полученных в рамках служебной проверки, М.А. указывает, что его автомашину остановили сотрудники Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан и УКОН МВД по Республике Дагестан, проводившие профилактические мероприятия. Он вышел из автомашины и предъявил документы на транспортное средство и право его управления. Однако сотрудники полиции стали вести себя грубо и потребовали, чтобы он выложил содержимое карманов на капот автомашины, что он и сделал. Вышеуказанные сотрудники провели досмотр его автомашины, в результате которого ими были обнаружены сильнодействующие лекарственные препараты: 4 таблетки трамадола, 8 таблеток кетарола, 5 ампул реланиума, 3 медицинских шприца и пузырек нафтизина, которые принадлежали его брату гражданину Ш.А. В последующем, инспектора ДПС отстранив его от управления автомашиной, доставили в Республиканский наркологический диспансер, где он в присутствии врача-нарколога отказался от прохождения медицинского освидетельствования на определение степени опьянения, в связи с чем, инспектором ДПС ОБ ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан на него был собран соответствующий административный материал.

Таким образом, М.А. в ходе служебной проверки признал, что он отказался от прохождения медицинского освидетельствования на определение степени опьянения.

Указанные обстоятельства также подтверждают в своих объяснениях сотрудники ДПС ГИБДД МВД по РД лейтенант полиции М.Ш. и лейтенант полиции М.М. (копии объяснений представлены).

По результатам служебной проверки было установлено, что, будучи сотрудником полиции, М.А. в нарушении требований п.п.1 и 2 ч.1 ст. 12, п.2 ч.1 ст. 13 Федерального закона от 30.11.2011 №342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», п.п.1, 12 ч.1 ст.27 Федерального закона от 7 февраля 2011г. №3-ФЗ «О полиции», п.п.«а» и «в» п.5 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012г. за №1377, п,п.«ж» п.11, п.п.12 и 13 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23.12.2010г. и Директивы МВД России от 27.02.2015г. №1дсп «О мерах по укреплению служебной дисциплины и законности в органах внутренних дел Российской Федерации», 17 мая 2017года  управлял личным автотранспортом с признаками алкогольного опьянения и не выполнил законное требование должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, что, в соответствии с п.9 ч.3 ст.82 Закона «О службе», что является основанием для расторжения контракта и увольнению его со службы из органов внутренних дел.

В соответствии с п.47 приказа МВД России от 26 марта 2013г. №161 «Об утверждении Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации» сотрудник, в отношении которого проводилась служебная проверка, вправе обжаловать заключение по результатам служебной проверки вышестоящему руководителю (начальнику) либо в суд.

Истцом, не заявлены исковые требования о признании незаконным заключения служебной проверки.

Таким образом, заключение служебной проверки не обжаловано ни вышестоящему руководителю (начальнику), ни в суд.

Заключение служебной проверки о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения из ОВД М.А. реализовано приказом МВД по Республике Дагестан от 12 июля 2017 г. № л/с.

Приказ МВД по Республике Дагестан от 12 июля 2017г. № л/с является приказом о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения в установленном порядке (обзорный приказ) изданный в целях реализации заключения служебной проверки. Данный приказ не является приказом об увольнении, так как данным приказом с истцом не был расторгнут контракт.

В соответствии с ч. 15 ст.51 Закона «О службе», дисциплинарные взыскания, предусмотренные пунктами 5 (перевод на нижестоящую должность) и 6 (увольнение) части 1 статьи 50 Закона «О службе», исполняются не позднее чем через два месяца со дня издания приказа об их наложении.

Приказ ОМВД России по Левашинскому району № л/с о расторжении контракта и увольнении из ОВД М.А. издан 11 августа 2017 г., т.е. не позднее чем через два месяца со дня издания приказа о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения.

Таким образом, процедура увольнения соблюдена.

При осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции (пункт 2 части 1 статьи 13 Закона «О службе», часть 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции»), что обусловлено повышенными репутационными требованиями к сотрудникам органов внутренних дел как носителям публичной власти и возложенной на них обязанностью по применению в необходимых случаях мер государственного принуждения и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел, является особым видом государственной службы, сотрудники проходящие службу в этих органах, обладают специальным правовым статусом, обусловленным выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности.

Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, установил для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (Определение Конституционного суда РФ от 3 июля 2014 года №1486 - О).

Поступив на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанности соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности. На основании изложенного в возражениях, просила в удовлетворении исковых требований отказать.

Представитель ответчика ОМВД России по Левашинскому району А.А. доверенности в деле исковые требования М.А., не признал, просил в их удовлетворении отказать в полном объеме. На последнее судебное заседание, будучи извещен надлежащим образом о времени, месте рассмотрения дела, в суд не явился, причин уважительности не явки не сообщил, в связи с чем, определено рассмотреть дело в его отсутствие, в соответствии с ч.3 ст. 167 ГПК РФ.

Помощник прокурора Советского района г.Махачкалы М.А., по итогам рассмотрения дела, в соответствии с п.3 ст. 45 ГПК РФ вынес заключение, что М.А. уволен с соблюдением процедуры увольнения и на законных основаниях, в связи с чем, по мнению помощника прокурора, в удовлетворении его исковых требований следует отказать в полном объеме.

Выслушав пояснения сторон, исследовав письменные материалы дела, материалы личного дела, допросив свидетелей, оценив собранные по делу доказательства в совокупности, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.57 ГПК РФ, доказательства по гражданскому делу представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Согласно ч.1 ст.67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Отношения, связанные с прохождением и прекращением службы в органах внутренних дел, регулируются специальными федеральными законами: Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 30 ноября 2011 г. №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, ведомственными приказами и инструкциями, изданными в пределах их полномочий.

В соответствии со ст.34 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ "О полиции" служба в полиции осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации, регламентирующим вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, с учетом положений настоящего Федерального закона.

В силу ст.12 Закона «О службе» сотрудник органов внутренних дел обязан не допускать злоупотреблений служебными полномочиями, соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел, а также соблюдать требования к служебному поведению сотрудника.

Согласно п.2 ч.1 ст. 13 Закона «О службе», при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

Согласно ч.4 ст.7 Закона "О полиции" сотрудник полиции, как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции.

В соответствии с приказом МВД России от 31 октября 2013 г. №883 приказ МВД России от 24 декабря 2008 г. №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации» признан утратившим силу. Этим же приказом дано указание руководствоваться в системе МВД России до издания Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации Типовым кодексом этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих.

Пунктом 11 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции от 23 декабря 2010г. (протокол №21), предусмотрено, что государственные (муниципальные) служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны:

а) исполнять должностные обязанности добросовестно и на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы государственных органов и органов местного самоуправления;

в)  осуществлять свою деятельность в пределах полномочий соответствующего государственного органа и органа местного самоуправления;

г) быть независимыми от влияния отдельных граждан;

д) исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению ими должностных обязанностей;

и) соблюдать нормы служебной, профессиональной этики и правила делового поведения;

м) воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в добросовестном исполнении государственным (муниципальным) служащим должностных обязанностей.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных. Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности.

Таким образом, возможность увольнения сотрудников органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, то есть за несоблюдение добровольно принятых на себя обязательств, предусмотренных законодательством, обусловлена особым правовым статусом указанных лиц (Определение Конституционного Суда РФ от 19 июня 2012 года № 1174-0).

Возможность увольнения со службы сотрудника полиции, более не отвечающего указанным требованиям, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка.

В соответствии с пунктом 9 части 3 статьи 82 Закона «О службе» сотрудник ОВД подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника ОВД. Указанная правовая норма по методу правового регулирования является императивной (отсутствие альтернативы). Увольнение за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника ОВД, является предусмотренным законодательством РФ способом восстановления авторитета полиции, укрепления поддержки и доверия к органам внутренних дел со стороны граждан.

Как установлено судом и следует из материалов дела (послужной список № с личного дела М.А.) истец М.А. на основании приказа ОМВД по Левашинскому району Республики Дагестан от 6 сентября 2010 г. № принят на службу стажером в должности милиционера взвода ППСМ, с 6 декабря 2010 года (приказ ОВД по Левашинскому Республики Дагестан от 06.12.2010г. №) в должности милиционера взвода ППСМ.

На основании приказа ОМВД по Левашинскому району Республики Дагестан от 11.08.2017г. № истец уволен из органов внутренних дел по пункту 9 части 3 ст.82 Закона «О службе» (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел).

Согласно Акту начальника ОМВД по Левашинскому району Республики Дагестан A.M. от 14 августа 2017г., составленного в присутствии заместителя начальника полиции по ООП Б.А., оперуполномоченного уголовного розыска Г.М., и подписанного указанными должностными лицами, истец М.А. отказался от ознакомления с приказом об увольнении из органов внутренних дел от 11.08.2017г. №.

Допрошенные в ходе рассмотрения дела в качестве свидетелей - начальник ОВД по Левашинскому району Республики Дагестан A.M., его заместитель Б.А. и оперуполномоченный Г.М. содержание Акта от 14 августа 2017 года  об отказе от ознакомления с приказом об увольнении и свои подписи, учиненные в нем, подтвердили.

Из заключения по результатам служебной проверки, утвержденного министром внутренних дел по Республике Дагестан A.M. 28 июня 2017 года, следует, что 2 июня 2017 года, в Инспекцию по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан поступила докладная записка начальника УРЛС МВД по Республике Дагестан полковника внутренней службы С.З. о допущенном младшим инспектором кинологом кинологической группы Отдела МВД России по Левашинскому району старшим сержантом полиции М.А. нарушении требований Правил дорожного движения Российской Федерации, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 12.26 КоАП Российской Федерации.

По результатам служебной проверки установлено, что младший инспектор кинолог кинологической группы Отдела МВД России по Левашинскому району старший сержант полиции М.А., в нарушение требований пунктов 1 и 2 части 1 статьи 12, пункта 2 части 1 статьи 13 Закона «О службе»,  пунктов 1, 12 части 1 статьи 27 Закона  «О полиции», подпунктов «а» и «в» пункта 5 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации  14 октября 2012г. за № 1377, подпункта «ж» пункта 11, пунктов 12 и 13 Типового кодекса этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010г. и Директивы МВД России от 27 февраля 2015г. № 1дсп «О мерах по укреплению служебной дисциплины и законности в органах внутренних дел Российской Федерации», 17 мая 2017 года управлял личным автотранспортом с признаками алкогольного опьянения и не выполнил законное требование должностного лица о прохождении медицинского осмотра инспекторов Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан, в судебном заседании обсуждены, допрошены свидетели - должностные лица, учинившие в указанных документах подписи, которые, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, подтвердили в судебном заседании содержание этих документов и свои подписи, в связи с чем, каких-либо оснований для признания заключения по результатам служебной проверки недопустимым доказательством, судом не установлено, в связи с чем, в удовлетворении данных ходатайства, отказано.

При указанных обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что порядок наложения дисциплинарных взысканий на сотрудника органов внутренних дел, предусмотренный статьей 51 Закона «О службе», а также порядок назначения и проведения служебной проверки, регламентированные статьей 52 Закона «О службе» и приказом МВД России от 26 марта 2013г. №161, ответчиком соблюдены, и проведены в установленном законом порядке.

Представленным истцом суду постановлением мирового судьи судебного участка №70 Левашинского района Республики Дагестан от 31 октября 2017 г., вынесенное в отношении М.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, несмотря на установление мировым судьей нарушения порядка освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, при вышеуказанных обстоятельствах, установленных служебной проверкой, подтверждается факт управления истцом М.А. транспортным средством в момент его остановки сотрудниками ДПС Полка ДПС ГИБДД по РД.

Факт управления М.А. принадлежащей ему автомашиной «ВАЗ- 217050» и последующего его отказа выполнить законные требования сотрудника ДПС пройти медицинское освидетельствование для установления состояния алкогольного опьянения, подтверждается показаниями допрошенных в судебном свидетелей М.Ш., З.Ш. и Ш.А. и исследованными материалами дела, что свидетельствует о совершении истцом порочащего честь сотрудника органов внутренних дел проступка, и соответственно действия, нарушающего профессионально-этические принципы, нравственные правила поведения, закрепленные положениями нормативно-правовых актов, подрывающих деловую репутацию и авторитет органов внутренних дел, чем нарушены требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел.

Оценив представленные в материалах дела доказательства, в совокупности с материалами служебной проверки в отношении истца и показаниями свидетелей, в соответствии со ст.ст. 59, 60, 67, 71 ГПК РФ, суд приходит к выводу о том, что М.А. законно уволен по основанию, предусмотренному п.9 ч.3 ст.82 Закона «О службе» в виду совершения им проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника ОВД, в связи с чем, с учетом заключения прокурора, полагавшего также, что увольнение М.А. произведено на законных основаниях и с соблюдением процедуры увольнения, оснований для удовлетворения исковых требований М.А., суд не находит.

Оснований для удовлетворения заявления истца о восстановлении срока исковой давности (общий срок), который установлен ст. 196 ГК РФ в три года, суд не находит, поскольку общие сроки, установленные ГК РФ к трудовым спорам, не применимы, согласно п.1 ст.392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Аналогичные нормы содержатся в части 4 статьи 72 Закона «О службе», согласно которой сотрудник органов внутренних дел или гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел либо ранее состоявший на службе в органах внутренних дел, для разрешения служебного спора может обратиться к руководителю федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченному руководителю либо в суд в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а для разрешения служебного спора, связанного с увольнением со службы в органах внутренних дел, в течение одного месяца со дня ознакомления с приказом об увольнении,

В случае пропуска по уважительным причинам сроков, установленных частью 4 названной статьи, руководитель федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченный руководитель вправе продлить соответствующий срок и рассмотреть служебный спор по существу (часть 5 статьи 72 Закона «О службе»).

Частью 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

В случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда указывается только на установление судом данных обстоятельств (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Приведенный в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации перечень уважительных причин пропуска работником установленного законом срока для обращения в суд с иском о разрешении индивидуального трудового спора, является примерным и ориентирует суды на тщательное исследование всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска работником такого срока. При этом суд, оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, действует не произвольно, а проверяет и учитывает всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших лицу своевременно обратиться за разрешением трудового спора.

Разъяснения, данные в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года №2, подлежат применению и при рассмотрении судом служебных споров.

Законом «О службе» установлен определенный срок - один месяц со дня ознакомления с приказом об увольнении, в течение которого сотрудник органов внутренних дел может обратиться, в том числе в суд за разрешением служебного спора, связанного с увольнением со службы из органов внутренних дел, и три месяца по иным служебным спорам.

Истец с требованиями о признании приказа МВД по Республике Дагестан о расторжении контракта и увольнении от 11 августа 2017 года и о наложении дисциплинарного взыскания от 12 июля 2017 года незаконными, обратился в суд с иском 8 февраля 2018г.

Как установлено судом, истец М.А. 14 августа 2017г. отказался ознакомиться с приказом о его увольнении, о чем был составлен соответствующий акт, следовательно, приказ МВД по Республике Дагестан о расторжении контракта и увольнении от 11 августа 2017г.   обжалован истцом спустя полгода, в связи с чем, оснований для признания пропуска срока исковой давности, суд не находит.

При установленных обстоятельствах, и с учетом заключения прокурора, оснований для удовлетворения исковых требований, заявленных М.А., судом не установлено, в связи с чем, в удовлетворении исковых требований М.А., следует отказать.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований М.А. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан, ОМВД об отмене приказа МВД по Республике Дагестан от 12.07.2017 г., приказа ОМВД России по Левашинскому району Республики Дагестан от 11 августа 2017 г.; восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и процентов в. связи с неправомерным удержанием заработной платы, отказать.

 




 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России