О признании незаконным выводы заключения служебной проверки МВД по РД

 Решение

Именем Российской Федерации

18 апреля 2018 года                                                                г. Махачкала

Советский районный суд г. Махачкалы в составе: председательствующего судьи Г.Г. при секретаре Д.С.

с участием помощника прокурора Советского района г. Махачкала М.

истца: М.А. и его представителя М.М. представителя ответчика МВД по РД: К.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании гр.дело по иску МА. к МВД по РД о признании незаконным выводы заключения служебной проверки МВД по РД от 12.02.2018 года, о признании приказа МВД по РД года его увольнении из органов внутренних дел незаконным восстановлении его на службе в ОВД в должности ОУ УУР МВД по РД, взыскании заработной платы за период вынужденного прогула.

 

Установил:

М.А. обратился в суд с иском к МВД по РД о взыскании заработной платы и морального вреда мотивируя иск тем, что с 2004 года он проходил службу в органах внутренних дел, а с 2017 года по 01.03.2018 года  оперуполномоченным УУР МВД по РД и дисциплинарных взысканий не имел.

Приказом МВД по РД он уволен из органов внутренних дел по п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (далее ФЗ № 342-ФЗ) в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД.

Основанием увольнения послужило заключение служебной проверки МВД по Республике Дагестан от 12.02.2018 года.

Согласно заключению служебной проверки, дисциплинарное взыскание в виде увольнения на него наложено за совершение проступка порочащего честь сотрудника ОВД, наносящего урон престижу, авторитету, доброму имени и высокому званию сотрудника полиции, выразившееся в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и приглашении в свой служебный кабинет М.Р., принимавшего участие в качестве понятого при составлении административного материала от 03.12.2017 года, якобы для его уговора с целью избежания ответственности за допущенное им правонарушение, дать ложные сведения лицу, проводящему служебную проверку и при рассмотрении данного административного материала в суде о том, что тот не принимал участие в качестве понятого при сборе административного материала».

Считают выводы заключения служебной проверки не обоснованными и не соответствующими действительности, а приказ об увольнении из ОВД незаконным, так как проступка, порочащего честь сотрудника ОВД, он не совершал, автомобилем в состоянии алкогольного опьянения не управлял, ПДД РФ не нарушал и к даче ложных сведений М.Р. не уговаривал по следующим основаниям:

03.12.2017 года примерно в 00 час.30 мин. он ехал домой на автомобиле под управлением М.Г., где на пересечении и г.Махачкалы их остановили сотрудники ДПС, в ходе проверки документов они обвинили М.Г. в нарушении Правил дорожного движения Российской Федерации (далее ПДД РФ), в связи с чем он представившись сотрудником УУР МВД по РД попросил их отпустить. Видимо это не понравилось сотрудникам ДПС, и они потребовали сесть в наш автомобиль, а после чего заявив о том, что он потребил спиртные напитки, доставили в наркологический диспансер для медицинского освидетельствования.

В мировом суде ему стало известно, что в отношении него собран административный материал, предусмотренный ч.1 ст. 12.8 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее КоАП РФ). В качестве доказательства приобщены процессуальные документы, составленные без его участия, из которых ему стало известно, при их составлении якобы участия принимали понятые A.M. и М.Р., которые фактически на месте не присутствовали.

В связи с чем, 15.01.2018 года он пригласил М.Р. в кабинет, для выяснения обстоятельств его привлечения в качестве понятого и подписания им процессуальных документов, в ходе чего он сообщил, что на месте не присутствовал и никакие процессуальные документы не подписывал. Спустя некоторое время в кабинет зашёл сотрудник ДПС М.Г. и стал грубо разговаривать, провоцируя его на конфликт, а через некоторое время он же по телефону «02» сообщил ложные сведения.

Из заключения служебной проверки следует, что якобы в целях избежания ответственности за допущенное им правонарушение якобы он уговаривал М.Р. принимавшего участие в качестве понятого при составлении вышеуказанного административного материала, дать ложные сведения лицу, проводящему служебную проверку и при рассмотрении данного административного материала в суде о том, что тот не принимал участие в качестве понятого при сборе в отношении него административного материала.

Данные выводы считает ложными и не соответствующими действительности, так как он встретился с М.Р. 15.01.2018 года, а служебная проверка была назначена 16.01.2018 года, то есть раньше, чем была назначена служебная проверка, а потому он не мог просить об этом у М.Р. Кроме того, о назначении служебной проверки ему стало известно в ходе его письменного опроса от 22.01.2018 года.

В части 1 статьи 49 № 342-ФЗ установлено, что нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником ОВД законодательства РФ, Дисциплинарного устава ОВД РФ, должностного регламента, правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в ОВД и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В силу ч.3 ст.52 ФЗ № 342-ФЗ предусмотрено, что при проведении служебной проверки в отношении сотрудника ОВД должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка, вины сотрудника, причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка, характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка, наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в ОВД.

Считает, что служебная проверка в отношении него проведена с нарушением требований Приказа МВД России от 26.03.2013г. № 161 «Об утверждении порядка проведения служебной проверки в органах и подразделениях МВД РФ» не полно и не всесторонне, без учета степени вины и тяжести поступка, личности как сотрудника ОВД, а также его отношение к труду (ч.5 ст. 192 ТК РФ).

Этим условиям служебная проверка не отвечает, а выводы о том, что он совершил проступок, порочащий честь сотрудника ОВД, наносящего урон престижу, авторитету, доброму имени и высокому званию сотрудника полиции, выразившееся в управлении транспортным средством в состоянии опьянения является необоснованными.

В силу подпункта 2 ч. 6 ст. 52 ФЗ № 342-ФЗ, сотрудник ОВД, в отношении которого проводится служебная проверка имеет право: ознакомиться с заключением по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну.

Считает, что согласно п. 30.15 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях МВД России,  утвержденного приказом МВД России от 26 марта 2013 года № 161. сотрудник, проводящий служебную проверку, обязан ознакомить сотрудника, в отношении которого проведена служебная проверка, в случае его обращения, оформленного в письменном виде, с заключением по ее результатам.

О том, что служебная проверка завершена ему стало известно в мировом суде судебного участка № 1 Кировского района г.Махачкалы 01.03.2018 года, в связи с чем в этот же день он обратился с рапортом на имя Министра внутренних дел по РД для ознакомления с материалами служебной проверки, однако сотрудником, проводившим служебную проверку неправомерно ему было отказано ссылаясь на то, что материалы являются документами для служебного пользования.

Он грубого нарушения служебной дисциплины не совершал, а всего лишь выяснял у М.Р. почему он подписал процессуальные документы если не присутствовал на месте.

Полагает, что согласно п.39 Дисциплинарного Устава ОВД РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 14 октября 2012 года за № 1377. сотрудник привлекается к дисциплинарной ответственности только за то нарушение служебной дисциплины, в совершении которого установлена его вина.

Дисциплинарное взыскание в соответствии с п. 40 Дисциплинарного Устава ОВД России, утвержденного Указом Президента РФ № 1377 от 14 октября 2012г. должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, прежнее поведение сотрудника, совершившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения и другие обстоятельства.

Доказательства, свидетельствующие не только о том, что сотрудник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, в силу положений ст. 56 ГПК РФ, должен представлять ответчик.

Заключением служебной проверки якобы установлено, что факт его управления автомобилем в состоянии опьянения подтверждается видеозаписью, представленного ст.инспектором ДПС М.Г.

Между тем к материалам административного дела приложен DVD - диск с видеозаписями крайне низкого качества, то есть в них полностью отсутствуют данные о том, кто и когда проводит процессуальное действие, какое это действие, отсутствует разъяснение прав и других необходимых положений, требуемых в соответствие с Административным регламентом. Также отсутствуют сведения о составлении в его присутствии процессуальных документов, о проведении процедуры ознакомления с протоколами и вручении их копий.

Порядок наложения на сотрудников ОВД дисциплинарных взысканий предусмотрен ст. 51 ФЗ № 342-ФЗ.

О наложении на сотрудника ОВД дисциплинарного взыскания издается приказ руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Уполномоченный руководитель обязан в течение трех рабочих дней ознакомить сотрудника ОВД под расписку с приказом о наложении на него дисциплинарного взыскания.

В силу п. 5 ст. 89 ФЗ № 342-ФЗ от 30.11.2011 на сотрудника ОВД увольняемого со службы в ОВД. оформляется представление, содержащее сведения об основании увольнения, о стаже службы (выслуге лет) в ОВД, возрасте, состоянии здоровья сотрудника, наличии у него прав на получение социальных гарантий в зависимости от основания увольнения, а также иные сведения, перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В нарушение указанной нормы до увольнения из ОВД он не ознакомлен с представлением к увольнению, а также в нарушение п. 12 приказа МВД России № 1065 от 30.11.2012 года с ним беседа не проведена.

Таким образом, не установив, в чем именно выразилось совершение проступка, порочащего честь сотрудника ОВД, предусмотренного п.9 ч.3 ст.82 ФЗ № 342-ФЗ ответчик произвел его увольнение.

Просит признать приказ Министра внутренних дел по Республике Дагестан об его увольнении из органов внутренних дел незаконным и необоснованным.

Признать незаконными выводы заключения служебной проверки МВД по Республике Дагестан от 12.02.2018 года.

Восстановить его на службе в органах внутренних дел на должность оперативного уполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан путем назначения на ранее занимаемую должность и присвоением специального звания «капитан полиции». Взыскать с МВД по Республике Дагестан заработную плату за период вынужденного прогула с 01.03.2018 года.

Представитель МВД по доверенности просит в иске отказать, представив возражения из которых следует что в Советский районный суд г. Махачкалы с исковыми требованиями к МВД по Республике Дагестан о признании незаконными и заключения служебной проверки, восстановлении на службе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула обратился М.А.

С исковыми требованиями не согласны по следующим основаниям.

На основании докладной записки начальника УРЛС МВД по Республике Дагестан полковника внутренней службы С.З. по факту составления административного материала по части 1 статьи 12.8. КоАП РФ в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А. была проведена служебная проверка, в ходе которой было установлено следующее : во исполнение требований пункта 9 Плана мероприятий МВД по Республике Дагестан по реализации требований Директивы МВД России от 27 февраля 2015 № 1дсп «О мерах по укреплению служебной дисциплины и законности в органах внутренних Российской Федерации» и пункта 6.3 Плана работы УРЛС МВД по Республике Дагестан на 2-е полугодие 2017 года, была осуществлена сверка по базе пофамильной картотеке Информационного центра МВД по Республике Дагестан на предмет привлечения сотрудников органов внутренних дел республики к административной ответственности за грубое нарушение требований Правил дорожного движения Российской Федерации, санкция статей которых, предусматривает лишение водительского удостоверения на право управления транспортным средством и наложение крупного административного штрафа, по результатам которой выявлено, что 03.12.2017 на оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., составлен административный материал за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, ответственность за которое, предусмотрена частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, а также за разворот в нарушение требований разметки проезжей части дороги, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 12.16 КоАП РФ.

Считает, что факт управления, в 00 часов 30 минут 03.12.2017, капитаном полиции М.А. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и совершение им разворота в нарушение требований разметки проезжей части дороги подтверждается следующими документами:

-       протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 03.12.2017, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А.,

-    протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 03.12.2017, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., из которого следует, что последний от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте остановки транспортного средства отказался, при наличии у указанного признаков опьянения, в виде: запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи;

-   актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 03.12.2017, составленным на месте остановки для проверки, старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы)          Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., согласно которого последний от прохождения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отказался на месте его остановки, при этом у капитана полиции М.А. имелись признаки алкогольного опьянения, такие как: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, резкое изменение окраски кожных покровов лица;

актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 03.12.2017, составленным врачом-наркологом ГБУ РД «Республиканский наркологический диспансер МЗ РД», из которого следует, что по результатам освидетельствования, в 01 часов 30 минут 03.12.2017. у оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А. установлено алкогольное опьянение;

-      протоколом об административном правонарушении, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношения оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., из которого следует, что последний управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения;

- протоколом о задержании транспортного средства, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республик Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиций М.А. из которого следует, что автомашина, управляемая вышеуказанным водворена на штраф стоянку г. Махачкалы.

Кроме того, факт управления М.А., в 00 часов 30 минут 03.12.2017, автомашиной подтверждается видеозаписью, представленной старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г, на котором видно, как капитан полиции М.А, в вышеуказанное время обращается к старшему лейтенанту полиции М.Г. с просьбой не составлять в отношении него административный материал за управление им транспортным средством в состоянии опьянения, то есть за совершение им административного правонарушения. На данной видеозаписи капитан полиции М.А. поясняет инспектору ДПС, что он является сотрудником полиции, с выслугой лет более 14 лет, и что при составлении в отношении него данного административного материала он будет уволен из органов внутренних дел, в связи с чем просит инспектора ДПС не составлять в отношении него данный материал. Также, просмотр видеозаписи, произведенной в служебном кабинете нарколога Республиканского наркологического диспансера г. Махачкалы, установлено, что в помещении наркологического диспансера капитан полиции М.А. проходит медицинское освидетельствование на состояние опьянения, по результатам которого у последнего установлено состояние алкогольного опьянения. На вышеуказанных записях капитан полиции М.А. не отрицает факт управления им автомашиной в момент остановки инспектором ДПС для проверки данного транспортного средства и беспрекословно выполняет все законные требования старшего инспектора ДПС.

Таким образом, считают по результатам служебной проверки установлено, что оперуполномоченный УУР МВД по Республике Дагестан капитан полиции М.А., в нарушение требований пункта 3 части 3 статьи 4, пунктов 1 и 2 части 1 статьи 12, пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» 3 декабря 2017 года управлял автомашиной в состоянии алкогольного опьянения, а также 15 января 2018 года, с целью избежания ответственности за допущенное им административное нарушение, пригласил в ОБОП УУР МВД по Республике Дагестан гражданина М.Р., принимавшего участие в качестве понятого при составлении административного материала, попытался уговорить его сообщить ложные сведения о том, что последний не принимал никакого участия при составлении протокола.

Своими действиями М.А. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел и на основании этого просят в удовлетворении требований отказать.

Выслушав объяснение сторон, исследовав материалы дела, прокурора полагавшего необходимым в иске отказать суд приходит к следующему.

Как усматривается из материалов дела на основании докладной записки начальника УРЛС МВД по Республике Дагестан полковника внутренней службы С.З. по факту составления административного материала по части 1 статьи 12.8. КоАП РФ в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А. была проведена служебная проверка, в ходе которой было установлено следующее: во исполнение требований пункта 9 Плана мероприятий МВД по Республике Дагестан по реализации требований Директивы МВД России от 27.02.2015 № 1дсп «О мерах по укреплению служебной дисциплины и законности в органах внутренних Российской Федерации» и пункта 6.3 Плана работы УРЛС МВД по Республике Дагестан на 2-е полугодие 2017 года, была осуществлена сверка по базе пофамильной картотеке Информационного центра МВД по Республике Дагестан на предмет привлечения сотрудников органов внутренних дел республики к административной ответственности за грубое нарушение требований Правил дорожного движения Российской Федерации, санкция статей которых, предусматривает лишение водительского удостоверения на право управления транспортным средством и наложение крупного административного штрафа, по результатам которой выявлено, что 03.12.2017 на оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., составлен административный материал за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, ответственность за которое, предусмотрена частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, а также за разворот в нарушение требований разметки проезжей части дороги, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 12.16 КоАП РФ.

Факт управления, в 00 часов 30 минут 03.12.2017, капитаном полиции М.А. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и совершение им разворота в нарушение требований разметки проезжей части дороги подтверждается следующими документами:

-       протоколом об отстранении от управления транспортным средством, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А.,

-    протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения от 03.12.2017, составленным старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., из которого следует, что последний от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте остановки транспортного средства отказался, при наличии у указанного признаков опьянения, в виде: запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи;

-   актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, составленным на месте остановки для проверки, старшим инспектором ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старшим лейтенантом полиции М.Г. в отношении оперуполномоченного УУР МВД по Республике Дагестан капитана полиции М.А., согласно которого последний от прохождения медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отказался на месте его остановки, при этом у капитана полиции М.А. имелись признаки алкогольного опьянения, такие как: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, резкое изменение окраски кожных покровов лица;

актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, составленным врачом-наркологом ГБУ РД «Республиканский наркологический диспансер МЗ РД», из которого следует, что по внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» 3 декабря 2017 года управлял автомашиной в состоянии алкогольного опьянения, а также 15 января 2018 года, с целью избежания ответственности за допущенное им административное нарушение, пригласил в ОБОП УУР МВД по Республике Дагестан гражданина М.Р., принимавшего участие в качестве понятого при составлении административного материала, попытался уговорить его сообщить ложные сведения о том, что последний не принимал никакого участия при составлении протокола.

Своими действиями М.А. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел и на основании этого просят в удовлетворении требований отказать.

Допрошенный в качестве свидетеля старший инспектор ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан старший лейтенант полиции М.Г. пояснил, что 3 декабря 2017 года, он находился на дежурстве в составе наряда «Байкал-330». Совместно с ним службу в указанном наряде нес инспектор ДПС лейтенант полиции Ю.К., с которым они обеспечивали безопасность дорожного движения на территории Кировского района г. Махачкалы. Примерно в 00 часов 20 минут 03.12.2017, на троллейбусном кольце г. Махачкалы, им была остановлена для проверки автомашина, водитель которой в нарушение требований Правил дорожного движения Российской Федерации совершил выезд на встречную полосу движения, соединенный с разворотом. При проверке документов у водителя указанного транспортного средства на автомашину и на право управления ею, указанный представился М.А. и сообщил, что он является сотрудником УУР МВД по РД. В ходе разговора с М.А. он почувствовал от указанного резкий запах алкоголя изо рта, в связи с чем им было предложено М.А. пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянение на месте остановки для проверки, однако указанный проходить освидетельствование на месте отказался. В последующем, М.А. им был отстранен от управления транспортным средством и для прохождения медицинского освидетельствования был доставлен в Республиканский наркологический диспансер г. Махачкалы. По результатам медицинского освидетельствования М.А. в РНД г. Махачкалы у последнего было установлено состояние алкогольного опьянения, в связи с чем в отношении последнего им был составлен административный материал по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. С составлением в отношении него данного административного материала М.А. был полностью согласен и не отрицал факт управления автомашиной в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, в отношении М.А. был составлен административный протокол по ч. 2 ст. 12.16 КоАП РФ. Автомашина, управляемая М.А. была водворена на штраф стоянку. Сообщенные в ходе опроса в рамках служебной проверки капитаном полиции М.А. сведения о том, что якобы 03.12.2017 он не управлял автомашиной, когда был остановлен для проверки инспектором ДПС, не соответствуют действительности. В момент остановки автомашины управлял данной автомашиной именно М.А. После допущения нарушения Правил дорожного движения Российской Федерации (выезд на встречную полосу соединенный с разворотом) на троллейбусном кольце г. Махачкалы М.А. был ими замечен, в связи с чем он на служебной автомашине догнал автомашину, управляемую М.А. и требовал от последнего остановиться, указанный, будучи за рулем, несколько раз ему и напарнику ответил «сейчас», но тем временем продолжал движение, из-за чего ему пришлось своей автомашиной перекрыть дорогу автомашине, управляемой М.А. После остановки автомашин они вышли с напарником со своей автомашины и подошли к водительской двери автомашины, за рулем которой находился М.А. В последующем, последний при сборе в отношении него административного материала по ч. 1 ст. 12.8 и ч. 2 12.16 КоАП РФ не отрицал факт управления автомашиной в состоянии алкогольного опьянения и просил не составлять на него данный материал, так как его уволят из органов внутренних дел. 15.01.2018, капитан полиции М.А., после того как ему стало известно о проводимой в отношении него служебной проверки по вышеуказанному факту, пригласил к себе в служебный кабинет ОБОП УУР МВД по Республике Дагестан, расположенный по адресу, М.Р.. который принимал участие в качестве понятого при сборе вышеуказанного административного материала в отношении М.А. по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, где просил гражданина М.Р., чтобы тот дал пояснения в ходе опроса в рамках служебной проверки и на суде, что участие при сборе в отношении него административного материала не принимал. Однако гражданин М.Р. просьбу капитана полиции М.А. выполнять отказался и о вышеуказанном сообщил при сборе материала предварительной проверки, собранного по телефонному сообщению, поступившее в дежурную часть ОП по Кировскому району УМВД России по г. Махачкале также, днем 15.01.2018 капитан полиции М.А. встречался: с гражданином М.Р. в г. Махачкале, где в ходе встречи просил последнего сообщить ложные сведения о том, что тот не присутствовал в сборе в отношении него административного материалу.

Аналогичные объяснения дал свидетель -инспектор ДПС (по обслуживанию г. Махачкалы) Полка ДПС ГИБДД MBД по Республике Дагестан лейтенант полиции Г. пояснив, что за рулем автомашины в тот вечер находился истец в нетрезвом состоянии.

Таким образом по результатам служебной проверки установлено, что оперуполномоченный УУР МВД по Республике Дагестан капитан полиции М.А., в нарушение требований пункта 3 части 3 статьи 4, пунктов 1 и 2 части 1 статьи 12, пункта 2 части 1 статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» 3 декабря 2017 года управлял автомашиной в состоянии алкогольного опьянения, а также 15 января 2018 года, с целью избежания ответственности за допущенное им административное нарушение, пригласил в ОБОП УУР МВД по Республике Дагестан гражданина М.Р., принимавшего участие в качестве понятого при составлении административного материала, попытался уговорить его сообщить ложные сведения о том, что последний не принимал никакого участия при составлении протокола.

Своими действиями М.А. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел.

В силу пункта 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Разрешая спор с учетом установленных по делу обстоятельств на основании совокупности собранных по делу доказательств, суд, руководствуясь положениями Федерального закона N 342-ФЗ от 30 ноября 2011 года "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", пришел к выводу о наличии у ответчика оснований увольнения истца со службы в органах внутренних дел, поскольку факт совершения им проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, нашел свое подтверждение.

В соответствии с пунктом 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 1174 «О службе в органах внутренних дел» является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (Постановление от 6 июня 1995 года N 7-П, Определения от 21 декабря 2004 года N 460-0 и от 16 апреля 2009 года № 566-0-0).

Возможность увольнения со службы сотрудника полиции, более не отвечающего указанным требованиям, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способным надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка.

Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности. Таким образом, возможность увольнения сотрудников органов внутренних дел (в том числе до 1 марта 2011 года - милиции, после 1 марта 2011 года - полиции) за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, то есть за несоблюдение добровольно принятых на себя обязательств, предусмотренных законодательством, обусловлена особым правовым статусом указанных лиц.

В силу статьи 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

Как следует из пункта 1 статьи 8 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 24 декабря 2008 года N 1138, поведение сотрудника всегда и при любых обстоятельствах должно быть безупречным, соответствовать высоким стандартам профессионализма и нравственно-этическим принципам стража правопорядка. Ничто не должно порочить деловую репутацию и авторитет сотрудника.

Анализ нормы, содержащейся в пункте 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", позволяет сделать вывод о невозможности продолжения службы сотрудником органов внутренних дел, совершившим проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел. При этом закон не предоставляет руководителю органа внутренних дел права избрания для такого сотрудника более мягкой меры ответственности, чем увольнение из органов внутренних дел.

Порядок увольнения соблюден, объяснение истца было получено собеседование проведено.

Служебная проверка проведена в соответствии со ст.52 «Закона о службе" и приказа МВД России от 26 марта 2013 г. N 161 «Об утверждении порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях МВД России».

После обращении истца рапортом об его ознакомлении истцу было направлено письмо о необходимости ему явиться в удобное время для ознакомления в Инспекцию по личному составу.

Не является основанием для признания увольнения истца не законным не ознакомлении истца с приказом увольнения в пределах трех дневного срока.

При указанных обстоятельствах основании для удовлетворении иска М.А. к МВД по РД о признании незаконным выводы заключения служебной проверки МВД по РД от 12.02.2018 года, о признании приказа МВД по РД об его увольнении из органов внутренних дел незаконным восстановлении его на службе в ОВД в должности ОУ УУР МВД по РД, взыскании заработной платы за период прогула не имеются и по этому в иске следует отказать.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ суд,

 

Решил:

В иске М.А. к МВД по РД о признании незаконным выводы заключения служебной проверки МВД по РД от 12 февраля 2018 года, о признании приказа МВД по РД об его увольнении из органов внутренних дел незаконным восстановлении его на службе в ОВД в должности ОУ УУР МВД по РД, взыскании заработной платы за период прогула отказать.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России