О признании незаконными заключения служебной проверки, проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан

РЕШЕНИЕ

 ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 марта 2019 года                                                                  г. Махачкала

Советский районный суд г. Махачкалы в составе: председательствующего судьи О.

С участием: представителей истца А. и З. Представителя ответчика МВД по Республике Дагестан Д. При секретаре И.

Рассмотрев открытом, судебном заседании гражданское дело по иску

С. к Министерству внутренних дел Российской Федерации по Республике Дагестан о признании незаконными заключения служебной проверки, проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан и заключения дополнительной проверки проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан и признании факта гибели сотрудника полиции ОМВД России по Хасавюртовскому району Г. в результате ДТП, имевшего место 10 июля 2018 года при исполнении им служебных обязанностей

Установил:

С. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел Российской Федерации по Республике Дагестан о признании незаконными заключения служебной проверки, проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан и заключения дополнительной проверки проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан и признании факта гибели сотрудника полиции ОМВД России по Хасавюртовскому району Г. в результате ДТП, имевшего место при исполнении им служебных обязанностей. В обоснование иска указывает на то, что ее супруг Г. состоял на службе ОМВД России по Хасавюртовскому району и в период несения службы 10 июля 2018 года,, примерно 22 часа 10 минут на 727 км. автодороги ФАД «Кавказ» ее супруг Г., управляя автомобилем марки <…> за государственным регистрационным знаком <…> попал в ДТП, в результате чего, он и пассажир другой автомашины <…> скончались на месте ДТП.

По факту гибели ее супруга, Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан была проведена служебная проверка, и 10 августа 2018 года врио Министра внутренних дел по Республике Дагестан Б. утверждено заключение по ней, по результатам которой, признано, что смерть старшего лейтенанта полиции Г. наступила не при выполнении служебных обязанностей. Из заключения проверки следует, установленным, что осмотром книги выдачи и приема вооружения и боеприпасов ОМВД России по Хасавюртовскому району на 10.07.2018г. сотрудники ОБ ППСП указанного отдела, в том числе и погибший Г. в 18 часов 30 минут сдали полученные ими на период несения службы оружие и боеприпасы. Помимо этого, согласно данным спутниковой карты, Г. убыл со службы в 19 часов 30 минут и следовательно, что в момент гибели Г. находился вне службы, т.к. следовал на принадлежащем ему автомобиле <…> по личным вопросам, не связанным с его служебной деятельностью, поэтому находился не при выполнении служебных обязанностей.

Согласно фотографий сделанных на месте ДТП, очевидцами ДТП, а также пояснений очевидцев ДТП, видно, что рядом с погибшим Г. находится его служебное огнестрельное оружие - автомат «Калашникова», а также согласно телефонных распечаток полученных на мобильные номера самого Г. и его коллег видно, что Г. около 18 часов находился в ОМВД России по Хасавюртовскому району, а после он и остальные его коллеги, находились на указанном посту до yтpa следующего дня, за исключением периода ДТП, хотя в указанной служебной проверке было сказано, что они сменились с места несения службы и ушли домой.

Поскольку указанные обстоятельства, противоречили выводам сделанным в вышеуказанном заключении, отец погибшего обратился на имя Министра Внутренних дел Республики Дагестан, с просьбой отменить решение вышеуказанной служебной проверки.

Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан проведена дополнительная служебная проверка и 18 октября 2018 года Министром внутренних дел по Республике Дагестан М. утверждено новое заключение, по результатам которой, выводы служебной проверки от 10.08.2018 года об исключении из реестра личного состава органов внутренних дел Российской Федерации командира взвода ОБ ППСП отдела МВД России по Хасавюртовскому району старшего лейтенанта полиции Г. в связи с гибелью не при выполнении им служебных обязанностей, признаны правомерными и обоснованными.

Полагает, что выводы по обеим служебным проверкам не обоснованными и не законными, поскольку вышеуказанные заключения служебных проверок проведенных сотрудниками УРЛС МВД по Республике Дагестан, существенно противоречат друг другу. В дополнительной проверке тоже имеются противоречия в пояснениях сотрудников полиции, а также, усматривается не всесторонность, не полнота, необъективность.

В заключении указывается, что первоначальный вывод служебной проверки был сделан на основании объяснений сотрудников ОМВД России по Хасавюртовскому району, несших службу вместе со старшим лейтенантом полиции Г. в наряде МГР-38Д «Нурадилово», руководителей отдела и осмотром журнала приема и выдачи оружия и боеприпасов дежурной части отдела, из которых следовало, что в 18 часов 00 минут, вышеуказанный наряд снят с маршрута патрулирования в связи с привлечением личного состава к проведению оперативно-профилактических мероприятий. Вместе с тем, в ходе проверки, проводимой по обращению отца погибшего Г., гражданина  В. установлено, что сотрудники МГР-38Д «Нурадилово» в момент вышеуказанного дорожно-транспортного происшествия, в нарушении требований ведомственных нормативно-правовых актов, самовольно оставив маршрут патрулирования, направлялись переночевать в сторону КПП-16Д «СКЖД», расположенного на автодороге «Хасавюрт-Гребенская» вблизи г. Хасавюрт, не входящего в их маршрут патрулирования. Сотрудники и руководство отдела МВД России по Хасавюртовскому району с целью избежания ответственности за допущенное нарушение служебной дисциплины, при опросе дали объяснения об обстоятельствах указанного ДТП, не соответствующие действительности.

Согласно заключения дополнительной служебной проверки, опрошенный полицейский А. пояснил, что их вышеуказанный патрульный наряд в целях безопасности, выдвинулись к с. Цияб-Цолода Хасавюртовского района, расположенному на маршруте патрулирования МГР-38Д «Нурадилово», они выдвинулись каждый на своей личной автомашине. Примерно в 19 часов 50 минут 10.07.2018г., старший лейтенант полиции Г. сделал отметку в служебной книжке о проверке несения службы и дал указание, чтобы они как всегда выдвинулись к КПП-16Д «СКЖД», расположенному на автодороге «Хасавюрт-Гребенская», близи г.Хасавюрт, где имеется освещенная автостоянка, чтобы к рассвету вернуться обратно на свой маршрут патрулирования. Он и Ю. поехали по другой дороге домой, чтобы заправить автомашину и взять из дома продукты на ужин. Примерно в 22 часа 00 минут того же дня сержант полиции A.M. позвонил к нему и сообщил, что Г. попал в ДТП и погиб. Он развернулся и немедленно выехал на место ДТП, где увидел труп Г., рядом с которым лежал автомат <…>, выданный ему на период несения службы.

Считает, что указанные противоречия, а также и другие в обоих заключениях свидетельствуют о необоснованности выводов и их незаконности.

В судебном заседании истица и ее представители поддержали заявленные требования и просили- удовлетворить их в полном объеме.

Представитель ответчика исковые требования не признала, поддержала изложенные ею в своих письменных возражениях доводы, о том, что заключениями служебных проверок от 10.08.2018 г. и от 18.10.2018 г., проведенные по факту дорожно- транспортного происшествия, имевшего место в 22 часа 10 минут 10.07.2018г., на 727 км ФАД «Кавказ», вблизи с. Гамиях Новолакского района, смерть командира взвода ОБ ППСП ОМВД России по Хасавюртовскому району старшего лейтенанта полиции Г. признана наступившей, не при выполнении им служебных обязанностей.

В ходе служебной проверки была осмотрена постовая ведомость Отдела МВД России по Хасавюртовскому району на 10.07.2018, утвержденная начальником ОМВД России по Хасавюртовскому району, согласно которой Г. заступил на службу в составе патрульного наряда МГР-38Д «Нурадилово», совместно с полицейскими ОБ ППСП Отдела: старшим сержантом полиции А., старшим сержантом полиции A.M. и сержантом полиции Ю., в период с 08 часов 00 минут 10.07.2018 до 08 часов 00 минут 11.07.2018г.

Также, в ходе служебной проверкой была осмотрена книги выдачи вооружения и боеприпасов ОМВД России по Хасавюртовскому району на 10.07.2018г. и установлено, что Г. и полицейские: старший сержант полиции А., старший сержант полиции  A.M. и сержант полиции Ю., в 18 часов 00 минут 10.07.2018, сдали полученные ими на период несения службы оружие и боеприпасы.

Согласно объяснениям сотрудников ОМВД России по Хасавюртовскому району, несших службу вместе с Г. в наряде МГР-38Д «Нурадилово», руководителей Отдела и осмотром журнала приема и выдачи оружия и боеприпасов Дежурной части Отдела, из которых следовало, что в 18 часов 00 минут 10.07.2018г., наряд МГР-38Д «Нурадилово» снят с маршрута патрулирования в связи с привлечением личного состава Отдела, в 05 часов 00 минут 11.07.2018г., к проведению оперативно-профилактических мероприятий на территории Хасавюртовского района, в связи с чем, примерно в 19 часов 30 минут 10.07.2018г., сотрудники ОБ ППСП Отдела: Г. и полицейские: старший сержант полиции А., старший сержант полиции A.M., сержант полиции Ю. прибыли в Отдел, сдали закрепленное за ними на период несения службы огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, после чего отпущены домой до 05 часов 00 минут 11.07.2018г.

Вместе с тем, в ходе проверки, проводимой по обращению отца погибшего Г., установлено, что сотрудники МГР- 38Д «Нурадилово», в момент вышеуказанного дорожно-транспортного происшествия, в нарушение требований ведомственных нормативно-правовых актов, самовольно оставив маршрут патрулирования, направлялись переночевать в сторону КПП-16Д «СКЖД», расположенного на автодороге «Хасавюрт - Гребенская», вблизи г. Хасавюрт, не входящего в их маршрут патрулирования.

Сотрудники и руководство Отдела МВД России по Хасавюртовскому району с целью избежания ответственности за допущенное нарушение служебной дисциплины, при опросе дали объяснения об обстоятельствах указанного дорожно-транспортного происшествия, не соответствующие действительности.

А. который пояснил, что согласно постовой ведомости, утвержденной начальником ОМВД России по Хасавюртовскому району полковником полиции  А.А., командир взвода ОБ ППСП Отдела Г. заступил на службу в составе патрульного наряда МГР-38Д «Нурадилово», совместно с ним и полицейскими ОБ ППСП Отдела: старшим сержантом полиции A.M. и сержантом полиции Ю., в период с 08 часов 00 минут 10.07.2018г. до 08 часов 00 минут 11.07.2018г. В целях личной безопасности, к месту несения службы, а именно к с. Цияб-Цолода Хасавюртовского района, расположенному на маршруте патрулирования МГР-38Д «Нурадилово», они выдвинулись каждый на своей личной автомашине. Примерно в 19 часов 50 минут 10.07.2018г., Г. сделал отметку в служебной книжке о проверке несения службы и дал указание, чтобы они как всегда выдвинулись к КПП-16Д «СКЖД», расположенному на автодороге «Хасавюрт - Гребенская», вблизи г. Хасавюрт, где имеется освещенная автостоянка, чтобы к рассвету вернуться обратно на свой маршрут патрулирования. О том, что отклоняясь от своего маршрута патрулирования они нарушают служебную дисциплину он знал. Г. и старший сержант полиции A.M. поехали к переезду ГКЖД по ФАД «Кавказ», а он и сержант полиции Ю. поехали по другой дороге домой, чтобы заправить автомашину и взять из дома продукты на ужин. Примерно в 22 часа 00 минут того же дня, когда он заехал в с. Солнечное, Хасавюртовского района, на его мобильный телефон позвонил старший сержант полиции A.M. исообщил, что в районе моста через реку Яман-Су, проходящего по территории Новолакского района, старший лейтенант полиции Г. допустил дорожно-транспортное происшествие и погиб. Он развернулся и немедленно выехал на место происшествия, где увидел труп Г., рядом с которым лежало автоматическое оружие <…>, выданное последнему на период несения службы. Труп Г., он со старшим сержантом полиции A.M. погрузили в автомашину последнего и отвезли в морг ГБУ Республики Дагестан «Хасавюртовская ЦСБ». Кто забрал с места происшествия и сдал в Дежурную часть Отдела автоматическое оружие, выданное Г. на время несения службы ему не известно. Вернувшись в Отдел МВД России по Хасавюртовскому району их встретил врио командира ОБ ППСП Отдела майор полиции Б., который проинструктировал какие необходимо давать объяснения сотрудникам аппарата МВД по Республике Дагестан, прибывшим для сбора материала служебной проверки по вышеуказанному факту. Объяснения данные им 11.07.2018г. не соответствуют действительности, так как он их дал по указанию руководства ОБ ППСП Отдела с целью сокрытия факта, что их наряд покинул маршрут патрулирования МГР-38Д «Нурадилово» и направился отдыхать на автостоянку, расположенную вблизи КПП-16Д «СКЖД» на автодороге «Хасавюрт - Гребенская» г. Хасавюрт, что является нарушением служебной дисциплины.

В ходе проводимой служебной проверки, в части их касающейся, полицейский ОБ ППСП Отдела МВД России по Хасавюртовскому району старший сержант полиции  A.M. и бывший сержант полиции в отставке Ю., подтвердили, что они самовольно покинули маршрут патрулирования МГР-38Д «Нурадилово» и направились отдыхать на автостоянку, расположенную вблизи КПП-16Д «СКЖД», на автодороге «Хасавюрт - Гребенская» г. Хасавюрт.

Согласно постовой ведомости следует, что Г. заступил на службу в составе патрульного наряда МГР-38Д «Нурадилово», совместно с полицейскими ОБ ППСП Отдела: старшим сержантом полиции А., старшим сержантом полиции A.M. и сержантом полиции Ю., в период с 08 часов 00 минут 10.07.2018г. до 08 часов 00 минут 11.07.2018г.

Из карточки маршрута МГР-38Д «Нурадилово» следует, что маршрут патрулирования проходит вдоль границы с Чеченской Республикой, от с. Цияб-Цолода до с. Хамавюрт Хасавюртовского района.

Также был осуществлен осмотр посредством мобильного приложения «Гугл мэпс» спутниковой карты местности, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Г. и было установлено, что место данного дорожно- транспортного происшествия не входит в маршрут патрулирования МГР- 38Д «Нурадилово», в том числе и место проживания указанного сотрудника расположены в разных направлениях от города Хасавюрт. Кроме того, в момент столкновения Г. следовал в г. Хасавюрт со стороны границы с Чеченской Республикой.

Помимо этого, согласно данным спутниковой карты время пути от г. Хасавюрт до с. Покровское Хасавюртовского района составляет примерно 17 минут, время пути от г. Хасавюрт до с. Новосельское Хасавюртовского района составляет примерно 32 минуты, время пути от г. Хасавюрт до места дорожно-транспортного происшествия составляет примерно 12 минут, при этом необходимо учесть, что Г. убыл со службы в 19 часов 30 минут.

Из этого следует, что в момент дорожно-транспортного происшествия Г. на управляемой им личной автомашине <…>, не следовал после службы домой.

Просила в иске отказать.

Выслушав стороны и исследовав материалы дела, суд считает, что заявленный иск не обоснован и подлежит оставлению без удовлетворения, по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 56 ГПК Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В своем определении № 26-КГ15-11 от 20.04.2015г. года Верховный суд Российской Федерации разъяснил, что при оспаривании обстоятельств получения травмы, обстоятельства ее получения при исполнении служебных обязанностей подлежат доказыванию истцом в силу положений статьи 56 ГПК Российской Федерации.

Применительно к указанной норме законом истцом С. не представлено суду доказательств в обоснование заявленных ею требований и они из материалов дела не следует.

Как следует из заключения служебных проверок от 10.08.2018г. и от 18.10.2018г., по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место в 22 часа 10 минут 10.07.2018г., на 727 км ФАД «Кавказ», вблизи с. Гамиях Новолакского района, смерть командира взвода ОБ ППСП ОМВД России по Хасавюртовскому району старшего лейтенанта полиции Г. признана наступившей не при выполнении им служебных обязанностей.

Указанные в заключении выводы нашли свое подтверждение и в ходе судебного разбирательства.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля A.M. суду пояснил, что они в наряде с коллегами и старшим Г. заступили на суточное дежурство с 10.07.2018г. по 11 07.2018 г. на пост МГР-38 «Д» Нурадилово, во время дежурства они не должны отклоняться от маршрута патрулирования. Примерно к 22 часам, Г. разрешил им поехать отдыхать на пост в сторону «СКЖД», с условием вернуться к рассвету. В ту же сторону и поехал Г., он зашел в магазин и потому оказался позади. Когда подъезжал к мосту «Ярын-Су», то увидел, что образовалась пробка из-за аварии. В результате указанного ДТП, пострадал Г., который скончался на месте. О чем он немедленно доложил их коллеге А., последний прибыл на место ДТП. При дачи первоначальных объяснений, он сообщил не соответствующие действительности сведения о том, что их наряд был снят с дежурства, полагая, что это поможет семье Г. получить пенсию по потери кормильца.

Показания допрошенного судом свидетеля А. аналогичны показаниям свидетеля М.

Свидетель Б. заместитель командира ОБ ППСМ ОМВД Российской Федерации по Хасавюртовскому району суду показал, что согласно постовой ведомости, их сотрудник Г. в наряде с A.M., А. и Ю. заступил на суточное дежурство с 10.07.2018г. до 08 часов по 11.07.2018 г. В указанную ночь ему стало известно о ДТП, происшедшем с участием Г., в котором он погиб. Прибыв на место ДТП в 22 часа 20 минут, он установил, что ДТП произошло вне территории патрулирования данного наряда. По поводу изменения показаний сотрудниками, находящимися в наряде с погибшим Г. ему ничего неизвестно, он по этому поводу каких-либо указаний им не давал.

Допрошенная судом в качестве свидетеля Л.И. показала, что она проводила дополнительную служебную проверку по факту гибели в ДТП сотрудника ОБ ППСМ ОМВД Российской Федерации по Хасавюртовскому району Г. по жалобе его отца, предоставившего фотографии с места ДТП, с отображением Г., при котором ряжом находился автомат. В результате дополнительной проверки установлено, что сотрудники, находившиеся в наряде с Г., в своих первоначальных объяснениях сообщили не соответствующие действительности сведения, о том, что их наряд был снят с дежурства, полагая, что это поможет семье Г. получить пенсию по потери кормильца. Фактически, было установлено, что наряд находился на дежурстве и отклонился от маршрута патрулирования для отдыха, за что понесли дисциплинарные взыскания. Факт отклонения Г. от маршрута патрулирования установлен в связи с чем, сделаны выводы о наступлении смерти не при исполнении им служебных обязанностей.

Согласно исследованной судом, постовой ведомости Отдела МВД России по Хасавюртовскому району на 10.07.2018г., утвержденной начальником, Г. заступил на службу в составе патрульного наряда МГР-38Д «Нурадилово», совместно с полицейскими ОБ ППСП Отдела: старшим сержантом полиции А., старшим сержантом полиции A.M. и сержантом полиции Ю., в период с 08 часов 00 минут 10.07.2018 г. до 08 часов 00 минут 11.07.2018г.

Из карточки _ маршрута МГР-38Д «Нурадилово» следует, что маршрут патрулирования проходит вдоль границы с Чеченской Республикой, от с. Цияб-Цолода до с. Хамавюрт Хасавюртовского района.

Осмотр мобильного приложения «Гугл мэпс» спутниковой карты местности, свидетельствует о месте дорожно-транспортного происшествия с участием Г. и установлено, что место ДТП, не входит в маршрут патрулирования МГР- 38Д «Нурадилово».

Также указанный осмотр свидетельствует, что место совершения ДТП, также не расположено в пути следования Г. домой.

Совокупностью-доказательств, исследованными судом, установлено, что в момент гибели, в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место в 22 часа 10 минут 10.07.2018г., на 727 км ФАД «Кавказ», вблизи с. Гамиях, Новолакского района, командир взвода ОБ ППСП Отдела МВД России по Хасавюртовскому району Г., нарушил свои должностные обязанности, тем, что самовольно покинул маршрут патрулирования и на принадлежащей ему автомашине <…> направлялся к месту отдыха, что свидетельствует о нахождении Г. вне службы в момент ДТП.

При изложенных обстоятельствах, выводы в заключениях служебных проверок проверках от 10.08.2018г. и 18 октября 2018года о том, что Г. находился не исполнении служебных обязанностей обоснованы и соответствуют требованиям части первой статьи 55 и части 3 статьи 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342- ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Доводы истца и его представителей о том, что обжалуемые им заключения содержат в себе противоречивые выводы, также не являются основанием для признания их не законными.

Поскольку совокупностью выше исследованных судом доказательств, бесспорно установлено, что Г., находясь на суточном дежурстве, самовольно покинул маршрут патрулирования и в момент гибели находился вне службы.

Из показаний выше допрошенных судом свидетелей, следует, что в первоначальных объяснениях они сообщили не соответствующие действительности сведения, полагая, что это поможет семье Г. получить пенсию по потери кормильца. За допущенные нарушения, указанные сотрудники самостоятельно понесли дисциплинарные наказания.           

Показания свидетеля В. - отца Г., о том, что в ночь, когда сын погиб в результате ДТП, он звонил матери, и сообщил, что находится на службе, не опровергают выводов заключений и установленных судом фактических обстоятельств дела.

В связи с чем, судом не могут быть взяты на основу показания указанного свидетеля.

С учетом изложенных обстоятельств, суд не находит правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом С. требований и следовательно в удовлетворении иска следует отказать.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований С. к Министерству внутренних дел Российской Федерации по Республике и Дагестан о признании незаконными заключения служебной проверки, проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан от 10 августа 2018 года и заключения дополнительной проверки проведенной Инспекцией по личному составу УРЛС МВД по Республике Дагестан от 18 октября 2018 года и признании факта гибели сотрудника полиции ОМВД России по Хасавюртовскому району Г. в результате ДТП, имевшего место 10 июля 2018 года при исполнении им служебных обязанностей - отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Республики Дагестан в течение одного месяца со дня его вынесения в окончательной формулировке.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России