О прекращении с истцом контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

гор. Махачкала 2019 г.

 

Советский районный суд г. Махачкалы в составе председательствующего: судьи М.А., с участием истца Р.Г., представителя истца Э.М., представителя ответчика МВД по Республике Дагестан Ю.Ю., прокурора Н.М.-Р. при секретаре З.Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску     Р. Г. к Министерству внутренних дел Российской Федерации и Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании приказа Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 года за № л/с о прекращении с истцом контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п. 3 ч. 3 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений й отдельные законодательные акты Российской Федерации»- в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. за № л/с об установлении даты увольнения истца – 9 января 2019 года и восстановлении Р.Г. на службе в органах внутренних дел с зачислением в распоряжение МВД по Республике Дагестан, взыскании услуг представителя в размере 20 000 рублей,

 

 

УСТАНОВИЛ:

Представитель истца по доверенности Э.М. в интересах Р.Г. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел Российской Федерации и Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании приказа Министра внутренних дел Российской Федерации от 25.12.2018 года за № л/с о прекращении с истцом контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п. 3 ч. 3 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»- в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. за № л/с об установлении даты увольнения истца – 9 января 2019 года и восстановлении Р.Г. на службе в органах внутренних дел с зачислением в распоряжение МВД по Республике Дагестан.

В обоснование иска представитель истца указала, что Р.Г. состоял на службе в органах внутренних дел до 7 августа 2018 г., проходил службу на должности заместителя начальника Управления- начальника отдела дорожно-постовой службы, взаимодействия с правоохранительными органами и исполнения административного законодательства УГИБДД МВД по Республике Дагестан в специальном звании полковника полиции.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 25 мая 2018 г. за № л/с за ненадлежащую организацию работы и неосуществление должного контроля за порядком несения службы дежурными нарядами ДПС Полка ДПС ГИБДД МВД по Республике Дагестан по профилактике, выявлению и пресечению нарушений Правил дорожного движения Российской Федерации со стороны водителей транспортных средств, истец был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде «предупреждение о неполном служебном соответствии».

Приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 7 августа 2018 г. за № л/с, в соответствии с п.2 ч. 10 ст.36 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (освобождение сотрудника от замещаемой должности в органах внутренних дел в связи с переводом на иную должность в органах внутренних дел), истец был освобожден от замещаемой должности и зачислен в распоряжение МВД по Республике Дагестан.

        Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. за № л/с с истцом был прекращен контракт, и он был уволен со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п. 3 ч. 3 ст.82 Федерального закона №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» - в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел.

В соответствие с приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. за № л/с дата увольнения Р.Г. установлена с 9 января 2019 г.

Приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. за № л/с об увольнении Р.Г. со службы в органах внутренних дел и приказ Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. за № л/с истец считает незаконными по следующим основаниям.

Порядок зачисления в распоряжение и нахождения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации в распоряжении органов внутренних дел Российской Федерации утвержден приказом МВД России от 31 января 2013 года № .

В силу части 9 статьи 36 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ, корреспондирующего с п.5, 19 Приказа МВД России от 31 января 2013 г. № 54 "Об утверждении Порядка зачисления в распоряжение и нахождения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации в распоряжении органов внутренних дел Российской Федерации" в период нахождения сотрудника в распоряжении руководителем (начальником) подразделения центрального аппарата МВД, территориального органа, организации, подразделения МВД, руководителем (начальником), поручения которого выполняет сотрудник, кадровое подразделение должно в установленном порядке провести все мероприятия по переводу сотрудника на другую должность в ОВД либо увольнению его со службы в ОВД. На сотрудника, зачисленного в распоряжение, распространяется режим служебного времени. При этом сохраняются установленные Законом о службе правовое положение (статус), гарантии социальной защиты сотрудника и правоотношения, связанные с прохождением службы в органах внутренних дел, за исключением выполнения сотрудником обязанностей и наделения его правами, которые установлены должностным регламентом (должностной инструкцией).

14 и 23 августа 2018 г. начальником УРЛС МВД по Республике Дагестан ему были предложены вакантные должности, которые, очевидно, не соответствовали его специальному званию полковника полиции, его квалификации и пр., несмотря на то, что в МВД по Республике Дагестан имелись иные вакантные должности, в связи с чем от предложенных должностей истец отказался.

Также указывает, что в указанный период времени истец обратился в суд за защитой своих нарушенных прав и в производстве суда уже находилось дело по его иску о признании указанных выше приказов незаконными и об оспаривании решений МВД по Республике Дагестан, связанных с привлечением меня к дисциплинарной ответственности и зачислению в распоряжение органов внутренних дел - Российской Федерации.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 14 сентября 2018 г. были удовлетворены его исковые требования в полном объеме и признаны незаконными: заключение служебной проверки от 26 июня 2018 г., в части, касающейся Р.Г.; рекомендация аттестационной комиссии МВД по Республике Дагестан от 6 августа 2018г. о его несоответствии замещаемой должности в ОВД с переводом на нижестоящую должность в ОВД, а также приказы о привлечении Р.Г. к дисциплинарной ответственности от 25 мая 2018 г, 7 августа 2018 г., восстановив тем самым его нарушенное право.

После принятия указанного решения, Р.Г. (в лице его представителя) 25 сентября 2018г. получен ответ Врио заместителя начальника управления организации прохождения службы МВД Российской Федерации о том, что вопрос о его увольнении снят с рассмотрения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам ВС Республики Дагестан от 12 декабря 2018 г. решение Советского суда г.Махачкалы отменено и вынесено решение об отказе в удовлетворении моих исковых требований, что фактически и повлекло увольнение истца.

В соответствие с п. 3 ч. 3 ст.82 Федерального закона №342-ФЗ контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел.

Согласно части 1 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342- ФЗ перевод сотрудника органов внутренних дел в случаях, установленных федеральным законом, на нижестоящую должность в органах внутренних дел допускается с согласия сотрудника, выраженного в письменной форме, если иное не предусмотрено поименованным федеральным законом.

Должность в органах внутренних дел считается нижестоящей, если для нее предусмотрено более низкое специальное звание, чем специальное звание по прежней должности в органах внутренних дел, а при равенстве специальных званий - более низкий должностной оклад (часть 6 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ).

Между тем, со дня принятия судом указанного выше решения, т.е. со дня изменения обстоятельств, имевших место на 13 и 23 августа 2018 г. (время предложения мне вакантных должностей) и до увольнения Р.Г. с ОВД какие- либо вакантные должности для замещения не предлагались, соответственно, от них истец не отказывался, при том, что на день принятия решения о его увольнения имелись вакансии на замещение нижестоящих должностей: заместителя командира полка ГИБДД МВД по Республике Дагестан; начальника и заместителя начальника ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Дагестан; начальника МРЭО ГИБДД МВД по Республике Дагестан по городам Хасавюрт, Кизилюрт, Буйнакск, которые должны были быть предложены мне с учетом требований законодательства, принципов равного доступа граждан к службе в органах внутренних дел; назначение сотрудников органов внутренних дел на должности с учетом уровня их квалификации, заслуг в служебной деятельности, личных и деловых качеств.

Таким образом, полагает, что ответчиками не соблюдена процедура его увольнения со службы, в частности, не исполнена обязанность по предложению ему имеющихся в распоряжении органа внутренних дел вакантных нижестоящих должностей, соответствующих уровню его квалификации, образованию и стажу службы, опыту работы по специальности.

Согласно ч. ч.2, 3 ст. 74 Федерального закона №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник органов внутренних дел, находившийся в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения и признанный в установленном порядке незаконно уволенным со службы в органах внутренних дел, подлежит восстановлению на службе и зачислению в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения до решения вопроса об условиях дальнейшего прохождения службы или о ее прекращении по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом.

Основанием для восстановления сотрудника органов внутренних дел на службе в органах внутренних дел является, в том числе, вступившее в законную силу решение суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 30, 36, 74 Федерального закона №342-ФЗ О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» просит признать незаконными приказ Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. за № л/с о прекращении со мной контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п.3 ч.3 ст.82 Федерального закона №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» - в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел; приказ Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. за № л/с об установлении даты моего увольнения – 9 января 2019 г.; восстановить меня на службе в органах внутренних дел с зачислением в распоряжение МВД по Республике Дагестан.

В судебном заседании истец и его представитель заявленные требования поддержали, уточнив иск, просили также взыскать с ответчика расходы на услуги представителя в размере 20 000 рублей.

Представитель ответчика Ю.Ю. в судебном заседании исковые требования не признала, просила в иске отказать, по изложенным в возражениях основаниям.

Выслушав сторон, заслушав заключение помощника прокурора Советского района г. Махачкалы Н.М.-Р. полагавшего необходимым в иске отказать, исследовав письменные материалы дела, суд не усматривает правовых оснований для удовлетворения иска по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, приказом МВД по Республике Дагестан от 7 августа 2018 г. № л/с на Р.Г. наложено дисциплинарное взыскание в виде перевода на нижестоящую должность в органах внутренних дел.

        Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 14 сентября 2018 года обозначенный приказ признан незаконным.

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Дагестан от 12 декабря 2018 года решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований Р.Г. отказано в полном объеме.

Таким образом, законность наложения на Р.Г. соответствующего дисциплинарного взыскания считается доказанной и оспариванию не подлежит.

Приказом МВД России от 25 декабря 2018 г. № л/с Р.Г. уволен со службы в органах внутренних дел по пункту 3 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 9 января 2019 г. № л/с Р.Г. установлена дата увольнения - 9 января 2019 года.

Согласно пункту 4 части 7 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон о службе) перевод сотрудника органов внутренних дел на нижестоящую должность в органах внутренних дел осуществляется в порядке наложения дисциплинарного взыскания.

Частью 6 статьи 30 Закона о службе предусмотрено, что должность в органах внутренних дел считается нижестоящей, если для нее предусмотрено более низкое специальное звание, чем специальное звание по прежней должности в органах внутренних дел, а при равенстве специальных званий - более низкий должностной оклад.

При этом законодательство не предусматривает допустимую разницу между предлагаемыми для замещения должностями и должностью, занимаемой лицом до наложения дисциплинарного взыскания. Следовательно, орган внутренних дел вправе с учетом квалификации сотрудника, его личных и деловых качеств, а также мнения аттестационной комиссии (при ее проведении) по своему усмотрению предложить для замещения любую нижестоящую должность.

Как следует из приложенных к возражениям материалам МВД по Республике Дагестан во исполнение дисциплинарного взыскания в виде перевода на нижестоящую должность, 14 и 23 августа 2018 года были предложены Р.Г. для замещения вакантные нижестоящие должности среднего начальствующего состава в подразделениях Госавтоинспекиции территориальных органов МВД России на районном уровне, от которых Р.Г. отказался, о чем имеются собственноручные записи истца на документах, содержащих список предложенных должностей; данный факт истцом также не оспаривается.

Доводы истца о несоответствии предложенных для замещения должностей уровню его квалификации необоснованны, поскольку из послужного списка личного дела истца следует, что среди замещаемых им ранее должностей значатся аналогичные предлагаемым.

Обязанности по предложению истцу нижестоящей руководящей должности у МВД по Республике Дагестан не возникло. До наложения дисциплинарного взыскания в виде перевода на нижестоящую должность Р.Г. занимал должность заместителя начальника УГИБДД МВД по Республике Дагестан, с обязанностями по которой не справился, в связи с чем, по мнению МВД по Республике Дагестан, использование Р.Г. в качестве руководителя является нецелесообразным.

В соответствии с пунктом 52 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указа Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 г. № 1377, в случае обжалования сотрудником дисциплинарного взыскания вышестоящим руководителям (начальникам) или в суд исполнение дисциплинарного взыскания не приостанавливается.

Таким образом, рассмотрение Советским районным судом г. Махачкалы гражданского дела о признании незаконным приказа о наложении на Р.Г. дисциплинарного взыскания в виде перевода на нижестоящую должность, равно как и наличие не вступившего в законную силу решения суда, не влияет на процедуру его исполнения.

В ходе судебного заседания был направлен судебный запрос в Управление ГИБДД МВД по Республике Дагестан о наличии вакантных офицерских должностей в подразделениях Госавтоинспекции МВД России по Республике Дагестан за период с 12 декабря 2018 года по 25 декабря 2018 года, включительно и являлись ли вакантными нижеприведенные должности:

1. заместителя командира полка ГИБДД МВД по Республике Дагестан;

2. начальника ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Дагестан;

3. заместителя начальника ЦАФАП ГИБДД МВД по Республике Дагестан;

4. начальника МРЭО ГИБДД МВД по Республике Дагестан по городам Хасавюрт, Кизилюрт, Буйнакск на 25 декабря 2018 года.

Согласно ответу за №2/102 от 27 февраля 2019 года на судебный запрос от 25 февраля 2019 года по состоянию на 25 декабря 2018 года некомплект среднего и старшего начальствующего состава в подразделениях ГИБДД МВД по Республике Дагестан составлял всего 57 единиц.

Довод истца об обязанности ответчиков в частности УРЛС МВД по Республике Дагестан многократно предлагать должности Р.Г. необоснован и не мотивирован. Более того, в законодательстве регулирующем кадровое обеспечение сотрудников внутренних дел не содержится норма закона возлагающая на ответчиков обязанность по многократному предложению Р.Г. нижестоящих должностей.

Следовательно, несостоятелен довод Р.Г. о том, что после отмены апелляционным определением Верховного Суда Республики Дагестан от 12 декабря 2018 года решения Советского районного суда г. Махачкалы от 14 сентября 2018 гола об удовлетворении его требований о признании незаконным приказа о наложении дисциплинарного взыскания в виде перевода на нижестоящую должность, ему должны были быть еще раз предложены должности для замещения.

Согласно части 10 статьи 30 Закона о службе при невозможности перевода сотрудника органов внутренних дел на иную должность в органах внутренних дел или его отказе от такого перевода сотрудник подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел, за исключением случаев отказа от перевода по основаниям, предусмотренным частью 3, пунктами 1, 3 и 6 части 5, пунктом 2 части 7 и частью 9 настоящей статьи. При этом контракт с сотрудником расторгается в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Согласно Апелляционному определению Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2016 года обязанность предлагать сотруднику органа внутренних дел в случае сокращения замещаемых должностей все имеющиеся в органах внутренних дел вакантные должности на орган внутренних дел не возложено.

Доводы истца о том, что 14 декабря 2018 года он находился на приеме у врача в больнице также не нашли своего подтверждения в суде, так как приложенная к материалам дела справка не свидетельствует о том, что истец Р.Г. получил медицинскую помощь, более того, представленной стороной ответчика справкой за № от 12 марта 2019 года, заверенной надлежащим образом подтверждается, что истец Р.Г. в ГБУ Республике Дагестан «Республиканская клиническая больница № » на стационарном и амбулаторном лечении 14 декабря 2018 года не находился, в приемный покой не обращался. О своем состоянии здоровья и место нахождении в больнице истец в ходе телефонного разговора с сотрудниками УРЛС МВД по Республике Дагестан не сообщал, что подтверждается показаниями свидетелей М.А., С.З., А.Е., А.А., допрошенных в судебном заседании, которые последовательны и согласуются между собой.

Из показаний свидетеля Ш.А., врача, допрошенного судом по инициативе истца суд относится критически, поскольку не следует, что являлся очевидцем телефонного разговора, состоявшего между истцом и сотрудниками УРЛС МВД по Республике Дагестан. Точное время посещения истцом врача, также из показаний свидетеля не следует. Посещение Г. врача III.A, также нигде не зафиксировано. В связи с чем, показания свидетеля Ш.А. с учетом их относимости и допустимости не могут быть приняты во внимание, так как доказательственного значения для существа рассматриваемого спора не имеют.

К показаниям свидетеля С.Г. суд относится критически поскольку они даны в целях защиты истца, обусловлены тем, что свидетель является супругой истцу. Таким образом, суд приходит к выводу, что со стороны работодателя соблюдены все необходимые меры, для недопущения незаконного увольнения истца Р.Г., который в свою очередь не представил убедительных доказательств своевременного извещения работодателя о состоянии временной нетрудоспособности, что свидетельствует о злоупотреблении им своими правами и предоставленными ему социальными гарантиями.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 12 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации" сотрудник органов внутренних дел обязан сообщать непосредственному руководителю (начальнику) о наступлении временной нетрудоспособности и иных обстоятельствах, исключающих возможность выполнения сотрудником своих служебных обязанностей.

Относительно доводов Р.Г. о том, что он известил М.А. о временной нетрудоспособности, судом были допрошены свидетели М.А., С.З., А.Е., А.А., неспредственно участвующие при разговоре Р.Г. с сотрудниками УРЛС МВД по Республике Дагестан, которые в ходе своего допроса пояснили суду, что Р.Г. их лично не извещал о том, что находится в больнице, сообщил, что намерен обжаловать принятое судом решение и восстановления своих прав, претензий к ним не имеет.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что оснований для удовлетворения исковых требований как основных о признании приказа Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 года за № л/с о прекращении с истцом контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п. 3 ч. 3 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»- в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 9 января 2019 года за № л/с об установлении даты увольнения истца – 9 января 2019 года и восстановлении Р.Г. на службе в органах внутренних дел с зачислением в распоряжение МВД по Республике Дагестан, так и производных в части взыскания услуг представителя в размере 20 000 рублей следует отказать.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска Р. Г. к Министерству внутренних дел Российской Федерации и Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании приказа Министра внутренних дел Российской Федерации от 25 декабря 2018 года за №1329 л/с о прекращении с истцом контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел - МВД по Республике Дагестан по п. 3 ч. 3 ст. 82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»- в связи с невозможностью перевода или отказом сотрудника от перевода на иную должность в органах внутренних дел, приказа Министра внутренних дел по  Республике Дагестан от 9 января 2019 года за №37 л/с об установлении даты увольнения истца – 9 января 2019 года и восстановлении Р.Г. на службе в органах внутренних дел с зачислением в распоряжение МВД по Республике Дагестан, взыскании услуг представителя в размере 20 000 рублей - отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный суд Республики Дагестан в течение одного месяца со дня его вынесения в окончательной формулировке.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России