ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 апреля 2013 г. N 20-КГ13-3

 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составепредседательствующего Горохова Б.А.судей Корчашкиной Т.Е. и Задворнова М.В.рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Г. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула и компенсации морального вредапо кассационной жалобе Министерства внутренних дел по Республике Дагестан на решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 23 апреля 2012 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 14 августа 2012 года.Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителя МВД по Республике Дагестан Мамаева И.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения представителя Г. - А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене,Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

с 29 августа 2005 года проходил службу в органах внутренних дел, с февраля 2010 года - в должности <...> ОГИБДД отдела МВД России по <...> району Республики Дагестан. Приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан от 20 января 2012 года N 95 Г.. уволен из органов внутренних дел по пункту 5 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты" за представление в 2005 году при поступлении на службу в органы внутренних дел военного билета серии <...> N <...> с подложными записями о прохождении им военной службы по призыву.

Считая увольнение незаконным, Г. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании приказа от 20 января 2012 года N 95 незаконным, восстановлении на службе в прежней должности <...> ОГИБДД отдела МВД России по <...> району, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула с 20 января 2012 года по день восстановления на службе и компенсации морального вреда в размере <...> рублей. В обоснование требований истец указал, что представленный им при поступлении на службу военный билет серии <...> N <...> является подлинным, а записи в нем - достоверными, обратное должно быть установлено соответствующими компетентными органами; увольнение по пункту 5 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты" возможно, если документы, признанные подложными, явились основанием для заключения трудового договора или для отказа в его заключении. Однако в законе нет указания об обязательности представления военного билета при поступлении на службу в органы внутренних дел.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 23 апреля 2012 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 14 августа 2012 года, исковые требования Г. частично удовлетворены, приказ Министерства внутренних дел по Республике Дагестан от 20 января 2012 года N 95 л/с об увольнении Г. из органов внутренних дел признан незаконным, Г. восстановлен в должности <...> ОГИБДД отдела МВД России по <...> району с 20 января 2012 года, в его пользу с Министерства внутренних дел по Республике Дагестан взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, то есть с 20 января 2012 года по день вынесения решения суда, в сумме <...> рублей, в счет компенсации морального вреда <...> рублей, всего - <...> рублей.

В кассационной жалобе Министр внутренних дел по Республике Дагестан ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, ссылаясь на допущенные судами при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального и процессуального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2012 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2013 года кассационная жалоба Министерства внутренних дел по Республике Дагестан с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Г., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы с делом, в суд не явился и не сообщил о причинах неявки, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что основанием для принятия решения об увольнении Г. из органов внутренних дел явились результаты служебной проверки от 23 декабря 2011 года, в ходе которой установлено, что истец военную службу по призыву не проходил, в 2005 году при поступлении на службу в органы внутренних дел представил военный билет серии <...> N <...> с поддельными записями о прохождении военной службы по призыву, что подтверждается сведениями, полученными из войсковой части N <...>, из военного комиссариата по г. Избербаш, Каякентскому и Карабудахкентскому районам и из военного комиссариата Республики Дагестан.

Согласно записям в военном билете серии <...> N <...> выданном Г. 20 декабря 2003 года военным комиссариатом Ленинского района г. Махачкалы, истец проходил военную службу по призыву в воинской части <...> с 22 декабря 2003 года по 22 декабря 2004 года и ему присвоено воинское звание "рядовой".

Принимая решение об удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчик, на котором лежит обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение порядка увольнения, не представил доказательств, подтверждающих внесение в военный билет поддельной записи и представление истцом при поступлении на службу в органы внутренних дел поддельного военного билета. При этом суд принял во внимание в качестве доказательства незаконного увольнения истца представленное им постановление следователя Избербашского межрайонного следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации по Республике Дагестан от 21 января 2012 года об отказе в возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за отсутствием в действиях Г. состава преступления и ответ военного комиссариата Забайкальского края по Нерчинскому району от 11 марта 2012 года N 1/315 о необходимости обращения в Центральный пограничный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации для подтверждения прохождения Г. военной службы по призыву с 22 декабря 2003 года по 22 декабря 2004 года в войсковой части <...>.

С приведенными выводами суда согласился и суд апелляционной инстанции, который также указал, что увольнение сотрудника органов внутренних дел по пункту 5 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" аналогично увольнению работника по пункту 11 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, для применения которого работодатель должен доказать такие юридически значимые обстоятельства, как представление работником подложных документов при заключении трудового договора; включение представленных подложных документов в перечень документов, необходимых для заключения трудового договора; невозможность выполнять работником трудовую функцию в связи с отсутствием у него необходимых для ее выполнения образования и (или) навыков, которые были подтверждены при поступлении на работу подложными документами. Однако ответчик доказательств в подтверждение перечисленных юридически значимых по делу обстоятельств не представил.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что как в ранее действовавшем Законе РФ "О милиции", так и в действующем в настоящее время Федеральном законе "О полиции", нет указания на обязательное прохождение военной службы и представление военного билета для принятия на работу в органы внутренних дел.

Между тем данные выводы судебных инстанций основаны на неправильном применении и толковании норм законодательства, регулирующего порядок прохождения службы в органах внутренних дел.

Порядок прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации регламентирован Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон о службе в органах внутренних дел).

В силу пункта 5 части 3 статьи 82 Федерального закона о службе в органах внутренних дел контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с представлением сотрудником подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на службу в органы внутренних дел, а также в связи с представлением сотрудником в период прохождения службы в органах внутренних дел подложных документов или заведомо ложных сведений, подтверждающих его соответствие требованиям законодательства Российской Федерации в части, касающейся условий замещения соответствующей должности в органах внутренних дел, если это не влечет за собой уголовную ответственность.

В соответствии с положениями статьи 3 Федерального закона о службе в органах внутренних дел в случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 настоящей статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Поскольку порядок и основания прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации, в том числе вопросы увольнения со службы, урегулированы нормами приведенного выше специального закона, то к имевшимся в данном случае правоотношениям сторон не могут быть применены положения Трудового кодекса РФ.

Как следует из содержания пункта 5 части 3 статьи 82 Федерального закона о службе в органах внутренних дел, для увольнения сотрудника органов внутренних дел со службы по данному основанию в связи с представлением сотрудником при поступлении на службу в органы внутренних дел заведомо ложных сведений достаточно установить сам факт представления сотрудником при поступлении на службу таких сведений и отсутствие оснований для привлечения за это к уголовной ответственности.

При осуждении сотрудника органов внутренних дел за совершение преступления контракт с ним подлежит расторжению по пункту 7 части 3 статьи 82 указанного Федерального закона.

Таким образом, то обстоятельство, что истец не был привлечен к уголовной ответственности по части 3 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации, не могло служить препятствием для его увольнения по пункту 5 части 3 статьи 82 Федерального закона о службе в органах внутренних дел.

Кроме того, судебные инстанции не учли, что необходимость представления военного билета при поступлении на службу в органы внутренних дел была предусмотрена как ранее действовавшим, так и действующим на момент увольнения истца законодательством.

Правовую основу службы в органах внутренних дел на момент поступления на службу истца составлял Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года N 1026-1 "О милиции" и Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденное Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1.

В соответствии с этими нормативными актами на службу в милицию имели право поступать граждане Российской Федерации не моложе 18 лет и не старше 35 лет независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, имеющие образование не ниже среднего (полного) общего образования, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья исполнять возложенные на сотрудников милиции обязанности.

В соответствии с пунктами 4.4 и 5.4 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 14 декабря 1999 года N 1038, контракт о службе в органах внутренних дел заключается после оформления личного дела гражданина, поступающего на службу. В личное дело сотрудника, среди прочего, заносятся сведения о трудовой деятельности и службе в Вооруженных Силах.

Согласно пунктам 11.1 и 11.2 указанной Инструкции воинский учет граждан, проходящих службу в органах внутренних дел, осуществляется в органах внутренних дел в порядке, определенном Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 1998 года N 1541 "Об утверждении Положения о воинском учете"; снятие в военных комиссариатах с воинского учета граждан, поступивших на службу в органы внутренних дел, производится по мотивированным ходатайствам указанных органов, направляемым в военные комиссариаты по месту жительства граждан, с приложением именных списков и военных билетов (пункт 11.1); после снятия с воинского учета военные билеты с соответствующими отметками, а для офицеров запаса - и личные дела с послужными картами хранятся в личных делах сотрудников (пункт 11.2).

Пунктом 23 Положения о воинском учете, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 1998 года N 1541 и действовавшего в период поступления истца на службу в органы внутренних дел, предусмотрено, что для осуществления воинского учета руководители, другие ответственные за военно-учетную работу должностные лица (работники) организаций обязаны проверять при приеме на работу (учебу) у граждан, пребывающих в запасе, военные билеты (временные удостоверения, выданные взамен военных билетов), а у граждан, подлежащих призыву на военную службу, - удостоверения граждан, подлежащих призыву на военную службу; установить, состоят ли граждане, принимаемые на работу (учебу), на воинском учете.

Введенный в действие с 1 января 2012 года Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в статье 18 также предусматривает в перечне документов, представляемых гражданином для поступления на службу в органы внутренних дел, документы воинского учета - для военнообязанных и граждан, подлежащих призыву на военную службу.

Таким образом, военный билет является документом, который гражданин, пребывающий в запасе и изъявивший желание поступить на службу в органы внутренних дел, обязан представить для поступления на службу в органы внутренних дел.

Учитывая, что согласно заключению служебной проверки, которое истцом не обжаловалось и никем не было признано незаконным, был установлен факт представления Г. при поступлении на службу в органы внутренних дел военного билета, содержащего заведомо ложные сведения о прохождении им военной службы, то при таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для признания незаконным увольнения истца по п. 5 ч. 3 ст. 82 Федерального закона о службе в органах внутренних дел.

С учетом изложенного выводы судебных инстанций о незаконности увольнения истца основаны на ошибочном толковании норм материального права, а также постановлены с нарушением норм процессуального права.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, но допущена судебная ошибка, выразившаяся в существенном нарушении норм материального права, состоявшиеся по делу судебные постановления о восстановлении Г. в должности <...> ОГИБДД отдела МВД России по <...> району Республики <...> с 20 января 2012 г., взыскании в его пользу с ответчика заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда подлежат отмене с принятием по делу нового решения об отказе Г. в удовлетворении исковых требований.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387388390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 определила:

 решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 23 апреля 2012 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 14 августа 2012 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Г. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России