АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ "Восстановление на службе"от 19 декабря 2013 года

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Бейтуллаевой З.А.

судей Джарулаева А.К.и Устаевой Н.Х.

с участием прокурора Магомедэминова М.А.

при секретаре Гасановой А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Махачкале от 19 декабря 2013 года дело по апелляционной жалобе истца Д. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 26 августа 2013 года, которым постановлено:

 «В иске Д. к МВД по РД. о признании незаконным приказа МВД по РД от 01.07.13 г. № 1165 л/с об его увольнении и восстановлении его в должности заместителя главного бухгалтера УМВД РФ по г. Махачкала, взыскании с МВД по РД в его пользу заработную плату за время прогула отказать».

 

Заслушав доклад судьи Бейтуллаевой З.А., объяснения адвоката Гамидова А.З. в интересах истца Д.(на основании ордера № 95 от 24 сентября 2013 года и доверенности 05АА0893023 от 17 июля 2013 года), просившего решение суда отменить, объяснения представителя МВД по РД (на основании доверенности № 3 от 9 июня 2013 года), просившей решение суда оставить без изменения, заключение прокурора Магомедэминова М.А., полагавшего решение суда подлежащим оставлению без изменения, как законное и обоснованное, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Д. обратился в суд с иском о признании незаконным приказа МВД по РД № л/с от <дата> об увольнении его и восстановлении в должности заместителя главного бухгалтера <.> по г. Махачкала, взыскании с МВД по РД заработной платы за время вынужденного прогула. В обоснование иска указано, что он работал в органах внутренних дел с <дата> года, в занимаемой должности заместителя главного бухгалтера <.> по г. Махачкала - с <дата> года. Приказом МВД по РД от <дата> № л/с с <дата> контракт с ним расторгнут и он, находящийся в распоряжении МВД по РД, уволен из <.> по г. Махачкала по п.6 ч.2 ст. 82 ФЗ от <дата> № «О службе в органах внутренних дел» - за грубое нарушение служебной дисциплины. Результаты аттестации ему неизвестны, поскольку <дата> на аттестацию он не был приглашен, аттестация проведена без его участия несмотря на то, что в этот день он находился на работе. Сначала аттестация была назначена на 15 часов <дата> о назначении аттестации в этот день его уведомили <дата>., о чем он расписался в уведомлении. <дата> в 15 часов он не смог принять участие на заседании аттестационной миссии, поскольку в этот день, в обеденное время он отравился и на машине скорой помощи его ставили в инфекционную больницу, где ему оказали медпомощь. После этого он находился на работе, однако аттестация не состоялась. Впоследующем его больше никто не уведомлял о предстоящей аттестации, несмотря на то, что он <дата> и <дата> г., во время проведения аттестации, находился на работе.

 

Его необоснованно обвиняют в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, нарушении требований п.12 ч.2 приказа МВД РФ от <дата>. № «Об организации ведомственного финансового контроля в системе МВД РФ, п. 11 ч.2 приказа ВД РФ от <дата> № «О внесении изменений в приказ <.> от <дата> №», Инструкции о порядке составления и представления годовой, квартальной и месячной отчетности об исполнении бюджетной системы РФ, утвержденной приказом Минфина РФ от <дата> № и приказа Минфина РФ от <дата> № «Об общих требованиях к порядку составления, утверждения и ведения бюджетных смет бюджетных учреждений», выразившиеся в том, что в период исполнения обязанностей главного бухгалтера ФИО1 Ф по г. Махачкала, в отчетах 3-ОБ «Численность и денежное содержание сотрудников внутренних дел», представленной им в <.> за 2-й квартал, допустил искажение бухгалтерской отчетности, что дало основание для утраты доверия к нему руководства МВД о РД, поскольку по объяснению главного бухгалтера <.> по г. Махачкала ФИО11, следует, что квартальный отчет 3-ОБ «Численность и денежное содержание сотрудников ОВД» по бухгалтерии <.> <.> по г. Махачкала составляется ею и передается <.> по РД и при составлении этих отчетов она могла допустить ошибку. Относительно Д. она пояснила, что о наличии в кассе денег знала она, ее заместитель ФИО16 и кассир ФИО17, хотя фактически он не знал о том, что в кассе хранились деньги, такие объяснения он дал и при проведении служебной проверки.

 

Ответчик не принял во внимание, что он не занимается составлением отчетов, он осуществляет сводный отчет по представленные бухгалтерами соответствующих подразделений отчетам, т.е. суммирует отчетные данные указанных подразделений <.> по г. Махачкала. При составлении бухгалтерами отчетов по зарплате они жаловались, что заложенная в компьютерах программа дает сбой и получаются ошибки. В связи с эти у бухгалтеров невольно возникали ошибки при начислении зарплаты.

 

Из заключения служебной проверки следует, что допущенные в период исполнения им обязанностей главного бухгалтера нарушения выразились в отсутствии должного контроля, а не в искажении бухгалтерской отчетности, а кто именно допустил искажение бухгалтерской отчетности за 2-й квартал, в заключении не указано. Также в заключении служебной проверки не указано, каковы его должностные обязанности и какой пункт должностных обязанностей он нарушил.

 

Согласно п. 11 ч. 2 ст. 49 82 Федерального закона от <дата> № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» грубым нарушением служебной дисциплины является совершение сотрудником непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, виновных действий, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

 

Он был исполняющим обязанности главного бухгалтера <.> по г. Махачкала, он не являлся лицом, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности. Материалами служебной проверки не установлено, что он являлся лицом, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности. Напротив, согласно заключению служебной проверки его действия выразились в отсутствии должного контроля при составлении бухгалтерского отчета. Ему ошибочно вменено нарушение п. 11 ч. 2 ст. 49 ФЗ «О службе в ОВД РФ».

 

Судом постановлено приведенное выше решение.

 

В апелляционной жалобе истец ФИО10 просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным. Судом неправильно определены юридически значимые обстоятельства по делу. Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на то, что он, исполняя обязанности главного бухгалтера <.> по г. Махачкала, подписал отчет 3-ОБ за 2-й квартал <дата> года, где были допущены искажения бухгалтерской отчетности. Вместе с тем, суд сослался на то, что при инвентаризации наличных денежных средств, находящихся в кассе <.> по г. Махачкала по состоянию на <дата>., в кассе находилось <.> рублей, истец должен был знать об этом, поскольку главный бухгалтер осуществляет непосредственное руководство деятельностью бухгалтерии и несет персональную ответственность за выполнение возложенных на него задач и функций.

 

Исходя из этих обстоятельств, суд пришел к ошибочному выводу о том, что подписание истцом искаженного отчета и нахождение в кассе <.> рублей при инвентаризации, являются виновными действиями сотрудника, непосредственно обслуживающего денежные или товарные ценности, хотя истец таковым не являлся.

 

В связи с этим действия истца судом квалифицированы по п. 11 ч. 2 ст. 49 82 Федерального закона от <дата> № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», как грубое нарушение служебной дисциплины. Однако суд не учел, что истец не является сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, поскольку у ответчика с истцом нет договора о материальной ответственности.

 

В соответствии с требованиями главы 39 ТК РФ с сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, безусловно должен быть заключен договор материальной ответственности, иное исключает возможность непосредственного обслуживания денежных или товарных ценностей. Ответчик не доказал суду эти обстоятельства и не представил суду доказательства, свидетельствующие о том, что ответчик заключил с истцом договор материальной ответственности, и при этом статус истца не может быть истолкован как материально ответственного.

 

Согласно постановления Правительства РФ от <дата> № «О порядке утверждения перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности» и постановления Минтруда ФИО2 от <дата> № должность главного бухгалтера не входит в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности. Должность кассира в этом Перечне Минтруда ФИО2 от <дата> № указана первой.

 

В связи с этим с истцом не может быть заключен договор материальной ответственности, поскольку он не относится к категории работников, указанных в этом перечне должностей и работ, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности.

 

Следовательно, выводы суда о том, что истец относится к числу сотрудников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности, ошибочны. Также ошибочны выводы суда о том, что его действия подпадают под квалификацию по п. 11 ч. 2 ст. 49 82 Федерального закона от <дата> № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», как грубые нарушения служебной дисциплины, совершенные сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, которые истец положил в основу увольнения истца по п. 6 ч.2 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ».

 

Между тем, ответчик подтвердил в суде, что у него с истцом не имеется договор материальной ответственности, свои выводы в заключении служебной проверки о том, что истец является непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, обосновывает исходя из того, что ФИО10, исполняя обязанности главного бухгалтера, несет материальную ответственность.

 

Суд в одностороннем порядке отклонил доводы истца о том, что при его увольнении нарушен порядок увольнения из ОВД. В частности, при проведении аттестации ФИО10 не был уведомлен о месте и дне заседания аттестационной комиссии, ответчиком также нарушен порядок увольнения, предусмотренный п. 2 ч. 6 ст. 52 82 Федерального закона от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Суд не учел, что при решении вопроса об увольнении, ответчик необоснованно применил крайнюю меру дисциплинарной ответственности.

 

Дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие не явившегося в судебное заседание истца ФИО10 по следующим основаниям.

 

Данное гражданское дело поступило в суд апелляционной инстанции <дата>. Назначенное на <.> <дата> судебное заседание суда апелляционной инстанции было отложено на <.> <дата> ввиду неявки истца ФИО10 и его представителя адвоката ФИО12 в судебное заседание. На основании поступившего в Верховный Суд Республики Дагестан письменного заявления ФИО10 от <дата> о его болезни (при этом в заявлении было указано, что справка о болезни будет представлена суду), а также по причине нахождения его адвоката ФИО12 в служебной командировке судебная апелляционное рассмотрение дела было отложено на другой срок.

 

Однако <дата> в судебное заседание суда апелляционной инстанции истец ФИО10 также не явился, каких-либо документов в подтверждение уважительности своей вторичной неявки в судебное заседание суду не представил. Явившийся в судебное заседание <дата> представитель истца адвокат ФИО12 представил суду письменное ходатайство ФИО10 о повторном отложении апелляционного рассмотрения дела на другой срок ввиду его болезни. При этом суду не представлено доказательств в подтверждение факта нахождения истца ФИО10 на лечении <дата> либо <дата>, наличия у него заболевания, препятствующего его явке в судебное заседание в течение столь длительного времени.

 

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции полагает причины неявки истца в судебное заседание неуважительными и считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

 

Как видно из дела, истец ФИО10 в рассмотрении данного гражданского дела в суде первой инстанции также не принимал участия, его интересы представлял адвокат ФИО12

 

Исходя из изложенного, руководствуясь положениями ст.ст. 327, 167 ГПК РФ, принимая во внимание установленные ст. 327-2 ГПК РФ сроки рассмотрения гражданских дел в судах апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения ходатайства истца ФИО10 о повторном отложении судебного заседания на другой срок.

 

Дело рассмотрено судом апелляционной инстанции с участием адвоката истца ФИО12.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения, как законное и обоснованное.

 

Оспариваемым истцом приказом МВД по РД за № л/с от <дата> расторгнут контракт и уволен из органов внутренних дел ФИО10, находящийся в распоряжении МВД по РД, бывший заместитель главного бухгалтера <.> по городу Махачкала, на основании п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от <дата> № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (л.д. 7).

 

В соответствии с указанной нормой контракт прекращается, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

 

Согласно ст. 49 Федерального закона от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав (часть 1).

 

Грубым нарушением служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел является:

 

1) несоблюдение сотрудником ограничений и запретов, установленных законодательством Российской Федерации;

 

2) отсутствие сотрудника по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени;

 

3) нахождение сотрудника на службе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения либо отказ сотрудника от медицинского освидетельствования на состояние опьянения;4) совершение сотрудником виновного действия (бездействия), повлекшего за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникновение угрозы жизни и (или) здоровью людей, создание помех в работе или приостановление деятельности федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения либо причинение иного существенного вреда гражданам и организациям, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

 

5) разглашение сотрудником сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну, конфиденциальной информации (служебной тайны), ставших ему известными в связи с выполнением служебных обязанностей, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

 

6) небрежное хранение сотрудником вверенных для служебного пользования оружия и патронов к нему, повлекшее его (их) утрату, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

 

7) отказ или уклонение сотрудника от прохождения медицинского освидетельствования (обследования) в случаях, если обязательность его прохождения установлена законодательством Российской Федерации;

 

8) неявка сотрудника без уважительной причины на заседание аттестационной комиссии для прохождения аттестации;

 

9) умышленное уничтожение или повреждение сотрудником имущества, находящегося в оперативном управлении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, повлекшие причинение существенного ущерба, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

 

10) нарушение сотрудником требований охраны профессиональной служебной деятельности (охраны труда) при условии, что это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на службе, пожар, аварию, катастрофу) либо заведомо создало реальную угрозу наступления таких последствий, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

 

11) совершение сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, виновных действий, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя;

 

12) принятие сотрудником необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, находящегося в оперативном управлении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, неправомерное его использование или иное нанесение ущерба такому имуществу;

 

13) непредставление сотрудником сведений (представление заведомо недостоверных или неполных сведений) о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей;

 

14) сокрытие сотрудником фактов обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционного правонарушения;

 

15) публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, в том числе в отношении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, если это не входит в служебные обязанности сотрудника (часть 2).

 

Как установлено материалами дела, истец ФИО10 занимал должность заместителя главного бухгалтера ФИО1 по городу Махачкала и был включен в кадровый резерв на должность главного бухгалтера на <дата> год, что предполагало исполнение обязанностей ФИО19 ФИО18. в ее отсутствие. В ходе служебной проверки ФИО10 в своём письменном объяснении подтвердил, что в отсутствие главного бухгалтера он исполнял его обязанности, в том числе, и в период с 01 июня по <дата>, когда ФИО113. находилась в очередном отпуске, и в этот период он представлял в <.> отчет № «Численность и денежное содержание сотрудников органа внутренних дел» за 6 месяцев <дата> (л.д. 74).

 

Средние показатели, принятые для расчета фонда оплаты ФИО1 по городу Махачкала, установленные <.>, составляют: должностной оклад старшего и среднего начальствующего состава -<.> руб., младшего начальствующего состава - <.> <.> руб. В представленном ФИО10 отчете № оклады по должности должны были быть равны указанным значениям, однако при проверке отчета № было установлено, что оклады значительно завышены.

 

Кроме того, указанные суммы представлены, исходя из списочной численности в <.> человек (графа 03 строки 001 отчета), при штатной численности в <.> человека (графа 01 строки 001 отчета), тогда как согласно платежным ведомостям фактическая численность личного состава ФИО1 по г. Махачкале составляет <.> единиц, т.е. имеет место некомплект в количестве <.> единиц, из которых <.> единиц старшего и среднего начальствующего состава и <.> единицы младшего начальствующего состава, что не нашло отражения в отчете.

 

 

Подписанные ФИО10 формы отчетности ф. № и ф. № сведения о кассовых расходах на оплату труда и сумме, полученной с лицевого счета в кассу ФИО1 по городу Махачкала совпадают, что свидетельствует об отсутствии в кассе остатка и задолженности по заработной плате перед личным составом. Однако согласно результатам инвентаризации наличных денежных средств, находящихся в кассе ФИО1 по г. Махачкале, по состоянию на <дата> в кассе находилось наличность в сумме <.> руб.

 

Из изложенного следует, что в представленных ФИО10 отчетах сокрыт имевшийся в кассе ФИО1 по г. Махачкале остаток наличных денежных средств путем завышения фактической численности личного состава ФИО1 и должностных окладов.

 

Согласно инвентаризации наличных денежных средств, находящихся в кассе ФИО1 по г. Махачкале, по состоянию на <дата>, в кассе находилось <.> руб., однако <дата> ФИО10 направил в <.> заявку на получение наличных денег в сумме а, <.> руб. (л.д. 31).Согласно приходному кассовому ордеру № от <дата> ФИО10 учинена роспись в получении данной суммы (л.д. 30). Указанные обстоятельства ФИО10 в ходе служебной проверки не оспаривались.

 

Изложенное опровергает доводы апелляционной жалобы от том, что ФИО10 не являлся лицом, обслуживающим денежные или товарные ценности и не подпадает под действие п. 11 ч. 2 ст. 49 Федерального закона от <дата>. № № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

 

После получения ФИО10 по заявке от <дата> <.> руб. сумма, находящаяся в кассе ФИО1 по городу Махачкала составила <.> руб., из которых по состоянию на <дата>, когда в соответствии с пунктами 7, 8 Приказа МВД ФИО2 от <дата> № "Об утверждении Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации", действовавшего на момент возникновения правоотношений, все положенные личному составу выплаты уже были осуществлены, было истрачено лишь <.> руб.

 

Изложенное свидетельствует об отсутствии фактической потребности в запрошенных ФИО10 деньгах, поскольку кассовый остаток был достаточен для выплат причитающихся сумм.

 

Согласно п. 1.2 Положения о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации, утвержденного Банком России <дата> № №, для ведения кассовых операций юридическое лицо устанавливает максимально допустимую сумму наличных денег, которая может храниться в месте для проведения кассовых операций.

 

Данное требование <.> по г. Махачкале выполнено не было, лимит кассы на <дата> год установлен не был. Между тем, согласно письму начальника <.> № от <дата>, остаток денежных средств в кассе <.> не мог превышать лимита в <.> руб.

 

ФИО10 в силу занимаемой им должности и в связи с исполнением им обязанностей главного бухгалтера должен был знать о наличии лимита и необходимости его соблюдения, однако в нарушение вышеприведенного Положения, допустил хранение в кассе <.> денежных средств в значительно превышающем размере - <.> руб.

 

Вменяемые ФИО10 нарушения совершены им в период исполнения обязанностей главного бухгалтера. Как было указано выше, ФИО10 занимал должность заместителя главного бухгалтера и в силу должности замещал главного бухгалтера <.> по городу Махачкала в период отсутствия последнего без издания соответствующего приказа.

 

В соответствии с п. 42.1, 42.2 Положения о бухгалтерии <.> по городу Махачкала, утвержденного Приказом <.> по городу Махачкала № от <дата> г., действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, главный бухгалтер осуществляет непосредственное руководство деятельностью бухгалтерии и несет персональную ответственность за выполнение возложенных не него задач и функций; отвечает за обеспечение финансовыми ресурсами оперативно-служебной деятельности <.> по г. Махачкале за рациональное, экономное и целевое расходование средств в соответствии с утвержденным бюджетом, а также выплат денежного довольствия, заработной платы и пособий, организацию бухгалтерского учета.

 

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 49 Федерального закона от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» грубым нарушением служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел является совершение сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, виновных действий, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

 

Согласно п. 1, 2 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник органов внутренних дел обязан знать и соблюдать Конституцию Российской Федерации, законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в сфере внутренних дел, обеспечивать их исполнение; знать и исполнять должностной регламент (должностную инструкцию) и положения иных документов, определяющие его права и служебные обязанности, исполнять приказы и распоряжения прямых руководителей (начальников), а также руководствоваться законодательством Российской Федерации при получении приказа либо распоряжения прямого или непосредственного руководителя (начальника), заведомо противоречащих законодательству Российской Федерации.

 

Согласно п. 11 Раздела 2 Приказа МВД России от <дата> № «Об организации и осуществлении ведомственного финансового контроля в системе МВД России» руководитель финансовой службы формирует учетную политику органа (подразделения) МВД России, контролирует ее исполнение, осуществляет ведение бюджетного учета, своевременное составление и представление достоверной бюджетной отчетности, руководствуясь нормативными правовыми актами о бюджетном и налоговом учете. Осуществляет контроль за соблюдением сметной и финансовой дисциплины по всем источникам финансирования.

 

Вывод суда первой инстанции о том, что нарушение служебной дисциплины, выразившееся в несоблюдении ФИО10 требований приведенных выше законодательных и ведомственных нормативно-правовых актов, является в силу п. 11 ч. 2 ст. 49 Федерального закона от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» грубым нарушением служебной дисциплины, является правильным, соответствует материалам дела и закону.

 

Таким образом, у ответчика имелись предусмотренные законом основания для увольнения истца из органов внутренних дел. Изложенным опровергаются доводы апелляционной жалобы о незаконном увольнении ФИО10

 

Не нашли подтверждения и доводы истца о нарушении ответчиком при его увольнении установленного порядка.

 

Согласно письму УРЛС МВД по Республике Дагестан от <дата> ФИО10 был уведомлен о предстоящей аттестации, назначенной на 15.00 ч. <дата>, о чем имеется его собственноручная подпись от <дата>. На следующий день - <дата> ФИО10 на службу не вышел, о чем составлен соответствующий акт, оправдательных документов не представил. Согласно актам от <дата> и <дата> ФИО10 отказался от учинения подписи в отзыве о выполнение сотрудником служебных обязанностей.

 

На заседание аттестационной комиссии истец в указанный в уведомлении день не явился, со слов его прямого руководителя ФИО13, он болел. Согласно соответствующему акту во второй половине дня <дата>, а именно - с 14.00 часов дня ФИО10 на службе отсутствовал. Согласно справке ФКУЗ «Медико-санитарная часть МВД России по Республике Дагестан» ФИО10 находился на амбулаторном лечении с <дата> по <дата>, больше за медицинской помощью в названное учреждение он не обращался (л.д. 56).Согласно справкам ГБУ РД РЦИБ ФИО10 находился на стационарном лечении с <дата> по<дата> (в печатной записи «2012» имеются неоговоренные рукописные исправления цифры «2» на цифру «3»), а также с <дата> по <дата> (л.д. 55).

 

<дата> в 10.40 мин. ФИО10 был уведомлен заместителем начальника УМВД России по г. Махачкале ФИО13 о перенесении даты заседания аттестационной комиссии на 15.00 ч. текущего дня, однако от дачи расписки либо написания рапорта о проведении аттестации в его отсутствие отказался, о чем составлен соответствующий акт.

 

На заседание аттестационной комиссии ФИО10 вновь не явился, на работе также отсутствовал, о чем имеется соответствующий акт. В силу изложенного аттестация <дата> обоснованно была проведена ответчиком в отсутствие ФИО10

 

Сотрудниками <.> по г. Махачкале предпринимались меры по установлению местонахождения истца для его ознакомления с аттестационным листом, но на звонки он не отвечал, по двум адресам места жительства, указанным в личном деле, дверь никто не открывал, о чем составлен соответствующий акт. Вывод суда о том, что ФИО10, злоупотребляя своими правами, умышленно создавал препятствия при проведении процедуры увольнения. У сотрудников <.> по г. Махачкале отсутствовала реальная возможность ознакомить ФИО10 с аттестационным листом, представлением к увольнению, приказом об увольнении под роспись.

 

Копия аттестационного листа, представления к увольнению, приказа об увольнении и трудовая книжка были высланы ФИО10 почтовыми отправлениями, о чем имеются квитанции об отправке.

 

Изложенным опровергаются доводы апелляционной жалобы о нарушении ответчиком установленного Федеральным законом от <дата>. № «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» порядка при увольнении истца.

 

Как было указано выше, истцом заявлено требование о восстановлении на службе в органах внутренних дел в должности заместителя главного бухгалтера <.> по городу Махачкала. Между тем, как видно из дела, на момент увольнения из органов внутренних дел ФИО10 указанную должность не занимал, находился в распоряжении МВД по Республике Дагестан (л.д. 7). Приказ о зачислении в распоряжение органа внутренних дел им не оспорен. Следовательно, требование истца о восстановлении на работе в должности заместителя главного бухгалтера <.> по городу Махачкала не подлежит удовлетворении и по этим основаниям.

 

Отказ в иске о восстановлении на службе в органах внутренних дел влечет отказ в удовлетворении требований истица о взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, поскольку указанные требования являются производными от требования ФИО10 о восстановлении на службе в органах внутренних дел.

 

Решение суда первой инстанции, признавшего увольнение истца законным и отказавшего ФИО10 в иске о восстановлении на работе в органах внутренних дел, является законным и обоснованным. Оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы истца не имеется.

 

Руководствуясь ст. ст. 327-329 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Решение Советского районного суда города Махачкалы от 26 августа 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России