ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 мая 2014 г. об отмене приказа Министра МВД РФ по РД от <дата> за №<.> об увольнении

 ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 от 26 мая 2014 г. по делу № 33-1823/2014

 Судья Гюльмагомедов М.Т.

 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З. судей Устаевой Н.Х. и Абдуллаева М.К. при секретаре Магомедовой З.А. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Магомедова С.М. к МВД РФ по Республике Дагестан об отмене приказа Министра МВД РФ по РД от <дата> за №<.> об увольнении, обязании заключить контракт и назначить его в должности равнозначной ранее занимаемой должности, выплатить денежную компенсацию за недополученные предметы вещевого имущества и обмундирования, также за предметы и обмундирования маскирующих расцветок в период с 23 января 2004 года по настоящее время по апелляционной жалобе истца на решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 19 марта 2014 года, которым постановлено: «в удовлетворении иска Магомедова С. М. к МВД РФ по Республике Дагестан об отмене приказа Министра МВД РФ по РД от <дата> за №<.> об увольнении, обязании заключить контракт и назначить его в должности равнозначной ранее занимаемой должности, выплатить денежную компенсацию за недополученные предметы вещевого имущества и обмундирования, также за предметы и обмундирования маскирую­щих расцветок в период с 23.01.2004 года по настоящее время, отказать».

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., объяснения Магомедова М.С., просившего отменить решение суда первой инстанции и вынести по делу новое решение об удовлетворении исковых требований, возражения представителя ответчика по доверенности Курбатовой Ю.Ю., просившей оставить решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Магомедов С.М. обратился в суд с иском к МВД РФ по Республике Дагестан о внесении изменений в приказ МВД РФ по РД за № <.> от <дата> об увольнении, выплате денежной компенсации за недополученные предметы вещевого имущества и обмундирования, также за обмундирование маскирующих расцветок в период с 23 января 2004 года по настоящее время.

В последующем Магомедов С.М. изменил предмет иска и просил суд отменить приказ министра внутренних дел по РД от <дата> за №<.> об увольнении, обязать заключить контракт и назначить его в должности, равнозначной ранее занимаемой должности, выплатить денежную компенсацию за недополученные предметы вещевого имущества и обмундирования, также за предметы и обмундирования маскирующих расцве­ток в период с 23 января 2004 года по настоящее время.

Исковые требования мотивировал тем, что согласно указанию МВД России № от <дата>, приказу МВД России № от <.> года, 23 января 2004 года его откомандировали в распоряжение МВД Чеченской Республики для прохождения службы по контракту.

Согласно пункту 3.7 данного контракта по истечению срока действия контракта должны были предоставить ему ранее занимаемую должность в МВД по РД, откуда был перемещен на службу в МВД Чеченской Республики, или с его согласия на должность, равнозначную ранее занимаемой должности.

По истечении срока контракта в МВД по Чеченской Республике, согласно п. 3.7 контракта он вернулся в МВД по Республике Дагестан, где его должны были назначить на ранее занимаемую должность.

14 мая 2013 года по его рапорту МВД по Республике Дагестан уволили его из ОВД, не назначая на должность.

Кроме того, при увольнении из ОВД, ОМТиХОМВД по Республике Дагестан, ему не выплатили денежную компенсацию за предметы вещевого имущества и обмундирования.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Магомедов С.М. просит решение суда отменить по следующим основаниям. Суд первой инстанции не учел тот факт, что статья 36 ФЗ РФ - это статья об особенностях прохождения службы в ОВД при сокращении должностей. Его откомандировали в МВД по Республике Дагестан не в связи с сокращением должности, а согласно п.3.7 контракта заключенного им с МВД России. Провести в отношении него процедуру увольнения по ст.36 ФЗ РФ нельзя, так как эта статья применяется в отношении сотрудников, состоящих в должностях в ОВД МВД Республики, по сокращению штата или по другой причине зачисленных в распоряжение. Если сотрудник переходит с МВД одной Республики в МВД другой Республики, ст. 36 ФЗ РФ применять нельзя.

Согласно п. 12. ст. 36 ФЗ РФ, сотрудник ОВД, зачисленный в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, до назначения на другую должность в ОВД либо увольнения со службы ОВД, выполняет поручения руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или служебные обязанности ранее замещенной должности. Следовательно, согласно п. 12 ст. 36 ФЗ РФ, находясь в распоряжении МВД по Республики Дагестан, он должен был выполнять служебные обязанности дежурного ИВС Гудермесского РОВД МВД по Чеченской Республике или поручения начальника полиции Гудермесского РОВД МВД по Чеченской Республике, в связи с чем сотрудник переведенный с другой республики, не в состоянии исполнить требования п. 12 ст.36 настоящего федерального закона.

В данном случае, находясь в распоряжении МВД по Республике Дагестан исполнять функциональные обязанности дежурного ИВС Гудермесского РОВД Чеченской Республики или поручения начальника полиции Гудермеского РОВД МВД по Чеченской Республике. По этому, решение суда первой инстанции по данному вопросу считает противозаконным.

Суд первой инстанции ссылается еще на то, что Магомедов С.М. приказом МВД по Республике Дагестан № от <дата> уволен со службы в органах внутренних дел в звании подполковника полиции по п.2 части ч.1 ст. 82 ФЗ «О службе в ОВД» по достижению предельного возраста.

Суд пришел к выводу о правомерности действий МВД по Республике Дагестан о зачислении Магомедова С.М. в распоряжение для проведения процедуры увольнения и последующего его увольнения, так как ответчик был неправомочен назначить на должность лицо, достигшее предельного возраста пребывания на службе в ОВД.

 Однако контрактом между ним и ответчиком предусмотрены дополнительные условия: повышенная зарплата, три оклада вместо одного, по окончанию трехлетнего контракта выделить квартиру, ранее замещаемую должность сохраняется за сотрудником, по возвращению назначить на ранее замещаемую должность.

Кроме того, согласно п. 5.2 указанного приказа контракт является основанием для издания приказа о назначении сотрудника на должность. Следовательно, его должны были назначить на должность, так как контракт еще действовал до 14 мая 2013 года, а не зачислить в распоряжение МВД по Республике Дагестан.

Суд, при рассмотрении дела не учел тот факт, что речь идет не о приказе министра ВД России, речь идет о не исполнении п. 3.7 контракта и самом контракте, заключенного им с МВД России.

Кроме того Магомедов С.М. откомандирован в распоряжение МВД по ЧР, а увольняемым без права ношения форменной одежды, выплачивается денежная компенсация за предметы вещевого имущества, предусмотренные для выдачи соответствующими нормами снабжения по месяц увольнения включительно и не полученные ими, согласно приложению № к приказу.

Согласно пунктам 9.7, 24 Приказа МВД России от 26 июля 2012 г №725 «Об утверждении порядка выдачи, учета и списания вещевого имущества в ОВД РФ» для учета вещевого имущества находящегося в личном пользовании у лиц, убывающих из органов внутренних дел (кроме сотрудников увольняемых из ОВД), оформляется аттестат на предметы вещевого имущества.

Магомедовым С.М. в материалы дела приобщена копия аттестата № серии № на вещевое имущество, полученное им при откомандировании из МВД по Чеченской Республике.

Суд исходил из того, что данный аттестат Магомедовым С.М. в соответствующее подразделение сдан не был, в связи с чем зачислить его на вещевое довольствие не представилось возможным. Однако, Магомедов С.М. в судебном заседании подтвердил, что вещевой аттестат в МВД по РД им не сдан, так как в его принятии ему было отказано.

При вынесении решения суд не учел тот факт, что он неоднократно обращался с жалобами к министру ВД по Республике Дагестан, министру ВД России, указав в своих жалобах, что ОМТ и ХО МВД по РД не принимает вещевой аттестат по причине того, что он не назначен на должность.

Отказ в удовлетворении искового требования Магомедова С.М., суд первой инстанции мотивировал также пропуском срока обращения в суд.

Однако, суд при принятии решения не учел тот факт, что он не знал, какие сроки МВД России установило в ч 4 ст. 77 ФЗ.

Нарушения сроков закона не допущены, поскольку он неоднократно обращался в адрес руководителей органов внутренних дел по Республике Дагестан и Российской Федерации.

Суд первой инстанции сослался на то, что Магомедовым С.М. не представлены доказательства уважительности пропуска предусмотренного законом срока обращения за защитой своих прав.

Однако, сроки обжалования им не пропущены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что Магомедов С.М. в 2003 году был откомандирован из МВД по Республике Дагестан в распоряжение МВД по Чеченской Республике, где проходил службу до 23 января 2013 г. в соответствии с ежегодно заключаемыми контрактами.

Приказом МВД по Чеченской Республике № от <дата> Магомедов С.М. с 23 января 2013 г. был откомандирован обратно в МВД по Республике Дагестан для дальнейшего прохождения службы.

Приказом МВД по Республике Дагестан № от <дата> Магомедов С.М. был зачислен в распоряжение с 23 января 2013 г. по пункту 3 части 10 ст. 36 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...» (в связи с проведением процедуры увольнения).

Приказом МВД по Республике Дагестан № от <дата> уволен со службы в органах внутренних дел в звании подполковника полиции по пункту 2 части 1 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...» (достижение сотрудником предельного возраста).

Согласно пункту 4 части 1, части 3 статьи 88 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...», предельный возраст пребывания на службе сотрудников, имеющих специальное звание подполковника полиции, установлен до достижения ими 50 лет.

Между тем, на момент прибытия Магомедова С.М. в МВД по Республике Дагестан ему исполнилось полных <.> лет, т.е. истец достиг возраста, превышающего максимальный предел нахождения на службе в органах внутренних дел.

С учетом изложенного суд правильно пришел к выводу о правомерности действий МВД по Республике Дагестан о зачислении Магомедова С.М. в распоряжение для проведения процедуры увольнения и последующего его увольнения.

Судом проверено соблюдение процедуры увольнения истца по данному основанию и установлено, что до увольнения Магомедову С.М. было вручено уведомление, с которым он ознакомился под роспись 29 марта 2013 г., подготовлено представление к увольнению, с которым он также ознакомился под роспись, нарушений процедуры увольнения по данному основанию не допущено.

Доводы истца в части взыскания денежной компенсации за предметы вещевого имущества и обмундирования судом первой инстанции также тщательно исследованы и мотивированно опровергнуты.

Установлено, что Магомедовым С.М. аттестат № серия № на вещевое имущество, полученный им при откомандировании из МВД по Чеченской Республике, в соответствующее подразделение сдан не был, в связи с чем не был зачислен на вещевое довольствие.

Судебная коллегия считает выводы суда первой инстанции в указанной части основанными на законе и на фактических обстоятельствах дела.

Кроме того, представителем МВД по Республике Дагестан в суде первой инстанции было заявлено о пропуске истцом срока для обращения в суд.

Согласно части 4 ст. 72 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...» сотрудник органов внутренних дел или гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел либо ранее состоявший на службе в органах внутренних дел, для разрешения служебного спора может обратиться к руководителю федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченному руководителю либо в суд в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а для разрешения служебного спора, связанного с увольнением со службы в органах внутренних дел, в течение одного месяца со дня ознакомления с приказом об увольнении.

В соответствии с частью 8 ст. 89 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...» в последний день службы сотрудника с ним производится окончательный расчет.

Из письма УРЛС МВД по Республике Дагестан №<.>, направленного в адрес Магомедова С.М., следует, что истец уведомлен об издании приказа о его увольнении и необходимости явки за трудовой книжкой. В подтверждение отправки данного письма ответчиком представлена почтовая квитанция от <дата>, приобщенная к исследованному судом первой инстанции личному делу истца.

Магомедов С.М. также подтвердил, что своевременно узнал о своем увольнении 14 мая 2013 г.

Однако, Магомедовым С.М. не представлены доказательства уважительности пропуска предусмотренного законом срока обращения в суд за защитой своих прав, в связи с чем судом первой инстанции правильно применены правила пропуска срока давности по всем предъявленным Магомедовым С.М. требованиям.

Пропуск без уважительных причин срока обращения в суд, в силу ст. 200 ГК, 392 ТК РФ и ст. 152 ГПК РФ, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

 

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ,

 

судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

mal s�?=t��6hT4:justify;text-indent:35.4pt;line-height: 12.0pt'>Между тем, в соответствии со ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд о восстановлении нарушенного права в течение 3 месяцев, когда узнал или должен был узнать о нарушенном праве.

Из материалов дела усматривается, что с момента отстранения истца от службы до обращения в суд прошло более 6 месяцев (исковое заявление в суд подано 26 декабря 2013 года л.д.5).

При этом 30 мая 2013 года в адрес истца была направлена копия приказа об отстранении его от исполнения служебных обязанностей (л.д.19).

Из письменных возражений представителя ответчика усматривается, что адрес проживания истца указан г. Хасавюрт, ул. Подгорная <.>, согласно справке о доходах г. Махачкала, ул. Танкаева <.> (л.д.20), однако по указанным адресам истец не проживал.

Как показал представитель МВД по РД в связи с тем, что истец фактически проживал по адресу г. Махачкала, ул. Хашаева <.> (дом охранялся сотрудниками ППСП), по данному адресу истцу было направлено письмо с приложением приказа об отстранении от исполнения служебных обязанностей (копия письма и почтовой квитанции и конверта приложены).

Таким образом, истцом пропущен срок обращения в суд, пропуск срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной по делу, в соответствии со ст. 199 ГК РФ, является основанием для отказа в иске.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для восстановления на работе истца не имелось, оспариваемый приказ является законным.

В связи с этим, решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с отказом в удовлетворении исковых требований. Руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 23 января 2014 года отменить, принять по делу новое решение.

 

В удовлетворении искового заявления   З. М. о признании незаконным приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан № от <дата> об отстранении от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД отказать.

 

Председательствующий:

удья - Омарова М.А.

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России