ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 17 июня 2014 года г.Махачкала о признании незаконными приказов в части его увольнения, восстановления на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула.

Советский районный суд г.Махачкала

судья Омаровой М.А.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 июня 2014 года г.Махачкала

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З.,

судей Абдуллаева М.К., Османова Т.С.,

при секретаре Таибове Т.З., рассмотрела в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе представителя  М.А. – Гамидова А.З. гражданское дело по иску  М.А. к МВД по Республике Дагестан о признании незаконными приказов в части его увольнения, восстановления на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Абдуллаева М.К., выслушав объяснения представителя  М.А. – Гамидова А.З., просившего апелляционную жалобу удовлетворить, представителя МВД по Республике Дагестан Зайналовой К.Т., просившей апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, заключение представителя прокуратуры Республики Дагестан Багомаева А.М., полагавшего апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения, судебная коллегия

 

у с т а н о в и л а :

 

А. обратился в суд с иском к МВД по Республике Дагестан о признании п.п.5, 5.1 приказа МВД по Республике Дагестан от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с в части его увольнения с должности начальника ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала незаконными, восстановлении его на работе в указанной должности и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 20 февраля 2013 г. по день его восстановления.

В обоснование заявленных требований указано, что с марта 2011 года он работал в должности начальника ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала. Приказом МВД по Республике Дагестан от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с он, в числе других сотрудников, уволен из ОВД за нарушение п.4 ч.2 ст.49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел…», п.п.4.10 и п.86 приказа МВД России от 11 февраля 2010 г. № 80 «О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности ОВД РФ» и п.34.4 приказа МВД России от 17 ноября 1999 г. № 938, выразившемся в закреплении табельного огнестрельного оружия на постоянное ношение и хранение за находившимся в группе повышенного психологического внимания, имеющим три действующих дисциплинарных взыскания участковым уполномоченным полиции ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала ФИО 1, в результате чего стало возможным совершение последним 17 февраля 2013 г. тяжкого преступления, повлекшего смерть 3-х граждан, а также отсутствии контроля за деятельностью подчиненных сотрудников.

Основанием к изданию приказа и его увольнению послужило заключение служебной проверки от 19 февраля 2013 г., из которого следует, что 17 февраля 2013 г. примерно в 22 часа в кафе «Тимур», расположенном на <адрес>, при совместном распитии спиртных напитков, между участковым уполномоченным полиции ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала ФИО 1, с одной стороны, и <данные изъяты>, Изиевым произошел конфликт, в ходе которого ФИО 1 из закрепленного за ним табельного оружия ПМ № АН-0217 убил <данные изъяты>. При этом ФИО 1 находился в форменной одежде сотрудника полиции и распивал спиртные напитки в общественном месте с 14 до 22 часов, а после происшествия скрылся с места преступления.

Увольнение мотивировано тем, что проведенной по данному факту служебной проверкой установлено, что табельное оружие – пистолет Макарова закреплено за ФИО 1 приказом начальника ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала от 4 февраля 2013 г. № 7 с нарушением Инструкции о порядке выдачи табельного оружия сотрудникам ОВД на постоянное ношение, утвержденной приказом МВД России от 17 ноября 1999 г. № 938, поскольку на момент закрепления оружия ФИО 1 имел три дисциплинарных взыскания, кроме того, 31 мая 2012 г. психологом УМВД России по г.Махачкала, в связи с вопросом о закреплении за ФИО 1 табельного оружия на постоянное ношение и хранение было проведено его психологическое обследование, в результате которого у него был выявлен сниженный уровень самоконтроля, склонность к спонтанным и агрессивным действиям, не позволяющая прогнозировать высокую надежность профессиональной деятельности и отмечалось, что несение службы с оружием требует постоянного внимания к сотруднику со стороны соответствующих руководителей, однако данные рекомендации были проигнорированы при принятии решения руководством ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала и УМВД России по г.Махачкала.

Действия М.А., выразившиеся в закреплении за ФИО 1 табельного огнестрельного оружия на постоянное ношение и хранение ответчик квалифицировал как нарушение п.4 ч.2 ст.49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел…», п.п.4.10 и п.86 приказа МВД России от 11 февраля 2010 г. № 80 «О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности ОВД РФ» и п.34.4 приказа МВД России от 17 ноября 1999 г. № 938, то есть как нарушение служебной дисциплины.

С приказом он не согласен, поскольку в нем не приводятся основания, предусмотренные ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел…», а его действия неправильно квалифицированы как грубое нарушение служебной дисциплины. Кроме того, выводы ответчика о том, что ФИО 1 находился в группе риска, не соответствуют действительности, поскольку такого заключения психолога до совершения им преступления не имелось и его руководители не знали и не могли знать об этом. Каких-либо оснований для принятия в отношении ФИО 1 превентивных мер либо препятствий для исполнения им служебных обязанностей, до совершения им убийства не имелось.

В последующем М.А. дополнил свои исковые требования к МВД по Республике Дагестан и просил также признать незаконным п.1 приказа МВД по Республике Дагестан № 794 л/с от 6 мая 2013 г., в части его увольнения из ОВД.

В обоснование дополнительно заявленных требований указано, что 6 мая 2013 г. приказом министра внутренних дел по Республике Дагестан № 794 л/с, на основании приказа МВд по Республике Дагестан от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с, А.М. уволен из органов внутренних дел. Этим приказом ответчик изменил основание его увольнения, указанное в приказе – п.4 ч.2 ст.49 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел…», указав другое основание – п.6 ч.2 ст.82 того же Федерального закона – грубое нарушение служебной дисциплины.

Данный приказ он также считает незаконным, поскольку данным приказом он, будучи уже уволенным приказом от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с, повторно уволен со службы. Считает, что данный приказ издан для целей изменения основания его увольнения, поскольку в приказе от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с приведены основания не образующие состав грубого нарушения служебной дисциплины. Кроме того, при решении вопроса об увольнении истца ответчик применил крайнюю меру дисциплинарной ответственности.

Решением Советского районного суда г.Махачкала от 24 февраля 2014 г. в удовлетворении исковых требований  А.М. отказано.

В апелляционной жалобе представитель  А.М. – Гамидов А.З. просит решение суда первой инстанции по делу отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска  А.М.

В обоснование требований жалобы указано, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, в частности оставил без внимания и оценки их доводы о том, что А.М. не совершал грубого нарушения служебной дисциплины, что ответчиком применены основания для его увольнения, которые не могли быть положены в основу такой меры дисциплинарного взыскания, что ответчик издав новый приказ о его повторном увольнении изменил основания увольнения, чтобы завуалировать допущенные им нарушения при увольнении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе представителя  А.М. – Гамидова А.З.

Как видно из материалов дела, приказом министра внутренних дел Республики Дагестан от 20 февраля 2013 г. № 224 л/с «О наказании руководителей и сотрудников подразделений МВД по Республике Дагестан» за нарушение п.4 ч.2 ст.49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», п.п.4.10 и п.86 приказа МВД России от 11 февраля 2010 г. № 80 «О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел РФ», п.34.4 приказа МВД России от 17 ноября 1999 г. № 938, выразившемся в закреплении табельного огнестрельного оружия на постоянное ношение и хранение за находившимся в группе «повышенного психолого-педагогического внимания», имеющим три действующих дисциплинарных взыскания, участковым уполномоченным полиции отдела полиции по Советскому району Управления МВД России по г.Махачкала капитаном полиции ФИО 1, в результате чего стало возможным совершение последним <дата> тяжкого преступления, повлекшего смерть 3-х граждан, а также отсутствии должного контроля за деятельностью починенных сотрудников, приказано уволить из органов внутренних дел в установленном порядке начальника отдела полиции по Советскому району Управления МВД России по г.Махачкала подполковника полиции М.А. по выходу на службу из основного отпуска.

Основанием к вынесению приказа послужило заключение служебной проверки по информации о неправомерных действиях УУП ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкале ФИО 1, утвержденное приказом министра внутренних дел по Республике Дагестан от 19 февраля 2013 г., из содержания которого следует, что 17 февраля 2013 г., примерно в 22 часа в кафе «Тимур», расположенном по <адрес>, при распитии спиртных напитков между УУМ ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкале ФИО 1 и ФИО 2, ФИО 3 и ФИО 4 произошел конфликт, в ходе которого ФИО 1 применил закрепленное за ним табельное огнестрельное оружие пистолет ПМ № АН-0217, в результате чего от полученных ранений ФИО 2, ФИО 3 и ФИО 4 скончались на месте.

Как видно из заключения, служебной проверкой установлено, что на дату закрепления за ФИО 1 оружия, он имел три дисциплинарных взыскания, а психологом Управления МВД России по г.Махачкале в результате его психологического обследования установлено, что несение службы с оружием требует постоянного внимания к сотруднику со стороны руководителей. Проверкой также установлено, что причинами и условиями приведшими к указанному чрезвыйчайному происшествию, явились нарушение руководством Управления МВД России по г.Махачкале и отдела полиции по Советскому району этого же управления нормативных актов, выразившиеся в закреплении табельного оружия за ФИО 1, руководством полиции МВД по Республике Дагестан и её структурных подразделений не была организована на должном уровне индивидуально-воспитательная работа с подчиненными, в результате чего сотрудник, имеющий несколько дисциплинарных взысканий, не только не был своевременно уволен из органов внутренних дел, но и продолжал иметь на постоянном хранении и ношении табельное оружие, что в конечном итоге привело к совершению им тяжкого уголовного преступления.

Таким образом, вопрос о привлечении истца к дисциплинарной ответственности, вышеназванным приказом был отложен до его выхода на службу из основного отпуска.

На л.д.38 имеется корешок отпускного удостоверения, выданного  А.М., из  которого следует, что отпуск за 2012 год ему был предоставлен в период с 28 января по 20 марта 2013 г.

На л.д.86 имеется докладная записка начальника ОРЧ СБ МВД по Республике Дагестан на имя министра внутренних дел по Республике Дагестан от 15 апреля 2014 г. с просьбой дать разрешение о проведении дополнительной проверки в отношении  А.М., поскольку в ходе проведения служебной проверки 19 февраля 2013 г. А.М. находился в очередном отпуске, в связи с чем не был опрошен и возникла необходимость в проведении в отношении него дополнительных проверочных действий, с разрешающей резолюцией министра.

Приказом министра внутренних дел по Республике Дагестан от 16 апреля 2013 г., копия которого имеется на л.д.88, А.М. отстранен от выполнения служебных обязанностей с 16 апреля 2013 г. на период проведения в отношении него служебной проверки.

На л.д.96-99 имеется протокол заседания аттестационной комиссии МВД по Республике Дагестан от 30 апреля 2013 г., из которого видно, что одним из вопросов повестки заседания выступало проведение аттестации начальника ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкале А.М., основанием которой являлось заключение служебной проверки от 25 апреля 2013 г. Из протокола следует, что по итогам обсуждения вопроса о допущенных  А.М. нарушениях Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел…» и ведомственных нормативных актов, выразившихся в закреплении за ФИО 1 табельного огнестрельного оружия на постоянное ношение и хранение, повлекшее совершением им тяжкого преступления, аттестационная комиссия пришла к выводу, что А.М. не соответствует занимаемой должности и единогласно проголосовала за его увольнение со службы.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 6 мая 2013 г. № 794 л/с с А.М. расторгнут контракт и он уволен из ОВД со ссылкой на п.6 ч.2 ст.82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел…» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины). Основанием для вынесения приказа послужило заключение МВД по Республике Дагестан от 25 апреля 2013 г. и решение аттестационной комиссии МВД по Республике Дагестан от 30 апреля 2013 г.

В соответствии с п.6 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342 –ФЗ «О службе в органах внутренних дел…» контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

В соответствии со ст.49 того же Федерального закона, нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Грубым нарушением служебной дисциплины сотрудником органов внутренних дел является:

1) несоблюдение сотрудником ограничений и запретов, установленных законодательством Российской Федерации;

2) отсутствие сотрудника по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного служебного времени;

3) нахождение сотрудника на службе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения либо отказ сотрудника от медицинского освидетельствования на состояние опьянения;

4) совершение сотрудником виновного действия (бездействия), повлекшего за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникновение угрозы жизни и (или) здоровью людей, создание помех в работе или приостановление деятельности федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения либо причинение иного существенного вреда гражданам и организациям, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

5) разглашение сотрудником сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну, конфиденциальной информации (служебной тайны), ставших ему известными в связи с выполнением служебных обязанностей, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

6) небрежное хранение сотрудником вверенных для служебного пользования оружия и патронов к нему, повлекшее его (их) утрату, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

7) отказ или уклонение сотрудника от прохождения медицинского освидетельствования (обследования) в случаях, если обязательность его прохождения установлена законодательством Российской Федерации;

8) неявка сотрудника без уважительной причины на заседание аттестационной комиссии для прохождения аттестации;

9) умышленное уничтожение или повреждение сотрудником имущества, находящегося в оперативном управлении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, повлекшие причинение существенного ущерба, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

10) нарушение сотрудником требований охраны профессиональной служебной деятельности (охраны труда) при условии, что это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на службе, пожар, аварию, катастрофу) либо заведомо создало реальную угрозу наступления таких последствий, если это не влечет за собой уголовную ответственность;

11) совершение сотрудником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, виновных действий, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя;

12) принятие сотрудником необоснованного решения, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, находящегося в оперативном управлении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, неправомерное его использование или иное нанесение ущерба такому имуществу;

13) непредставление сотрудником сведений (представление заведомо недостоверных или неполных сведений) о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей;

14) сокрытие сотрудником фактов обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционного правонарушения;

15) публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, в том числе в отношении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, если это не входит в служебные обязанности сотрудника.

Ответчиком установлено, что А.М. работая в должности начальника ОП по Советскому району УМВД России по г.Махачкала, допустил грубое нарушение служебной дисциплины.

А.М. и его представителем судам первой и апелляционной инстанций не приведено доводов, опровергающих установленные ответчиком в ходе служебной проверки обстоятельства совершения им дисциплинарного проступка.

Установленный ст.51 вышеназванного Федерального закона порядок наложения на сотрудников органов внутренних дел мер дисциплинарного взыскания при увольнении  А.М. ответчиком не нарушен.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает, судом первой инстанции по делу принято законное и обоснованное решение об отказе в удовлетворении иска  А.М.

Доводы, приведенные представителем  А.М. в апелляционной жалобе, были предметом рассмотрения суда первой инстанции, не содержат указания на допущенные им существенные нарушения норм материального или процессуального права, в связи с чем, по мнению коллегии, подлежат отклонению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия,

о п р е д е л и л а :

Решение Советского районного суда от 24 февраля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя  А.М. - Гамидова А.З. – без удовлетворения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 

А П П Е Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г. Махачкала 29 апреля 2014 г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

 

председательствующего – Алиевой Э.З. судей - Загирова Н.В., Абдуллаева М.К. при секретаре судебного заседания – Таибове Т.З. рассмотрела апелляционную жалобу представителя  Н.Б. адвоката Магомедова Д.М. на решение Советского районного суда г. Махачкалы РД от 28 января 2014 года, которым постановлено: «исковые требования  Н.Б. к МВД по РД о признании об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда оставить без удовлетворения».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Загирова Н.В., представителя МВД по РД Таимова О.М., просившего оставить решение суда без изменения, заключение прокурора Багомаева А.М., полагавшего, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

 

Н.Б. обратился в суд с иском к МВД по РД о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав в обоснование иска, что приказом МВД по РД № 2101 л/с от 05.11.2013 г. он уволен из ОВД по ст. 82 ч. 1 п. «2» ФЗ №342 от 30.11.2011 г «О службе в ОВД РФ», в связи с достижением предельного возраста пребывания на службе в ОВД. Приказ МВД по РД № 2101 л/с от 05.11.2013г., в части его увольнения из ОВД, незаконен и подлежит отмене по следующим основаниям.

О наличии приказа об увольнении он узнал, когда ему по почте 20.11.2013г. пришло письмо из ОП УРЛС МВД по РД с сообщением, о том, что он уволен. ФЗ № 342 от 30.11.2011г. «О службе в ОВД РФ» такого основания увольнения, как уведомление об увольнении, не предусматривает.

Согласно п. 4 ч.1 ст. 88 ФЗ № 342 от 30.11.2011г. «О службе в органах внутренних дел РФ» предельный возраст пребывания на службе в ОВД составляет для сотрудников ОВД, имеющих иные специальные звания -50 лет (подполковник полиции включительно)

Согласно ч. 2 ст. 88 ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ» по достижении сотрудником ОВД предельного возраста пребывания на службе в ОВД контракт прекращается и сотрудник увольняется со службы в ОВД, за исключением случаев предусмотренных настоящим ФЗ.

Таким случаем исключения прекращения контракта и увольнения сотрудника из ОВД является требование ч. 3 ст. 88 ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ», в соответствии с которым с сотрудником ОВД, достигшим предельного возраста пребывания на службе в ОВД, имеющим положительную последнюю аттестацию, при отсутствии у него медицинских противопоказаний в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии, с его согласия и по его рапорту, может ежегодно заключаться новый контракт, но не более чем в течение пяти лет после достижения предельного возраста пребывания на службе.

Правовая норма ч. 3 ст. 88 настоящего ФЗ устанавливающая право работодателя продлевать предельный срок пребывания на службе в ОВД сотрудникам, достигшим предельного срока пребывания на службе в ОВД в течение пяти лет после достижения предельного возраста-50лет, самостоятельно порождает условие, при котором любое увольнение работодателем сотрудника достигшего предельного возраста пребывания в ОВД без согласия сотрудника на реализацию его социальной гарантии продления срока службы по его рапорту еще на пять лет при положительной аттестации и отсутствия медицинских противопоказаний, становится инициативой работодателя.

Исходя из правовой нормы ч. 2, ч. 3 ст. 88 вышеназванного закона, работодатель, прежде чем уволить его, был обязан учесть результаты аттестации, военно-врачебной комиссии и при его отказе от дальнейшего прохождения службы, принять решение о его увольнении. Таких действий, предусмотренных законом, работодатель не совершил, чем нарушена процедура увольнения.

В настоящее время ему исполнилось 50 лет. В соответствии с аттестацией, проведенной в 2011 году, он был рекомендован для прохождения службы в полиции. Согласно заключению ВВК он годен к военной службе, имеет положительную аттестацию. Имеет 32 поощрения, действующих взысканий не имеет. Написал рапорт о продлении службы в ОВД еще в марте 2013года, получив уведомление о предстоящем увольнении. Рапорт его был подписан начальником МРО УМБПСОВБ УЭБ и ПК МВД по РД полковником полиции З.А.М.

Работодатель, увольняя его с мотивировкой «в связи с достижением предельного возраста пребывания на службе в ОВД», оставив на службе сотрудников в возрасте 51 год и выше, при этом, не обосновав невозможность продления срока службы ему с учетом требований ч. 3 ст.88 ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ», допустил дискриминацию труда по возрастному признаку в нарушении требования ст. 3 ТК РФ, нарушил принцип равенства прав и возможностей ст. 2 ТК, нарушил Конституционное право гражданина на труд.

Допустил дискриминацию в области труда и занятий также в нарушении требований ст.1 Конвенции Международной Организации Труда № 111 о дискриминации в области труда и занятий (Женева, 25 июня 1958 г.)

Работодатель, увольняя его, не учел правовую норму п. 13 ст.83 ТК РФ в соответствии с которой прекращение трудового договора при возникновении ограничений установленных ТК и иными федеральными законами, исключающими возможность исполнения работником обязанностей по трудовому контракту, допускается если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность.

Согласно п. 4 ст. 85 ФЗ № 342 от 30.11.2011г. «О службе в органах внутренних дел РФ «расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в период временной нетрудоспособности сотрудника органов внутренних дел либо в период его пребывания в отпуске или в командировке не допускается». Работодатель в нарушение этого пункта уволил его в период его временной нетрудоспособности, с 28.10.2013г. по 10.11.2013г. Таким образом, работодатель нарушил порядок и процедуру увольнения.

Так, хотя фактически он был уволен на основании приказа МВД по РД № 2101 л/с от 05.11.2013г., заработную плату он не получал с сентября 2013 года.При этом, его заработная плата составляла <.> рублей в месяц, а всего считает необходимым взыскать в период с сентября 2013 года по настоящее время <.> рублей (<.> х 3 месяца = <.>). Кроме того, им не получены денежные средства в качестве премий за 1-е полугодие 2013 года, на день работника ОВД - 10 ноября, а также по результатам положительной работы за 2013 год. Суммы этих премий устанавливает финансово-экономический отдел МВД по РД.

Незаконное увольнение с работы повлекло за собой причинение ему морального вреда выразившееся в чувстве несправедливости, обиды, неопределенности своего будущего. Невыплата заработной платы резко отразилась на достатке его семьи, доставила множество неудобств, которые должны быть компенсированы в соответствии со ст.ст. 237 и 394 Трудового кодекса Российской Федерации.

 

Судом постановлено вышеуказанное решение.

 

На данное решение подана апелляционные жалобы, в которой они выражают несогласие с ним по следующим основаниям. Согласно п. 5 данного ФЗ при упразднении (ликвидации) подразделения, либо сокращении должностей руководитель ФОИВ уведомляет в письменной форме сотрудника ОВД о предстоящем увольнении не позднее чем за 2 месяца до его увольнения, что ими не было сделано. Согласно п. 17 данного ФЗ - в срок нахождения сотрудника в распоряжении не засчитываются периоды временной нетрудоспособности и нахождения в отпуске, предусмотренные настоящим федеральным Законом. Как известно, он находился в отпуске с 31.07. по 29.10 2013 года (за время отпуска с 23.10. по 01.11. 2013 г. находился на больничном). Таким образом, период его нахождения в распоряжении ВД прерывается с 31.10. по 09.11.2013 г. и должен был быть продолжен еще на 50 (пятьдесят) дней - до 28.12.2013 г. Ранее этой даты приказ о его увольнении из ОВД не должен был состояться и он является преждевременным и незаконным. К тому же Ответчиком не соблюдены правила предусмотренные п. 6 вышеуказанного ФЗ, где указано, что в течение срока нахождения сотрудника в распоряжении ФОИВ может проводиться внеочередная аттестация, по результатам которой сотрудникам могут быть предложены для замещения в порядке перевода иные должности. Согласно п.7 этого ФЗ преимущественное право на замещение должности в ОВД при прочих равных условиях предоставляется сотруднику, имеющему более высокие результаты, квалификацию, уровень образования, большую продолжительность стажа службы,опыта работы по специальности, либо сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав мнения сторон, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Разрешая спор, суд первой инстанции, сославшись на положения ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и Конституции РФ, пришел к выводу о законности увольнения  Н.Б. по п. 2 ч. 1 ст. 82 ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" по достижению предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел.

Судебная коллегия согласна с указанными выводами суда первой инстанции.

 

В соответствии со ст. 11 ТК РФ трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, регулируются трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения.

Все работодатели (физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности) в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

На государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе.

В силу п. п. 8, 9 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, Трудовой кодекс РФ не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей (часть восьмая статьи 11 ТК РФ).

При рассмотрении трудовых дел суду следует учитывать, что в силу частей 1 и 4 статьи 15, статьи 120 Конституции РФ, статьи 5 ТК РФ, части 1 статьи 11 ГПК РФ суд обязан разрешать дела на основании Конституции РФ, Трудового кодекса РФ, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а также на основании общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, являющихся составной частью ее правовой системы.

Согласно ст. 3 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, правовую основу службы в органах внутренних дел составляют Конституция Российской Федерации, законы и иные правовые акты Российской Федерации, нормативные акты Министерства внутренних дел Российской Федерации, настоящее Положение и индивидуальный контракт о службе в органах внутренних дел (контракт).

Из изложенного следует, что в отношении сотрудников органов внутренних дел применяются нормы трудового законодательства, с учетом особенностей правового регулирования труда указанных лиц.

Согласно ст. 82 ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", контракт прекращается, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по достижении сотрудником предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, установленного статьей 88 настоящего Федерального закона.

В случае выявления нарушений законодательства Российской Федерации, допущенных при принятии решения о прекращении (расторжении) контракта, или в случае выявления (возникновения) новых обстоятельств, связанных с прекращением или расторжением контракта, основание, по которому с сотрудником органов внутренних дел был прекращен или расторгнут контракт, может быть изменено приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

В соответствии со ст. 88 указанного Закона, предельный возраст пребывания на службе в органах внутренних дел составляет: для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание генерала полиции Российской Федерации, генерал-полковника полиции, генерал-полковника внутренней службы или генерал-полковника юстиции, - 65 лет; для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание генерал-лейтенанта полиции, генерал-лейтенанта внутренней службы, генерал-лейтенанта юстиции, генерал-майора полиции, генерал-майора внутренней службы или генерал-майора юстиции, - 60 лет; для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание полковника полиции, полковника внутренней службы или полковника юстиции, - 55 лет;

для сотрудника органов внутренних дел, имеющего иное специальное звание, - 50 лет.

По достижении сотрудником органов внутренних дел предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел контракт прекращается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

С сотрудником органов внутренних дел, достигшим предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, имеющим положительную последнюю аттестацию и соответствующим требованиям к состоянию здоровья сотрудников органов внутренних дел в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии, с его согласия и по его рапорту может ежегодно заключаться новый контракт, но не более чем в течение пяти лет после достижения предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел.

Порядок заключения нового контракта с сотрудником органов внутренних дел, замещающим должность высшего начальствующего состава и достигшим предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, устанавливается Президентом Российской Федерации.

В статье 85 Закона содержится исчерпывающий перечень оснований расторжения контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Согласно данной правовой норме, расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в период временной нетрудоспособности сотрудника органов внутренних дел либо в период его пребывания в отпуске или в командировке не допускается.

Таким образом, вышеуказанные нормы исключают возможность автоматического продления срока службы сотрудникам, достигшим предельного возраста. Принятию решения о продлении таким лицам срока службы предшествует определенная процедура, которая предусматривает соблюдение таких условий, как наличие положительной аттестации работника и отсутствие медицинских противопоказаний для продолжения службы.

При этом руководителям органов внутренних дел предоставлено право продлить срок службы сотрудника милиции сверх установленного срока с учетом названных в законе обстоятельств или принять решение о его увольнении в связи с достижением предельного возраста. Обязанность по оставлению на службе сотрудника милиции, достигшего предельного срока службы, на руководителей внутренних дел не возложена.

Более того увольнение сотрудника по достижении предельного возраста службы не является увольнением по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, вследствие чего установленный в статье 85 ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" запрет на увольнение сотрудника органов внутренних дел в период его временной нетрудоспособности, в данном случае не распространяется.

Судом по делу установлено, что Н.Б. проходил службу в органах внутренних дел в должности майора полиции заместителя начальника межрайонного отдела БЭП и ПК МВД по РД.

Приказом МВД РД № 2101 от 05 ноября 2013 года истец был уволен из органов внутренних дел по п. 2 ч. 1 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по достижению предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел.

Руководством МВД по РД 25.02.2013 года было подготовлено уведомление о предстоящем увольнении истца в связи с достижением предельного возраста, с которым Н.Б. был ознакомлен под роспись 18.03.2013 года.

В материалах представленных истцом имеется листок нетрудоспособности в отношении истца, согласно которому он с 23.10.2013 года по 01.11.2013 года болел, а день издания приказа об увольнении 05 ноября 2013 года. Доказательств нахождения на больничном в период издания приказа истцом не представлено. Таким образом, МВД по РД соблюдена процедура увольнения. Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что имелись законные основания для увольнения истца со службы, поскольку он достиг предельного возраста, предусмотренного ст. 88 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и что процедура увольнения истца была соблюдена.

При указанных обстоятельствах, судебная коллегия считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Махачкалы РД от 28 января 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя  Н.Б. адвоката Магомедова Д.М. – без удовлетворения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 19 мая 2014 г. по делу № 33-1390/2014

 

Судья Джалалов Д.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З. судей Устаевой Н.Х. и Загирова Н.В. при секретаре Магомедовой З.А. с участием прокурора Магомедиминова М.А.

 рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску  К.М. к МВД РФ о признании незаконным приказа МВД по РД от <дата> за №, восстановлении его в должности специалиста по профессиональной подготовке ЦПП МВД по РД и взыскании судебных расходов по апелляционной жалобе истца на решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 24 января 2014 года, которым постановлено:

«В удовлетворении иска  К. М. к МВД РФ по РД о признании незаконным приказа МВД по РД от <дата> за №, восстановлении его в должности специалиста по профессиональной подготовке ЦПП МВД по РД и взыскании судебных расходов отказать».

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., возражения представителя ответчика по доверенности Таимова О.М., просившего оставить решение суда первой инстанции без изменения, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

К. М. обратился в суд с иском к МВД РФ по Республике Дагестан о признании незаконным приказа МВД по РД от <дата> за №, восстановлении его в должности специалиста по профессиональной подготовке ЦПП МВД по РД и взыскании судебных расходов.

Свои требования К.М. мотивировал тем, что <дата> № № он уволен из органов внутренних дел с должности специалиста по профессиональной подготовке Центра профессиональной подготовки (ЦПП) МВД по Республике Дагестан по п. 9 ч. 3 статьи 82 Федерального закона Российской Федерации № 342 от 30 ноября 2011 года «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел).

Поводом для проведения заседания указанной аттестационной комиссии послужило заключение служебной проверки МВД по РД от <дата>, проведенной по информации о том, что <дата> 2 часа 30 минут в гостинице «<.>», расположенной на 407 км ФАД «<.>», специалист ЦПП МВД по РД майор полиции К.М. и полицейский ОБ ОО МВД по РД младший сержант полиции <.> совершили насильственные действия в отношении <.>

В указанном заключении служебной проверки признано установленным, что <дата>, примерно в 22 часа 00 минут, специалист ЦПП МВД по РД майор полиции К.М. вовлек полицейского ОБ ОО МВД по РД младшего сержанта полиции <.> в распитие с ним и с <.> спиртных напитков, после чего в отношении <.> в гостинице «<.>», расположенной на ФАД «<.>», совершены насильственные действия.

            Изложенное стало возможным в результате невыполнения  К.М. и <.> требований п. 4 ст. 7 Федерального закона Российской Федерации «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и п.п. 1,2 и 6 ст. 8 Приказа МВД РФ от <дата> № «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ».

Причинами и условиями, способствовавшими совершению  К.М. и <.> указанного проступка стали слабая воспитательная работа с подчиненными и не выполнение требований приказа МВД России № 120 от 01 февраля 2007 «О комплексном реформировании системы воспитательной работы в органах внутренних дел» со стороны руководства ЦПП и ОО МВД по РД.

Обстоятельства, изложенные в служебной проверке, не соответствуют действительности. Он никого не вовлекал в распитие с ним спиртных напитков, так как сам он спиртных напитков не употребляет.

Каких-либо действий в отношении <.> не совершал и никак не причастен к тому, что <.> и <.> вступили в половую связь.

Просил суд признать незаконным приказ МВД по РД от <дата> за №, восстановлении его в должности специалиста по профессиональной подготовке ЦПП МВД по РД и взыскать с ответчика судебные расходы.

Судом постановлено указанное выше решение.

 

В апелляционной жалобе К.М. просит решение суда отменить по следующим основаниям.

Он уволен со службы по п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел).

Суд согласился с этим и пришел к выводу, что для признания приказа о его увольнении незаконным оснований нет.

Однако, суд не дал критическую оценку выводам указанного заключения.

Как видно из вывода аттестационной комиссии, проступком, порочащим честь сотрудника органов внутренних дел, названо вовлечение им <.> в распитие спиртных напитков.

            Однако, ни в заключении служебной проверки, ни в решении суда не указано, в чем выражается вовлечение им <.> в распитие спиртных напитков и чем это подтверждается.

Суд дал критическую оценку пояснениям  К. о том, что 03 сентября 2013г. года он спиртные напитки не употреблял.

Однако, из его слов «мы стали немного выпивать», а также из слов <.> «немного посидели, допили водку» не следует однозначный вывод, что он тоже вместе с другими выпивал спиртное.

Согласно п.6 ст.8 Приказа МВД РФ от 24 декабря 2008 №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации» нормы и правила служебного этикета предписывают сотруднику воздерживаться от употребления напитков, содержащих алкоголь, накануне и во время исполнения служебных обязанностей.

Даже, если согласиться с ответчиком, что он выпил спиртное, то это сделано не во время исполнения служебных обязанностей и не накануне рабочего дня. Протоколом освидетельствования от <дата>г. подтверждается, что на время освидетельствования 08 часов 25 мин. признаков употребления алкоголя нет.

Следовательно, накануне рабочего дня, то есть исполнения служебных обязанностей, не находился в состоянии алкогольного опьянения.

Чести и авторитету полиции его действиями не причинен ущерб. <.>, <.> <.>., даже не знали, что они служат в органах внутренних дел. За действия <.> он не должен быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

Какие-либо действия, повлекшие за собой нарушение прав и свобод <.>., он не совершил.

До рассмотрения апелляционной жалобы суду апелляционной инстанции представлено заявление от имени  К.М. с ходатайством об отложении судебного разбирательства в связи с его нахождением на стационарном лечении в Хунзахской районной больнице.

Судебная коллегия ходатайство оставила без удовлетворения, поскольку в связи с неявкой истца и ранее откладывалось рассмотрение апелляционной жалобы.

Более того, к ходатайству истца не приложены доказательства, подтверждающие факт его на   

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Приказом МВД по РД от <дата> № истец К.М. уволен из органов ОВД по п.9 ч.3 ст.82 ФЗ РФ от 30 ноября 2011г. №342 «О службе в органах внутренних дел..» (в связи с совершением проступка порочащего честь сотрудника органов внутренних дел) с 22 ноября 2013 года.

Как усматривается из материалов дела, основанием увольнения  К.М. явилось заключение служебной проверки от <дата>, а также выводы аттестационной комиссии.

Поводом для проведения служебной проверки и направления на аттестационную комиссию МВД по РД истца  К. М., послужила информация о том, что 04 сентября 2013 года в 02 часов 30 минут в гостинице «<.>», расположенном на 407 км ФАД <.> полицейский ОБ ОО МВД по РД младший сержант полиции <.> насильно вступил в половую связь с <.>

Заключением служебной проверки установлено, что майор полиции К.М. вовлек полицейского ОБ ОО МВД по РД младшего сержанта полиции <.> в распитие с ним, <.>., <.>. и <.> спиртных напитков, вследствие чего стало возможным вступление <.> в беспорядочную половую связь с несовершеннолетней <.> в гостинице «<.>», расположенной на ФАД «<.>».

Более того, суд первой инстанции правильно указал, что истец К.М. допустил распитие спиртных напитков с подчиненным ему сотрудником (<.> является курсантом ЦПП при МВД по РД).

Согласно п. 11 Инструкции о порядке организации и проведении служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы МВД РФ, основанием для проведения служебной проверки является наличие достаточных данных, указывающих на нарушение сотрудником установленного порядка и правил при выполнении возложенных на него обязанностей и осуществлении имеющихся у него правомочий в ходе служебной деятельности.

Согласно заключению по результатам служебной проверки К.М. допустил нарушение требований п.4 ст.7 ФЗ РФ «О службе в органах внутренних дел РФ...» и п.п.1,2 и 6 ст.8 Приказа МВД по РФ от 24 декабря 2008 года за №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ». Заключение служебной проверки и аттестационной комиссии истцом не оспорены.

Согласно п.2 ст.1 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, кодекс как свод профессионально-этических норм определяет для сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации нравственные ценности, обязательства и принципы службы в органах внутренних дел, профессионально-этические требования к служебному и внеслужебному поведению, взаимоотношениям в служебном коллективе.

Пункт 6 статьи 8 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утв. Приказом МВД РФ от 24 декабря 2008 №1138, предписывает нормы и правила служебного этикета, в том числе воздерживаться от употребления напитков, содержащих алкоголь, накануне и во время исполнения служебных обязанностей; отношений и сомнительных связей с людьми, имеющими отрицательную общественную репутацию, криминальные прошлое и настоящее.

Согласно, п. 3 ст.6 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, сотрудник не должен ни при каких обстоятельствах изменять нравственным принципам служебной деятельности, отвечающим требованиям государства и ожиданиям общества. Неуклонное следование нравственным принципам - дело чести и долга сотрудника органов внутренних дел.

Служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что представляет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определил правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц.

В соответствии с пунктом 9 части 3 статьи 82 Федерального закона N 342-ФЗ от 30 ноября 2011 г. "О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

С учетом изложенного, принимая во внимание то, что заключение служебной проверки и аттестационной комиссии истцом не оспорены, суд правильно пришел к выводу, что  К.М. допущено нарушение требований п.4 ст.7 ФЗ РФ «О службе в органах внутренних дел РФ...» и п.п.1,2 и 6 ст.8 Приказа МВД по РФ от 24 декабря 2008 года за №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ», в связи с чем приказ об увольнении истца  К.М. признал законным, и в удовлетворении требований истца о признании его незаконными и необоснованными отказал.

Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

В решении суда в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ, приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, поскольку по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела, а также повторяют изложенную истцом позицию, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции. Оснований для иной оценки исследованных судом доказательств судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 24 января 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий:

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 21 апреля 2014 г. по делу № 33-1305/2014

 

Судья Алимирзоев З.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Алиевой Э.З.

судей Устаевой Н.Х. и Османова Т.С.

при секретаре Магомедовой З.А. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску  З.М. к МВД по РД о восстановлении на работе по апелляционной жалобе представителя ответчика по доверенности на решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 23 января 2014 года, которым постановлено: «Исковое заявление  З. М. удовлетворить.

Признать незаконным приказ Министра внутренних дел по Республике Дагестан № от <дата> об отстранении от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД в связи с возникновением конфликта интересов - до его урегулирования.

Восстановить  З. М. в должности заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по Республике Дагестан».

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., объяснения представителя МД по Республике Дагестан Таимова О.М., просившего отменить решение суда первой инстанции и вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

З.М. обратился в суд с иском к МВД по РД о признании приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан от <дата> об его отстранении незаконным и необоснованном и восстановлении его на работе в должности заместителя начальника полиции по оперативной работе МВД по Республике Дагестан.

Исковые требования мотивировал тем, что приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан Магомедова А. от <дата> за № он отстранен от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД в связи с возникновением конфликта интересов - до его урегулирования.

Основанием его отстранения указаны: п.3.ч.2 ст.73 ФЗ №342 от 30 ноября 2011 года «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» и приказ МВД России от 25 июня 2012 года № 630 «Об утверждении порядка временного отстранения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации от выполнения служебных обязанностей».

Ему лично не известно и ему не разъяснили, в связи с какими возникшими конфликтами интересов он отстранен от занимаемой должности. Никаких конфликтов в его службе нет и не было. Какая-либо служебная проверка его деятельности не была назначена. Ему лично никто не разъяснил, в связи, с чем он отстранен от занимаемой должности.

Указанные в ст.73 ФЗ №342 от 30 ноября 2012 года основания для его временного отстранения от занимаемой должности отсутствуют.

Приказ МВД по РД от <дата> № издан во время нахождения его на больничном с 27 мая 2013г. по 14 июня 2013г.

 

Судом постановлено указанное выше решение.

 

В апелляционной жалобе представитель ответчика просит решение суда отменить по следующим основаниям.

Приказом МВД по РД от <дата> № истец был отстранен от исполнения служебных обязанностей в связи с возникновением конфликта интересов - до его урегулирования с 27 мая 2013 г.

Истцом был пропущен срок обращения в суд, предусмотренный статьей 392 ТК РФ, о чем ими было письменно заявлено суду.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд о восстановлении нарушенного права в течение 3 месяцев, когда узнал или должен был узнать о нарушенном праве.

С момента отстранения от службы до обращения в суд прошло более 6 месяцев, истец знал о своем отстранении и на суде не отрицал этого, кроме того, сам представил суду приказ об отстранении от исполнения служебных обязанностей.

Управлением РЛС МВД по РД приказ об отстранении также был направлен  З.М.

Пропуск срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной по делу, в соответствии со ст. 199 ГК РФ является основанием для отказа в иске. Однако, суд в решении не дал никакой оценки заявленному ими пропуску срока исковой давности.

Суд в резолютивной части решения указал восстановить  З.М. в должности заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД.

Однако, оспариваемым приказом, З.М. не был ни уволен, ни перемешен по должности в порядке дисциплинарного взыскания.

Отстранение от должности не является дисциплинарным взысканием (увольнением) с ним трудовые отношения не прекращались и ФЗ от 20 ноября 2011 г. № 342 «О службе в ОВД РФ.. .» не запрещает отстранение от службы в период временной нетрудоспособности.

Родной брат истца <.> подозревался в совершении преступления.

Согласно должностному регламенту З.М. (имеется в материалах дела) является прямым начальником для всего личного состава оперативных подразделений полиции МВД и куратором территориальных ОВД по занимаемой должности (пункты 1.2 и 3.9).

Таким образом, истец по занимаемой должности являлся одним из прямых руководителей <.> и соответственно возникал конфликт интересов, который влиял или мог повлиять на объективное выполнение  З.М. служебных обязанностей в связи, с чем последний был отстранен от исполнения служебных обязанностей по пункту 3 части 2 статьи 73 ФЗ от 20 ноября 2011 г. «О службе в ОВД РФ.. .» (в связи с возникновением конфликта интересов).

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца и его представителя, которые извещены о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции.

В соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Отложение рассмотрения дела по ходатайству одного из лиц, участвующих в деле, не явившегося в заседание, допускается только в случаях, когда причины неявки будут признаны судом уважительными.

Неявка представителя лица, участвующего в деле (адвоката, работника, состоящего в штате), сама по себе не является основанием для отложения рассмотрения дела. В каждом конкретном случае суд рассматривает ходатайство и может отложить (но не обязан) рассмотрение дела только в случае, если причины неявки будут признаны им уважительными.

Истец, извещенный о времени и месте судебного заседания, в судебное заседание не явился, направил ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с заболеванием его представителя. Судебная коллегия считает, что в удовлетворении ходатайства истца об отложении рассмотрения дела следует отказать, так как ходатайство не связано с представлением доказательств и приведет к затягиванию судебного разбирательства.

Тот факт, что представитель истца не мог присутствовать в судебном заседании, не лишал истца возможности лично присутствовать в судебном заседании, либо направить иного представителя, либо направить в адрес суда письменные пояснения по делу.

Однако, истец был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного разбирательства, однако не явился на судебное заседание, уважительную причину своей неявки суду не сообщил.

 

Кроме того, из материалов дела усматривается, что истец доверенность для представления своих интересов выдал и Юнусову Р.С., который ознакамливался с материалами дела в суде первой инстанции.

В ходатайстве от <дата> об отложении рассмотрения апелляционной жалобы с 21 апреля 2014 года на другой срок истец по делу указывает причину неявки своего представителя, причину своей неявки он суду не сообщает.

Из приложенной справки из кожно – венерологического диспансера усматривается, что 17 апреля 2014 года представитель истца Магомедов Ш.М. с диагнозом «<.>» направлен в стационар.

Судебная коллегия причину неявки уважительной не находит, поскольку сведений о прохождении лечения в стационаре Магомедова Ш.М. не имеется.

Судебная коллегия не установила на момент начала судебного заседания уважительных причин, по которым истец и его представитель не явились в суд по вызову.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Удовлетворяя исковые требования  З.М. о признании приказа незаконным и восстановлении его в прежней должности, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не представил в суд доказательства, подтверждающие совершение З.М. действий (бездействий), которые можно было бы квалифицировать в соответствии с указанной нормой закона как конфликт интересов, а также доказательства, подтверждающие рассмотрение этого вопроса на заседании аттестационной комиссии и принятие каких-либо мер по урегулированию конфликта интересов.

Между тем, на сотрудников полиции распространяются запреты и ограничения, предусмотренные Законом о государственной гражданской службе в Российской Федерации.

Согласно ст. 16 Федерального закона от 27 июля 2004 N 79-ФЗ (ред. от 02 апреля 2014) "О государственной гражданской службе Российской Федерации" гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому.

При этом предотвращение или урегулирование конфликта интересов может состоять в изменении должностного или служебного положения гражданского служащего, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке и (или) в его отказе от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов.

Согласно ст. 19 Федерального закона от 27 июля 2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (в ред. от 30 декабря 2012) под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью гражданского служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации, способное привести к причинению вреда этим законным интересам граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации.

Согласно ч.1 и ч.2 ст.71 Федерального закона от 30 ноября 2011 № 342-ФЗ (ред. от 03 декабря 2012) «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» конфликт интересов в органах внутренних дел - ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) сотрудника органов внутренних дел влияет или может повлиять на объективное выполнение им служебных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью сотрудника и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства.

Из материалов дела усматривается, что приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан от <дата> за № З.М. отстранен от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД в связи с возникновением конфликта интересов - до его урегулирования.

Приказом Министра внутренних дел по Республике Дагестан от <дата> за №с предыдущий приказ изменен частично: «считать, что З.М. отстранен от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД в связи с возникновением конфликта интересов - до его урегулирования с 27 мая 2013г.».

Основанием для отстранения  З.М. от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД указаны: п.«3» ч.2 ст. 73 ФЗ №342 от 30.11.2011 года «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», и приказ МВД России № от <дата> «Об утверждении порядка временного отстранения сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации от выполнения служебных обязанностей».

Из материалов дела усматривается, что родной брат истца <.> <.> подозревался в совершении преступления. Согласно должностному регламенту З.М. является прямым начальником для всего личного состава оперативных подразделений полиции МВД и куратором территориальных ОВД по занимаемой должности (пункты 1.2 и 3.9).

Довод представителя ответчика о том, что истец по занимаемой должности являлся одним из прямых руководителей <.> и соответственно возникал конфликт интересов, судебная коллегия находит обоснованным.

Кроме того, как усматривается из материалов дела, представителем ответчика было заявлено о пропуске срока обращения в суд, предусмотренного статьей 392 ТК РФ.Однако, в решении суда выводов относительно заявления представителя ответчика не имеется.

Между тем, в соответствии со ст. 392 ТК РФ, работник имеет право обратиться в суд о восстановлении нарушенного права в течение 3 месяцев, когда узнал или должен был узнать о нарушенном праве.

Из материалов дела усматривается, что с момента отстранения истца от службы до обращения в суд прошло более 6 месяцев (исковое заявление в суд подано 26 декабря 2013 года л.д.5).

При этом 30 мая 2013 года в адрес истца была направлена копия приказа об отстранении его от исполнения служебных обязанностей (л.д.19).

Из письменных возражений представителя ответчика усматривается, что адрес проживания истца указан г. Хасавюрт, ул. Подгорная <.>, согласно справке о доходах г. Махачкала, ул. Танкаева <.> (л.д.20), однако по указанным адресам истец не проживал.

Как показал представитель МВД по РД в связи с тем, что истец фактически проживал по адресу г. Махачкала, ул. Хашаева <.> (дом охранялся сотрудниками ППСП), по данному адресу истцу было направлено письмо с приложением приказа об отстранении от исполнения служебных обязанностей (копия письма и почтовой квитанции и конверта приложены).

Таким образом, истцом пропущен срок обращения в суд, пропуск срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной по делу, в соответствии со ст. 199 ГК РФ, является основанием для отказа в иске.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для восстановления на работе истца не имелось, оспариваемый приказ является законным.

В связи с этим, решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с отказом в удовлетворении исковых требований. Руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 23 января 2014 года отменить, принять по делу новое решение.

 

В удовлетворении искового заявления  З. М. о признании незаконным приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан № от <дата> об отстранении от исполнения служебных обязанностей заместителя начальника полиции (по оперативной работе) МВД по РД отказать.

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                           ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

   г.Махачкала                                                                                                            26 февраля 2014 года

 

    Президиум Верховного Суда Республики Дагестан в составе: председательствующего Мирзаева P.M.,членов президиума Августиной И.Д., Гаджиевой Ш.В., Гончарова И.А., Гарунова И.З., Мамаева И.М., Сулейманова С.М., при секретаре Аскерхановой Д.Ю.,рассмотрел по кассационной жалобе представителя МВД по РД Таимова О.М. гражданское дело по иску Магомедшапиева Б.М. к МВД по РД о восстановлении на работе.

    Заслушав доклад члена президиума Мамаева И.М., объяснения пред­ставителя МВД по РД Таимова О.М., просившего удовлетворить кассацион­ную жалобу, мнение Магомедшапиева Б.М., просившего отклонить касса­ционную жалобу, заключение первого заместителя прокурора Республики Дагестан Белякова С.Г., полагающего необходимым отклонить кассацион­ную жалобу, президиум

                                                                         установил:

 

 

     Магомедшапиев Б.М. обратился в суд с иском к МВД по РД о призна­нии приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыска­нии заработной платы за время вынужденного прогула.

     Иск мотивирован тем, что он работал в органах внутренних дел на должности начальника КРО МВД по РД с мая 2012 года, за период службы характеризовался положительно, взысканий не имел, приказом министра МВД по РД от 10 июля 2013 года № 1221 л/с он уволен по п.2 ч.2 ст.82 Фе­дерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (по инициативе сотрудника). С приказом он не согласен, считает увольнение незаконным. Он добровольно написал рапорт об увольнении в апреле 2013 года после получения многочисленных повре­ждений головы, нанесенных неизвестными лицами 4 марта 2013 года, в тот момент он не мог предположить, что состояние здоровья ему позволит выйти  на работу. Ему предстояла операция, с 17 мая по 7 июня 2013 года он ле­чился в Центральном госпитале МВД РФ, после этого продолжал болеть до 9 июля 2013 года включительно. После лечения ему стало лучше, и он ре­шил продолжить службу, в связи с чем 8 июля 2013 года он направил теле­грамму на имя министра МВД по РД об отзыве ранее поданного рапорта об увольнении, этого же числа написал письменный рапорт о том же, 9 июля написал рапорт о предоставлении отпуска за 2012 год и в тот же день заре­гистрировал оба рапорта в УРЛС. При таких обстоятельствах его увольне­ние противоречит требованиям 4.1 ст.84 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Феде­рации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», после окончания срока предупреждения о расторжении контракта, то есть после 25 мая 2013 года у ответчика не было оснований считать, что увольнение явля­ется его инициативой, поскольку в соответствии с ч.7 ст.84 этого же закона, если контракт не был расторгнут в установленный срок предупреждения, контракт считается продолженным на прежних условиях. Вместо предос­тавления отпуска для санаторно-курортного лечения, он был уволен при указанных обстоятельствах. Просит удовлетворить свои требования.

         Решением Советского районного суда г.Махачкалы от 4 сентября 2013 года постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Магомедшапиева Б.М. к МВД по РД о признании незаконным приказа МВД по РД от 10 июля 2013 года № 1221 л/с о его увольнении со службы в ОВД, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула отказать».

       Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 26 ноября 2013 года поста­новлено:

       Апелляционную жалобу Магомедшапиева Б.М. удовлетворить.Решение Советского районного суда г.Махачкалы от 4 сентября 2013 года отменить.

        Исковые требования Магомедшапиева Башира Магомедовича к МВД по РД о признании приказа МВД по РД от 10 июля 2013 года № 1221 л/с об увольнении незаконным, восстановлении в должности начальника контрольно-ревизионного отдела МВД по РД, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула удовлетворить.

      Признать приказ МВД по РД от 10 июля 2013 года № 1221 л/с об увольнении Магомедшапиева Б.М. незаконным.

       Восстановить Магомедшапиева Б.М. в должности начальника кон­трольно-ревизионного отдела МВД по РД с 10 июля 2013 года. Взыскать с МВД по РД денежное довольствие за время вынужденного прогула за пери­од с 10 июля 2013 года по 26 ноября 2013 года».

      В кассационной жалобе представитель МВД по РД Таимов О.М. про­сит отменить апелляционное определение как незаконное и необоснованное.

      В обоснование жалобы указывается, что суд апелляционной инстанции не дал правильной оценки тому обстоятельству, что на момент истече­ния месячного срока предупреждения об увольнении истец находился на больничном. В соответствии с п. 12 ст.89 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Феде­рации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» уволь­нение со службы в органах внутренних дел сотрудника ОВД в период его временной нетрудоспособности не допускается. Вывод суда апелляционной инстанции о том, что истец отозвал рапорт своевременно, поскольку на мо­мент отзыва приказ об увольнении истца не был издан, не соответствует нормам материального права и противоречит ст. 84 указанного закона.

     Определением судьи Верховного Суда Республики Дагестан Биремовой А.А. от 29 января 2014 года кассационная жалоба с делом передана на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции - прези­диума Верховного Суда Республики Дагестан.

      Президиум находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворе­нию по следующим основаниям.

     В соответствии со ст.387 ГПК РФ основаниями для отмены или изме­нения судебных постановлений в кассационном порядке являются сущест­венные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невоз­можны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных ин­тересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

     Такие нарушения норм материального права допущены судом апелля­ционной инстанции по делу.

     Из материалов дела усматривается, что истец Магомедшапиев Б.М. проходил службу в органах внутренних дел РФ на различных должностях с 1993 года, в должности начальника контрольно-ревизионного отдела МВД по Республике Дагестан с мая 2012 года.

     Приказом министра МВД по РД от 10 июля 2013 года № 1221 л/с ис­тец уволен по п.2 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и вне­сении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Основанием для издания этого приказа явился рапорт Магомедшапиева Б.М. от 25 апреля 2013 года.

    Отказывая в удовлетворении исковых требований истца, суд первой инстанции исходил из того, что процедура увольнения ответчиком не нару­шена, прекращение контракта имело место по инициативе самого истца со­гласно его рапорту, который им не был отозван в срок, предусмотренный ст.84 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в от­дельные законодательные акты РФ».

       Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска Магомедшапиева Б.М. суд апелляционной инстан­ции указал, что выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания оспариваемого истцом приказа незаконным основаны на непра­вильном толковании норм материального права.

       Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в предусмотрен­ный ст.84 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» месячный срок предупреждения о расторжении контракта истцом пропущен по уважительной причине. Рапорт им не был отозван ввиду его нетрудоспособности, отзыв был направлен ист­цом только 8 июля 2013 года, до издания приказа об увольнении, что свиде­тельствует о том, что ответчику было известно о его намерении продолжить службу в органах внутренних дел.

       Судебная коллегия также посчитала заслуживающими внимания до­воды истца о том, что указанный рапорт о расторжении служебного кон­тракта был подан им вынужденно. На момент подачи рапорта об увольнении он находился на стационарном лечении по поводу многочисленных травм головы, причиненных ему при совершении на него покушения неустанов­ленными лицами, имевшего место 4 марта 2013 года, полагал, что состояние здоровья не позволит ему продолжить службу.

       С указанными выводами судебной коллегии согласиться нельзя, по­скольку они сделаны с существенным нарушением норм материального пра­ва.

      Вопросы прохождения службы в органах внутренних дел, в том числе основания и порядок прекращения службы урегулированы Федеральным за­коном от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законода­тельные акты РФ».

      При этом в ст. 82 указанного закона содержится исчерпывающий пере­чень оснований прекращения или расторжения контракта и увольнения со­трудника со службы в органах внутренних дел.

       В соответствии с п.2 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по инициативе сотрудника.

Порядок расторжения контракта и увольнение со службы в органах внутренних дел по инициативе сотрудника органов внутренних дел установ­лен ст. 84 указанного закона.

В соответствии с ч.л, 2 ст.84 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» сотрудник , .органов внутренних дел имеет право расторгнуть контракт и уволиться со службы в органах внутренних дел по собственной инициативе до истечения срока действия контракта, подав в установленном порядке рапорт об этом за один месяц до даты увольнения. До истечения срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы в органах внутренних дел сотрудник органов внутренних дел вправе в любое время отозвать свой рапорт. В этом случае контракт с сотрудником не расторгается и увольнение со службы не производится, если на замещаемую этим сотрудником должность в органах внутренних дел не приглашен другой сотрудник или гражданин и (или) имеются законные основания для отказа такому сотруднику или гражданину в назначении на данную должность. Согласно п.7 указанной статьи в случае, если по истечении срока предупреждения о расторжении контракта и об увольнении со службы в органах внутренних дел контракт не расторгнут и сотрудник органов внутренних дел не настаивает на увольнении, действие контракта продолжается на прежних условиях. Из материалов дела усматривается, что рапорт об увольнении по собственному желанию подан Магомедшапиевым Б.М. 25 апреля 2013 года и до 25 мая 2013 года, то есть в установленный ст.84 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» срок предупреждения, истцом не отозван.Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что своевременному отзыву рапорта об увольнении препятствовала временная нетрудоспособность истца, имевшая место в период с 5 марта 2013 года по 9 июля 2013 года.

      Однако эти выводы судебной коллегии не основаны на материалах дела. Истец Магомедшапиев Б.М. ни в исковом заявлении, ни в своих объяснениях в суде не ссылался на это обстоятельство и не говорил о том, что он в силу своего тяжелого болезненного состояния в месячный срок не смог на-
писать рапорт об отзыве своего рапорта от 25 апреля 2013 года об увольнении по собственному желанию. Не содержались такие доводы и в его апелляционной жалобе.

      В тоже время заслуживали внимания доводы ответчика о том, что МВД по РД в период  нахождения истца на больничном не могло издать приказ об увольнении истца на основании его рапорта, поскольку п. 12 ст.89 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные  законодательные акты РФ» предусмотрено, что увольнение со службы в органах внутренних дел сотрудника ОВД в период его временной нетрудоспособности не допускается.

      Названный закон не содержит каких-либо разграничений данного запрета на увольнение со службы по инициативе сотрудника (ст.84) либо по инициативе руководителя (ст.85).

      Как видно из дела, истец по 9 июля 2013 года включительно находился на больничном, поэтому в силу прямого указания закона он не мог быть уволен из органов внутренних дел, даже по собственному желанию поскольку закон запрещает увольнение сотрудника органов период временной нетрудоспособности. Приказ об увольнении истца издан 10 июля 2013 г. первый же день его выхода на службу после болезни.

       Кроме того, как следует из вышеназванных норм и разъяснений, дан­ных в п.22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением.

      Из дела и объяснений самого истца в судебном заседании видно, что рапорт об увольнении по собственному желанию написан им собственно­ручно по избранным им личным мотивам, он осознавал суть написанного им рапорта и его последствия. На иные факты, которые могли быть расценены в качестве давления со стороны работодателя с целью увольнения, истец не ссылался и доказательств не представлял.

      При таких обстоятельствах нельзя согласиться с судебной коллегией, которая признала заслуживающими внимания доводы истца о вынужденной подаче им рапорта об увольнении в связи с его болезнью.

     Исходя из изложенного, определение судебной коллегии об отсутст­вии оснований для увольнения Магомедшапиева Б.М. из органов внутрен­них дел по инициативе сотрудника и восстановлении его на работе не может быть признано законным, ввиду неправильного применения судом апелля­ционной инстанции норм материального права при принятии нового реше­ния по делу.

     Допущенное судом апелляционной инстанции нарушение норм мате­риального права является существенным, повлиявшим на исход дела.

     С учетом изложенного, определение суда апелляционной инстанции подлежит отмене с оставлением без изменения решения суда первой ин­станции.

     На основании изложенного, руководствуясь ст.390 ГПК РФ, президи­ум

Кассационную жалобу представителя МВД по РД Таимова О.М. удов­летворить.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским де­лам Верховного Суда Республики Дагестан от 26 ноября 2013 года отме­нить.

Решение Советского районного суда г.Махачкалы. от 4 сентября 2013

 

 

 

 

 

 

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России