ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН рассмотрел в открытом судебном заседании частную жалобу представителя Алиева К.З. адвоката Гаджимагомедовой С.О. на определение Советского районного суда г.Махачкалы

 ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Махачкала                                                                                                            23 марта 2015 года

 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З.,  судей Османова Т.С. и Загирова Н.В., при секретаре Алиевой А.М. рассмотрела в открытом судебном заседании частную жалобу представителя Алиева К.З. адвоката Гаджимагомедовой С.О. на определение Советского районного суда г.Махачкалы от 24 ноября 2014 года. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения Алиева К.З., его представителя адвоката Гаджимагомедовой С.О., просившей отменить решение суда по доводам частной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Гамзатова И.М., полагавшего определение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения и просившего в удовлетворении частной жалобы отказать, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

  К.З. обратился в суд с заявлением о пересмотре решения Советского районного суда г.Махачкалы от 11 ноября 2013 года и апелляционного определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 11 февраля 2014 года по гражданскому делу № по иску Алиева К.З. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан по вновь открывшимся обстоятельствам, указывая что решением Советского райсуда г.Махачкалы от 11 ноября 2013 года отказано в удовлетворении исковых требований Алиева К.З. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными Приказа МВД по РД об увольнении с занимаемой должности <.> заключения служебной проверки от <дата>, восстановлении в органах внутренних дел в прежней должности и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 11 февраля 2014 года решение Советского районного суда г.Махачкалы от 11 ноября 2013 года оставлено без изменения. Суды в своих решениях ссылаются на содержание заключения служебной проверки от <дата>, которой установлено, что Алиев К.З. в нарушение требований закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесений изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и «Кодекса профессиональной этики сотрудника органа внутренних дел Российской Федерации» управлял автомашиной «<.>» за государственными регистрационными знаками № 05 РУС, приобретенного у <.> Гаджиева М.А., при том, что данная автомашина была похищена у гражданина Мирзаева М.М., и Алиев К.З проявил неискренность при даче объяснений в рамках служебной проверки, тем самым совершил проступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности. По выводам заключения служебной проверки, в отношении Алиева К.З. <дата> проведена внеочередная аттестация, по рекомендациям которой принято решение о несоответствии Алиева К.З. занимаемой должности. Вместе с тем никакого отношения к угону данной автомашины он не имел, а купил у своего коллеги Гаджиева М.А., который как выяснило следствие ввел в заблуждение Алиева К.З. и Омарова Р.Н. При рассмотрении дела о восстановлении на работе Алиева К.З. суды не могли знать данное обстоятельство, в связи с тем, что по данному факту проводилось предварительное расследование. Указанное обстоятельство является существенным для дела и стало известно только <дата> по итогам завершения отделом по расследованию особо важных дел СУ СК по РД предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному в отношении Гаджиева М.А., в связи с чем Алиев К.З. просил удовлетворить заявление о пересмотре решения Советского районного суда г.Махачкалы от 11 ноября 2013 года по вновь открывшимся обстоятельствам.

Определение Советского районного суда г.Махачкалы от 24 ноября 2014 года постановлено:

«В удовлетворении заявления о пересмотре решения Советского районного суда г.Махачкалы от 11 ноября 2013 года и апелляционного определения Судебной коллегии Верховного суда Республики Дагестан от 11 февраля 2014 года по гражданскому делу № по ис­ку Алиева К.З. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан, по вновь открывшимся обстоятельствам – отказать».

В частной жалобе представитель  К.З. адвокат Гаджимагомедов С.О. просит отменить определение Советского районного суда г.Махачкалы от 24 ноября 2014 года и принять новое определение, которым заявление  К.З. пересмотре решения Советского районного суда г.Махачкала от 11 ноября 2013 года и Апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РД от 11 февраля 2014 года по вновь открывшимся обстоятельствам удовлетворить.

В обосновании доводов автор жалобы считает определение суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Отказывая в удовлетворении заявления Алиева К.З., суд исходил из того, что указанные им в заявлении обстоятельства не являются основаниями для пересмотра решения. Указанный вывод суд ошибочен и опровергается материалами дела.

Суды в своих постановлениях ссылаются на содержание заключения служебной проверки от <дата>, которой установлено, что  К.З. в нарушение требований Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесений изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закона № 342-ФЗ) и Кодекса профессиональной этики сотрудника органа внутренних дел Российской Федерации, управляя автомашиной «<.>» за государственными регистрационными знаками № 05/РУС, приобретенного <.> Гаджиева М.А., при том, что данная машина ранее была похищена у гражданина Мирзаева М.М., проявил неискренность при даче объяснений в рамках служебной проверки, тем самым совершил поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности.

Согласно ст. 13 Закона № 342-ФЗ при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти.

Материалы служебной проверки от <дата>, проведенной по факту открытого хищения автомашины Гаджиевым М.А. в связи с поступившим от гражданина Мирзаева Ш.М. заявлением о привлечении к уголовной ответственности сотрудников полиции, явились основанием для проведения в отношении <.>  К.З. внеочередной аттестации.

Из заключения служебной проверки усматривается, что Алиев К.З. не нарушал служебной дисциплины и не совершал действий, порочащих честь и достоинство сотрудника органа внутренних дел, которые влекут увольнение со службы органов внутренних дел. Алиев К.З. за время службы в органах внутренних дел честно, добросовестно и в соответствии с законом исполнял свои служебные обязанности.

Решением аттестационной комиссии Управления МВД России по г.Махачкале <дата> принята рекомендация, что  К.З. не соответствует занимаемой должности в органах внутренних дел. Основанием для принятия указанного решения и последующего его увольнения явилось поступившее от гражданина Мирзаева Ш.М. заявление о привлечении к уголовной ответственности сотрудников органов внутренних дел, угнавших автомобиль «<.>» за регистрационным номером №

О том, что  К.З. никакого отношения к угону данной автомашины не имел, а купил указанный автомобиль у своего коллеги Гаджиева М.А., который, как выяснилось следствие, ввел в заблуждение  К.З. и Омарова Р.И. суды при рассмотрении дела знать не могли, в связи с тем, что по данному факту проводилось предварительное расследование. Данное обстоятельство является существенным для дела обстоятельством, которые не были и не могли быть известны во время вынесения судами вышеуказанных постановлений и стали известны только <дата> по итогам завершения отделом по расследованию особо важных дел СУ СК по РД предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному в отношении Гаджиева М.А.

Однако, как усматривается из ответа за № <.> Гаджимагомедова М.Г. на запрос адвоката  К.З. от <дата> в рамках возбужденного в отношении Гаджиева М.А. уголовного дела №№ установлено, что <.> Гаджиев М.А., введя в заблуждение Алиева К.З. и Омарова Р.II., относительно того, что предлагаемый им за <.> рублей автомобиль «<.>», бордового цвета, за номером № получен им на законных основаниях и при этом убеждал К.З. и Омарова Р.П., что у него имеются на указанный автомобиль все документы, фактически продал последним указанный автомобиль, приобретенный им преступным путем.  К.З. давал показания в качестве свидетеля, активно способствовал изобличению преступника и раскрытию данного преступления.

В соответствии с ч.2 п.1 ст.392 ГПК РФ основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются вновь открывшиеся обстоятельства - указанные в части третьей настоящей статьи и существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства.

Согласно ч.3 п.1 ст.392 ГПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам относятся существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

В связи с тем, что имеются существенные для дела обстоятельства: Ответ от <дата> <.> Гаджимагомедова МЛ"., который расследовал уголовное дело по факту угона автомашины «<.>», бордового цвета, за номером № подтверждающее добросовестность и законность действий К.З., который приобрел указанный автомобиль вследствие обмана и введения в заблуждение Гаджиевым М.А., решения Советского районного суда г.Махачкала от 11 ноября 2013 года и апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан от 11 февраля 2014 года подлежат пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суд безосновательно посчитал представленные К.З. вновь открывшиеся обстоятельства несущественными и не влияющими на результат по делу.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность определения суда исходя из доводов частной жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда по доводам жалобы.

В соответствии с ч. 1 ст. 392 ГПК РФ судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Согласно ч. 3 приведенной нормы закона к вновь открывшимся обстоятельствам относятся:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Перечень указанных оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В силу разъяснений, изложенных в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 года № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений», вновь открывшимися обстоятельствами, указанными в п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ, являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления. При этом необходимо иметь в виду, что представленные заявителем новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Отказывая Алиеву К.З. в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что указанные заявителем основания не могут расцениваться в качестве вновь открывшихся обстоятельств, установленных законом для пересмотра решения, вступившего в законную силу.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда, поскольку он соответствуют установленным судом обстоятельствам и нормам гражданского процессуального законодательства.

Как видно из исследованных судом доказательств Алиев К.З., являясь сотрудником органов внутренних дел, допустил нарушение требований, предъявляемых к личным и деловым качествам и служебным обязанностям, Федеральными законами «О полиции», «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и «Кодексом профессиональной этики сотрудника органа внутренних дел», что порочит честь сотрудника внутренних дел, наносит ущерб его репутации и дискредитирует органы внутренних дел. Несоответствие указанным требованиям препятствует исполнению основных задач возложенных на органы внутренних дел, а именно противодействию преступности и обеспечение общественной безопасности.

Согласно п.2 ст.3 Приказа МВД РФ от 24 декабря 2008 года №1138 «Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации», наряду с моральной ответственностью, сотрудник, допустивший нарушение профессионально-этических принципов, норм и совершивший в связи с этим правонарушение или дисциплинарный проступок, несет дисциплинарную ответственность.

В обоснование заявления о пересмотре судебных актов,  К.З. ссылается на письменный ответ <.> Гаджимагомедова М.Г. от <дата> № на запрос адвоката Гаджимагомедовой C.O., из содержания которого следует, что в рамках уголовного дела №№, возбужденного в отношении одного из участников преступного сообщества Гаджиева М.А., установлено, что обвиняемый Гаджиев М.А., введя в заблуждение Алиева К.З. и Омарова Р.Н. относительно того, что предлагаемый им за <.> рублей автомобиль «<.>», бордового цвета, за номером №) получен им на законных основаниях и при этом убеждал  К.З. и Омарова Р.Н., что у него имеются на указанный автомобиль все документы, фактически продал последним указанный автомобиль, приобретенный преступным путем. Также, что Алиев К.З. и Омаров Р.Н. допрошены в рамках уголовного дела в качестве свидетелей, ими даны показания, изобличающие вину обвиняемой Гаджиева М.А. в совершенном им преступлении, по незаконному сбыту имущества добытого заведомо преступным путем.

Из письма <.> Гаджимагомедова М.Г. от <дата> №№, следует что факты, изложенные в заключении служебной проверки, нашли свое подтверждение и в отношении Гаджиева М.А. возбуждено уголовное дело №№, которое в настоящее время направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения.

В материалах дела имеются распечатки телефонных переговоров прослушанные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий УФСБ по РД. Из текста переговоров следует, что истец с <дата> договаривался с Гаджиевым М.А. о покупке данной автомашины, заведомо зная, что она имеет криминальные обременения. Указанные доказательства были предметом исследования в судах первой и апелляционной инстанций и нашли свое отражение в судебных постановлениях.

Данное письмо не содержит существенных обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю. В деле имеются доказательства (в том числе объяснения истца), подтверждающие, что истец заведомо знал о том, что сделка купли-продажи автомобиля является незаконной, поскольку, приобретая автомашину, истец вел переговоры не с собственником и не с законным владельцем, а с лицом (Гаджиев М.А.) не имеющим имущественных прав на данный автомобиль.

Учитывая названные доказательства в совокупности с противоречивыми показаниями  К.З.. во время проведения служебной проверки, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции, что Алиев К.З. при покупке автомобиля действовал сознательно, т.е. заведомо зная о криминальных обременениях и ездил на указанной автомашине без надлежаще оформленных документов, а именно с просроченными транзитными государственными регистрационными знаками.

Своими действиями Алиев К.З.. совершил проступок, несовместимый с требованиями, предъявляемыми к сотруднику органа внутренних дел.

Таким образом, оснований для удовлетворения заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам у суд не имелось, с чем соглашается и судебная коллегия.

Нарушений норм процессуального права при вынесении определения судом первой инстанции не допущено.

При таких обстоятельствах судебной коллегией не усматривается оснований для отмены обжалуемого определения, исходя из доводов частной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

Определение Советского районного суда г.Махачкалы от 24 ноября 2014 года оставить без изменения, частную жалобу представителя  К.З. адвоката Гаджимагомедовой С.О. – без удовлетворения.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 3 марта 2015 г.                                                                                       по делу № 33-1090/2015

 

Судья Магомедова Д.М.  Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: председательствующего: Алиевой Э.З. судей: Устаевой Н.Х. и Абдуллаева М.К. при секретаре Магомедовой З.А. с участием прокурора Мисриханова М.И. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Магомедова Д.М. к Министерству внутренних дел РД о признании приказа МВД по РД об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и восстановлении сроков на обжалование приказов по апелляционной жалобе истца Магомедова Д.М. на решение Советского районного суда г.Махачкалы Республики Дагестан от 17 ноября 2014 года, которым постановлено:

«Исковые требования   Д. М. к Министерству внутренних дел РД о признании приказа МВД по РД за № от <.>. незаконным, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, оставить без удовлетворения».

Заслушав доклад судьи Устаевой Н.Х., возражения представителя ответчика по доверенности – Зейналовой К.Т., просившего решение суда оставить без изменения, заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

  Д.М. обратился в суд с исковым заявлением, в котором просит признать незаконным приказ МВД по РД за № от <дата>г. об увольнении, о восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и восстановлении сроков на обжалование приказов о наложении на истца дисциплинарных взысканий № от <дата>г., № от <дата>г., № от <дата>г..

В последующем истец  Д.М. и его представитель Ибрагимова Х.С. уточнили заявленные требования и просили признать приказ МВД по РД за № от <дата>г. об увольнении незаконным, восстановить на работе, взыскать денежное довольствие за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда, по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить по следующим основаниям.

Суд, принимая решение, его отсутствие на рабочем месте 24 января 2014 г. посчитал имевшим место не по уважительной причине, т.е. признал прогулом, хотя им была представлена справка с медицинского учреждения.

Он обращался для оказания ему медицинской помощи с жалобой на острые боли в брюшной полости, о чем имеются записи врача хирурга в амбулаторной карте и результаты анализов от <дата>

Суд принял во внимание письмо Министерства здравоохранения РД, в котором говорится о том, что справка ГБУ РД Тарумовская ЦРБ № от <дата> по поводу обращения на прием к врачам Магомедова Д.М., не является основанием для освобождения от работы.

О том, что истец  Д.М. мог обратиться в территориальное медицинское учреждение для оказания медицинской помощи указано в Постановлении Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. N 1232, в связи с удаленностью места службы от медицинских учреждений системы МВД.

В соответствии с ч. 15 ст. 51 Федерального Закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дисциплинарные взыскания, предусмотренные пунктами 5 и 6 части 1 статьи 50 указанного Федерального закона, исполняются не позднее чем через два месяца со дня издания приказа об их наложении.

В указанный срок не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника органов внутренних дел, нахождения его в отпуске или в командировке. Речь идет о том, что приказ МВД по РД № от <дата>, должен был издаться на основании приказа о дисциплинарном взыскании в виде увольнения.

О существовании данного приказа ему до сих пор не известно, так как его с ним не ознакомили, однако, в соответствии со ст. 193 Трудового кодекса и ч. 11 ст. 51 Федерального Закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт. Данная норма закона работодателем была нарушена.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца, который надлежаще извещен о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции (уведомление приобщено к материалам дела), о причине своей неявки не сообщил.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что Д.М. с 22 октября 2012 года являлся сотрудником полиции МВД по Республике Дагестан, занимал должность оперуполномоченного межрайонного отдела экономической безопасности и противодействию коррупции.

Приказом МВД по Республике Дагестан № от <дата>  Д.М. уволен из ОВД по п. «6» ч.2 ст. 82 ФЗ от 30 ноября 2011г. №342 ФЗ « О службе в органах внутренних дел РФ в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

Заключение служебной проверки МВД по РД от <дата>г. и протокол аттестационной комиссии МВД по РД от <дата>г. указаны в качестве оснований расторжения контракта и увольнения истца.

Из заключения служебной проверки МВД по РД от <дата>г., копия которого приобщена к материалам дела, усматривается, что невыход на службу оперуполномоченного МРО УЭБиПК (дислокация с. Тарумовка) старшего лейтенанта полиции   Д. М. в период времени с 09 часов 00 минут до 18 часов 00 минут 24 января 2014 года без уважительной причины признан прогулом.

Аттестационная комиссия МВД по РД <дата>г. признала истца не соответствующим занимаемой должности в ОВД и подлежащим увольнению со службы.

Истец и представитель истца не опровергают факт отсутствия истца на службе в указанный период, при этом ссылаются на уважительность причин отсутствия на службе.

В качестве причины отсутствия на службе в указанный период истец указывает болезнь.

Судом первой инстанции исследована справка ГБУ РД Тарумовская ЦРБ № от <дата>г., на которую истец ссылается в обоснование своих доводов о своей болезни в указанный день (л.д.9).

Судом также исследованы журнал обращений, журнал обращений скорой помощи, журнал вызова скорой помощи Тарумовской ЦРБ с записями за <дата>, а также опрошены дежурный врач скорой помощи Ахмедова М.М., старшая медсестра приемного покоя Крячкова М.А. и установлено, что   Д.М. в указанные дни за медицинской помощью фактически не обращался.

В ходе служебной проверки в отношении Магомедова Д.М. также подтвердился факт, что он 24 января 2014г. в медицинское учреждение не обращался.

Министерство здравоохранения РД направило в адрес министра внутренних дел по РД 29 мая 2014 года письмо о том, что справка ГБУ РД Тарумовская ЦРБ № от <дата>г. по поводу обращения на прием к врачам  Д.М. не является основанием для освобождения от работы.

Судом исследованы и другие доводы истца, и установлено, что уважительных причин отсутствия на работе не имеется.

Согласно части 8 ст. 51 ФЗ «О службе в органах внутренних дел...» до наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт.

В соответствии с частью 4 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ и п. 16 Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок, служебная проверка должна быть завершена не позднее чем через один месяц со дня принятия решения о ее проведении.

При проведении служебной проверки в отношении истца данные требования закона соблюдены. У истца взято объяснение (л.д.41), с заключением служебной проверки истец ознакомлен, копию заключения получил, но от подписи отказался, о чем составлен Акт (л.д.37).

Судом установлено, что процедура проведения служебной проверки соблюдена.

В связи с грубым нарушением служебной дисциплины в соответствии с п.2. ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы.

Поскольку оснований для удовлетворения требований истца к Министерству внутренних дел о признании приказа об увольнении не имеется, а остальные требования являются производными от них, они также судом обоснованно отклонены.

Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности оценки и исследования доказательств не имеется.

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, поскольку по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела, а также повторяют изложенную истцом позицию, которая была предметом исследования и оценки суда первой инстанции. Оснований для иной оценки исследованных судом доказательств судебная коллегия не усматривает.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в апелляционной жалобе не содержится.

Нормы материального и процессуального права применены судом правильно, поэтому предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований к отмене решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ,  судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда г.Махачкалы Республики Дагестан от 17 ноября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу   Д.М.- без удовлетворения.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

            17 марта 2014 года                                                                                                             г.Махачкала  

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе: председательствующего Зайнудиновой Ш.М.,  судей Абдуллаева М.К., Гебековой Л.А., при секретаре Гудаеве Р.Ш.,  рассмотрела в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе Ш.М. гражданское дело по иску   Ш.М. к МВД по Республике Дагестан о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Абдуллаева М.К., выслушав объяснения Ш.М., просившего апелляционную жалобу удовлетворить, представителя МВД по Республике Дагестан Джанакаевой Р.А., просившей решение суда оставить без изменения, заключение представителя прокуратуры Республики Дагестан Магомедэминова М.А., полагавшего решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

 Ш.М. обратился в суд с иском к МВД по Республике Дагестан о восстановлении его на работе в должности старшего УУП ОП по Кировскому району УМВД России по г.Махачкала и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование заявленных требований указано, что он работал в указанной должности и 23 июня 2014 г. ему было вручено уведомление о предстоящем увольнении из ОВД на основании п.11 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» - в связи с сокращением должности в ОВД замещаемой сотрудником. Приказом МВД по Республике Дагестан от 4 сентября 2014 г. № 1616 л/с он, как сотрудник находящийся в распоряжении МВД по Республике Дагестан уволен из органов внутренних дел по вышеуказанному основанию. В качестве основания для вынесения данного приказа в самом приказе указаны вышеупомянутое уведомление и организационно-штатный приказ от 5 июня 2014 г. № 1053.

Свое увольнение считает незаконным, поскольку о наличии организационно-штатного приказа МВД по Республике Дагестан о переводе его в распоряжение МВД по Республике Дагестан он не знал, с данным приказом ознакомлен не был и о его наличии узнал при его ознакомлении с приказом об увольнении. Ответчиком была нарушена установленная вышеназванным Федеральным законом процедура увольнения сотрудника ОВД в связи с сокращением должности – ему не были предложены имеющиеся вакантные должности, в том числе в других местностях, он был уволен с должности в период временной нетрудоспособности по причине болезни.

Решением Советского районного суда г.Махачкала от 25 декабря 2014 г. в удовлетворении исковых требований  Ш.М. отказано.

В апелляционной жалобе  Ш.М. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении его иска в полном объеме.

В обоснование заявленных требований указано, что суд оставил без внимания и оценки то обстоятельство, что его увольнение было осуществлено в период временной нетрудоспособности, а также; что представленный ответчиком акт о его отказе от предложенных ему вакантных должностей является сфальсифицированным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ст.327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе  Ш.М.

Из материалов дела видно и сторонами не оспаривается, что истец  Ш.М., работавший в должности старшего участкового уполномоченного полиции ОУУП и ПДН ОП по Кировскому району УМВД России по г.Махачкала, 23 июня 2014 г. был уведомлен МВД по Республике Дагестан о предстоящем расторжении с ним служебного контракта и увольнении из ОВД по основаниям, предусмотренным п.11 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» - в связи с сокращением должности в ОВД замещаемой сотрудником (л.д.55).

Приказом министра внутренних дел по Республике Дагестан от 11 июля 2014 г. № 1242 л/с   Ш.М., в числе других сотрудников зачислен в распоряжение МВД по Республике Дагестан с 5 июня 2014 г.

Приказом министра внутренних дел по Республике Дагестан от 4 сентября 2014 г. № 1616  Ш.М. уволен из органов внутренних дел по основаниям, предусмотренным п.11 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» - в связи с сокращением должности в ОВД замещаемой сотрудником.

Оспаривая законность своего увольнения со службы Ш.М. сослался на то, что ответчиком при его увольнении нарушена установленная законом процедура.

Исследуя данные доводы истца, суд первой инстанции пришел к выводу об их необоснованности, которые судебная коллегия считает правильными.

В соответствии с пунктом 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» контракт прекращается, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником

Согласно п.1, 2 ст.85 того же Федерального закона расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя и увольнение со службы в органах внутренних дел допускаются при условии заблаговременного уведомления об этом сотрудника органов внутренних дел. Контракт расторгается и сотрудник органов внутренних дел увольняется со службы в органах внутренних дел не ранее чем через два месяца со дня уведомления о расторжении контракта - по основанию, предусмотренному пунктом 8, 9 или 11 части 2 статьи 82 Федерального закона.

Установленное законом условие о заблаговременном увольнении  Ш.М. со службы, а также сроки такого уведомления, как видно из материалов дела, ответчиком соблюдены.

Согласно п.5 ст.89 вышеназванного Федерального закона на сотрудника органов внутренних дел, увольняемого со службы в органах внутренних дел, оформляется представление, содержащее сведения об основании увольнения, о стаже службы (выслуге лет) в органах внутренних дел, возрасте, состоянии здоровья сотрудника, наличии у него прав на получение социальных гарантий в зависимости от основания увольнения, а также иные сведения, перечень которых определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Такое представление на   Ш.М. ответчиком составлено и подписано уполномоченными на то руководителями (л.д.56).

Согласно п.7 ст.82 того же Федерального закона, расторжение контракта по основанию, предусмотренному пунктом 8, 11 или 12 части 2 статьи 82, осуществляется по инициативе одной из сторон контракта. При этом расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя допускается только в случае невозможности перевода или отказа сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел.

На л.д.54 имеется акт от 23 июня 2014 г., подписанный заместителем начальника ОП по Кировскому району УМВД России по г.Махачкале, и.о. начальника ОУУП и ПДН ОП по Кировскому району и инспектором ОРЛС УМВД России по г.Махачкала о том, что  Ш.М. были предложены имеющиеся в МВД по Республике Дагестан вакантные должности, от которых он отказался.

Доводы апелляционной жалобы   Ш.М. о том, что данный акт ответчиком сфальсифицирован, материалами дела не подтверждается и каких-либо доказательств данного обстоятельства самим истцом суду не представлено.

На основании изложенного судебная коллегия считает, что нарушений закона при увольнении  Ш.М. ответчиком в лице МВД по Республике Дагестан не допущено.

Доводы апелляционной жалобы о том, что он уволен в период временной нетрудоспособности, судом первой инстанции обоснованно отклонены, поскольку   Ш.М. надлежащих доказательств факта его временной нетрудоспособности в период увольнения суду не представлено. Кроме того,  Ш.М. суду не представлено также доказательств того, что он в установленном законом порядке уведомил свое руководство о факте его нетрудоспособности и нахождении на лечении.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что в апелляционной жалобе не приведено доводов, которые могли бы служить основанием к отмене решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия,

о п р е д е л и л а :

Решение Советского районного суда г.Махачкала от 25 декабря 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу  Ш.М. – без удовлетворения.

Председательствующий Ш.М. Зайнудинова

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 23 марта 2015 года                                                                                 по делу №33-1078/15г.

Судья – Магомедов Р.А. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе председательствующего Алиевой Э.З., судей Загирова Н.В. и Османова Т.С., прокурора Магомедэминова М.А.,  при секретаре ФИО,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Магомедова Э.А. на решение Советского районного суда Республики Дагестан от 12 декабря 2014 года по иску  Э.А. к МВД по РД и УМВД РФ по г. Махачкала о признании приказа об увольнении, заключения служебной проверки незаконными, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, морального вреда, судебных расходов и расходов на лечение.

Заслушав доклад судьи Загирова Н.В., доводы представителя УМВД по РД Рамазанова Р.И., просившего оставить решение суда без изменения, доводы   Э.А., просившего отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований, заключения прокурора Магомедэминова М.А., полагавшего отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

  Э.А. обратился в суд с иском к МВД по РД и УМВД РФ по г. Махачкале о признании приказа об увольнении, заключения служебной проверки незаконными, восстановлении на работе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, морального вреда, судебных расходов и расходов на лечение.

Иск мотивирован тем, что истец проходил службу в должности полицейского <.> Управления МВД РФ по г. Махачкале. 04.04.2014г. приказом № 155 л/с начальника УМВД РФ по г. Махачкала он уволен по п. 5 ч.3 ст. 82 (в связи с представлением сотрудником подложных сведений при поступлении на службу в органы внутренних дел) Федерального Закона № 342-ФЗ от 30.11.2011г.» О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

Считает свое увольнение незаконным по следующим основаниям: на момент проведения служебной проверки, отобрании объяснений истец был болен и находился на больничном, что подтверждается первичными листками нетрудоспособности от 18.01.2014г. по 02.04.2014г., выданные поликлиникой МСЧ МВД по РД. Несмотря на это, как только закрыли больничный лист, тут же был издан приказ об увольнении, что подтверждает конкретную цель Ответчика любым способом (законными или незаконными методами) уволить истца с занимаемой им должности. С 30.12.2013г. по 12.02.2014г. приказом по личному составу истцу был представлен очередной отпуск, однако в период нахождения в отпуску он в течении 42 календарных дней находился на больничном, в связи с чем 21.03.2014 г. обратился с рапортом, приложив при этом больничные листки, о продлении отпуска на соответствующее количество дней, однако отпуск ему продлен не был и вместо этого издан приказ об увольнении.

Указанные обстоятельства считает безусловным основанием для признания незаконным и подлежащим отмене Заключения по результатам служебной проверки и соответствующего этому Заключению приказа об увольнении истца с занимаемой должности. С заключением по результатам служебной проверки и приказом об увольнении он был ознакомлен путем применения физической силы и психологического давления. При указанных обстоятельствах истец не имел другой возможности как поставить подпись об ознакомлении, хотя при этом сделал письменную запись, что не согласен и с приказом не ознакомлен. Приказ об увольнении и заключение по результатам служебной проверки были предъявлены истцу в один и тот же день, что подтверждает факт лишения истца права обжаловать заключение, тем самым он был лишен права на защиту. О том, что он не согласен с заключением по результатам служебной проверки истцом была произведена соответствующая запись, которая в последующем ответчиком стерта, что подтверждается визуальным осмотром копии данного заключения.

Решением Советского районного суда Республики Дагестан от 12 декабря 2014 года постановлено:

«В удовлетворении исковых требований  Э. А. к МВД по РД и УМВД РФ по г. Махачкале о признании приказа УМВД РФ по г. Махачкале об увольнении от 04 апреля 2014 года № 155 л/с, заключения служебной проверки МВД по РД от 25 марта 2014 года незаконными, восстановлении на работе в должности полицейского <.> УМВД РФ по г. Махачкале, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, морального вреда, судебных расходов и расходов на лечение отказать».

На данное решение   Э.А. подана апелляционная жалоба, в которой он, со ссылкой на ст. ст. 328 и 330 ГПК РФ, просит отменить его как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на них, выслушав мнение сторон, заключение прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан приходит к следующему.

В соответствии п. 5 ч. 3 ст. 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации" допускается увольнение сотрудника полиции в связи с представлением сотрудником подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на службу в органы внутренних дел, а также в связи с представлением сотрудником в период прохождения службы в органах внутренних дел подложных документов или заведомо ложных сведений, подтверждающих его соответствие требованиям законодательства Российской Федерации в части, касающейся условий замещения соответствующей должности в органах внутренних дел, если это не влечет за собой уголовную ответственность.

Как установлено судом,  Э.А. с 01.10.2000г. проходил службу в органах полиции в должности полицейского <.> Управления МВД РФ по г. Махачкалы.

Приказом начальника УМВД России по г. Махачкала №155 от 04.04.2014 года   Э.А. уволен из ОВД по п. 5 ч. 3 ст. 82 Федерального закона РФ № 342 от 30.11.2011 года «О службе в ОВД РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

Основанием для увольнения послужило заключение служебной проверки ОРЧ МВД по РД от 25.03.2014 года.

Из заключения служебной проверки ОРЧ МВД по РД от 25.03.2014 года следует, что при проверке потупившей в ОРЧ СБ МВД по РД оперативной информации об использовании сотрудниками полиции при поступлении на службу подложных дипломов и аттестатов об окончании высших и средних учебных заведений, установлено, что согласно ответу из отдела образования администрации МО «Город Кизилюрт», аттестат серии А за номером 5514748 в книге выдачи аттестатов не числится. Управление образования администрации МР «Кизилюртовский район» направило ответ, что такой аттестат управление в период с 2001 по 2004 гг. никому не выдавало. Кроме того, из вечерней средней школы территориального образования г. Кизилюрта получен ответ, что аттестат с указанной серией и номером 25 июня 2001 года был вручен Абдулкадыровой П. С.. Вместе с тем, при поступлении на службу в автобиографии Магомедов Э.А. указал, что он обучался в средней школе № 15 г. Махачкалы с 1989 по 1999 гг. Однако истцом при поступлении на службу была представлена заверенная у нотариуса г. Махачкалы Эминовой Э.Р. копия аттестата об окончании вечерней средней школы г. Кизилюрта.

Указанные обстоятельства нашли отражения в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Отказывая  Э.А. в удовлетворении иска о признании увольнения незаконным и восстановлении на службе, суд пришел к правильному выводу, что факт представления подложного документа о наличии образования установлен, а процедура увольнения истца проведена ответчиком в полном соответствии с Федеральным законом о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

Судебная коллегия согласна с указанными выводами, поскольку они не противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Апелляционная жалоба имеет ссылки на нормы ГПК РФ, а именно 328 и 330, и не содержит никаких довод о незаконности решения суда первой инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Поскольку апелляционная жалоба не содержит доводов незаконности оспариваемого решения, судебная коллегия оснований для отмены решения суда не усматривает.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы РД от 12 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу  Э.А. – без удовлетворения.

 

                                              

                                               ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Махачкала                                                                                                                        10 марта 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З.,  судей Османова Т.С. и Загирова Н.В., при секретаре Айдунбековой Н.Х. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Мугидинова Д.Ж. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения Мугидинова Д.Ж., его представителя адвоката Шейховой С.А., просивших отменить решение суда по доводам апелляционной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Омарова Ш.Х., полагавшего решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

установила:

  Д.Ж. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан об изменении формулировки увольнения с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) на п. 1 ч. 3 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЗ (в связи с болезнью).

В обоснование исковых требований   Д.Ж. указывает, что он уволен из органов внутренних дел за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившегося в прогуле. В период его службы он болел и до обращения в суд не понимал, что с ним происходит, так как врачи не могли поставить диагноз. В последующем, после увольнения он обратился к ответчику с просьбой направить его на освидетельствование на ВВК. Заключением ВВК установлено, что он болел в период прохождения службы и его заболевание находится в причинно-следственной связи с выполняемой им работой.

Решением Советского районного суда г.Махачкалы от 18 ноября 2014 года постановлено:

«В удовлетворении иска   Д.Ж. к Министерству внутренних дел по Республики Дагестан об изменении формулировки его увольнения с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) на п. 1 ч. 3 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЗ (в связи с болезнью) - отказать»

В апелляционной жалобе  Д.Ж. считает решение суда незаконным, просит его отменить, принять по делу решение об удовлетворении его исковых требовании к МВД по РД по тем основаниям, что оно вынесено с грубыми нарушениями норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов автор жалобы указывает, что судом применен закон, не подлежащий применению к спорным правоотношениям; не применен закон, подлежавший применению; выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии с Федеральным Законом от 17 июля 1999 года № 177-ФЗ "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" установлено, что до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел указанные вопросы регулируются Положением о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года № 4202-1 (с изменениями на 01 декабря 2007 года), в части, не противоречащей Закону РФ "О милиции".

Таким образом, служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными нормативными актами - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" (с изменениями па 23 июля 2008 года) и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (далее - Положение).

Из текста искового заявления безусловно следует, что он просил изменить формулировку своего увольнения с основания «в связи с грубым нарушением служебной дисциплины» на основание «в связи с болезнью».

Статьей 131 ГПК РФ на истца не возлагается обязанность ссылки на закон и определения закона, подлежащего применению. На истца возложена, обязанность указать в иске, в чем заключается нарушение его права и обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.

В исковом заявлении указано, в чем заключается нарушение права истца, а именно то, что в период его отсутствия на работе он болел, болезнь была связана с полученными в период работы в ОВД ранениями, заболеваниями. Также в иске указано, чем подтверждается причинная связь его заболевания со службой.

Между тем, статьей 196 ГПК РФ именно на суд возложена обязанность определения закона, подлежащего применению при рассмотрении дела, с учетом заявленных требований.

Применением закона, не подлежащего применению по делу, судом допущено существенное нарушение, которое является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке. Неприменение подлежащего применению закона и применение Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ к правоотношениям, возникшим в августе 2011 года (он уволен приказом от 05 августа 2011 года) повлекло вынесение незаконного решения.

В решении суд сослался на то, что истец уволен из органов внутренних дел за грубое нарушение служебной дисциплины, а данное основание в соответствии со ст. 82 Закона № 342-ФЗ допускает расторжение контракта исключительно по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, в связи с чем у сотрудника права на выбор основания расторжения контракта, следовательно и изменение формулировки увольнения, не имеется.

Данный вывод противоречит закону. он и ранее доказывал и представлял сведения, что его отсутствие на работе было связано с состоянием здоровья - болезнью, однако, доказательств, подтверждающих то, что он отсутствовал на работе по уважительной причине и действительно болел, не смог представить также по состоянию здоровья, и был уволен за прогул. На данный момент врачами подтверждено, что в период своего отсутствия на работе он болел и болезнь напрямую связана с ранениями, контузиями, нервно-психическим состоянием, полученными при исполнении служебных заданий, что заболевания квалифицированы как «военная травма», т.е. установлено, что до его увольнения за прогул у него возникло право на увольнение по болезни.

Согласно Инструкции о порядке применения «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» от 14 декабря 1999 года (действовавшего на момент его увольнения из органов внутренних дел) п. 17.13, до представления к увольнению сотрудники направляются для освидетельствования на военно-врачебную комиссию с целью установления годности к военной службе. Заключения ВВК учитываются при определении основания увольнения. На ВВК могут не направляться сотрудники увольняемые по п. «б, к, л» ст. 58 Положения а также по другим основаниям, в случае их отказа от освидетельствования на ВВК, оформленного рапортом на имя руководителя.

На лиц, подлежащих увольнению, направляются представления к увольнению, заключения ВВК, заключения по материалам служебной проверки, аттестация.

Он на ВВК до представления к увольнению не направлялся, заключение ВВК в материалах, представленных к увольнению отсутствует. В представлении к увольнению указано о том, что степень годности к военной службе не определялась, не обследовался. Рапортом на имя руководителя он с отказом от прохождения комиссии не обращался.

Между тем указанное имело существенное значение.

Автор жалобы указывает, что обратился к министру с заявлением об изменении формулировки увольнения именно по тем основаниям, что были установлены новые обстоятельства, связанные с увольнением, а именно то, что он болел и не мог находиться на работе, при том, что больничный лист у него отсутствовал, он и за больничным листом идти был не в состоянии.

Из имеющихся в деле материалов следует, что до своего увольнения он болел и находился па больничном неоднократно непосредственно до увольнения.

Все приведенные выше обстоятельства суд во внимание не принял, при том, что к иску приложено заключение ВВК МСЧ МВД РФ по РД о том, что на момент увольнения из органов внутренних дел на <дата> он был негоден к службе и должности <.> и ограничено годен к военной службе, заболевание получено в период военной службы и характеризуется врачами, как военная травма.

Из приведенного выше следует, что решение суда первой инстанции является незаконным и подлежит отмене.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Нормативное регулирование деятельности органов внутренних дел, в том числе вопросы приема и увольнения со службы, на период увольнения  Д.Ж. осуществлялось специальным законодательством: Положением о службе в органах внутренних дел РФ, Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденной Приказом МВД РФ № 1038 от 14 декабря 1999 года.

В соответствии с п. «к» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы за грубое нарушение служебной дисциплины.

В силу ст. 34 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации служебная дисциплина в органах внутренних дел означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Президентом Российской Федерации, контрактом о службе, а также приказами Министра внутренних дел Российской Федерации, прямых начальников порядка и правил при выполнении возложенных на них обязанностей и осуществлении имеющихся у них правомочий.

В соответствии с п. «б» абзаца 3 ст. 34 Положения грубым нарушением служебной дисциплины является отсутствие сотрудника органов внутренних дел по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного рабочего времени.

 Д.Ж. состоял на службе в органах внутренних дел Российской Федерации с 1997 года.

Приказом МВД по РД за № от <дата> истец, находившийся в распоряжении МВД по РД, уволен из органов внутренних дел по п. «к» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ (за грубое нарушение служебной дисциплины) на основании заключения служебной проверки и решения аттестационной комиссии МВД по РД за № от <дата>.

Приказ об увольнении  Д.Ж. оспорен в судебном порядке.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 08 апреля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 25 июля 2013 года, в удовлетворении исковых требований  Д.Ж. к МВД по Республике Дагестан отказано.

В 2014 году (определить точную дату не представляется возможным)  Д.Ж. обратился с заявлением на имя министра внутренних дел по Республике Дагестан с просьбой о направлении его для прохождения освидетельствования в ВВК и по результатам медкомиссии рассмотреть вопрос об изменении формулировки увольнения (л.д. 24).

<дата> письмом за № ФКУЗ «Медико-санитарная часть МВД России по Республике Дагестан  Д.Ж. разъяснен порядок обращения в ВВК МСЧ МВД России по Республике Дагестан с приложением соответствующих документов (л.д. 25).

Заключением ВВК у  Д.Ж. установлено заболевание: <.> военная травма.

<.> - ограниченно годен к военной службе. Может продолжать службу в должностях, предусмотренных <.> группой предназначения.

<дата>   Д.Ж. обратился с заявлением на имя министра внутренних дел по Республике Дагестан о внесении изменения в формулировку увольнения приказа МВД по Республике Дагестан об увольнении   Д.Ж. с п. «к» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации с грубого нарушения служебной дисциплины на увольнение по болезни (военная травма) (л.д. 28).

<дата> письмом за № 3/35-М-103 в адрес  Д.Ж. направлен об отказе в изменении формулировки увольнения (л.д. 29). Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истец не оспаривает законность увольнения, а просит изменить основание увольнения в связи с выявлением (возникновением) новых обстоятельств в виде получения тяжелого заболевания во время прохождения службы, о чем истцу стало известно во время прохождения ВВК, и пришел к выводу о необоснованности исковых требований. Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводом суда первой инстанции ввиду следующего.

В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закона № 342-ФЗ) контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе.

Согласно ч. 8 ст. 82 Закона № 342-ФЗ при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных частью 1, пунктами 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 части 2 и пунктами 1 и 3 части 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел.

Частью 9 статьи 82 Закона № 342-ФЗ установлено, что в случае выявления (возникновения) новых обстоятельств, связанных с прекращением или расторжением контракта, основание, по которому с сотрудником органов внутренних дел был прекращен или расторгнут контракт, может быть изменено приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Федеральный закон от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» содержит исчерпывающий перечень мер социальной поддержки в части медицинского обеспечения и санаторно-курортного лечения сотрудников, в том числе уволенных по тем или иным основаниям, где указание на такую гарантию как возможность прохождения ВВК в течение одного года с момента увольнения, не содержится (статья 11 указанного Закона).

Вместе с тем, как следует из п. 4.4 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД России от <дата> № 523, на ВВК возлагается определение категории годности по состоянию здоровья граждан к службе, военной службе на момент их увольнения из органов внутренних дел, с военной службы из внутренних войск. Вопрос об определении категории годности к службе или о пересмотре заключения ВВК о категории годности к службе на момент увольнения со службы (независимо от причины и времени увольнения) рассматривается только на момент последнего увольнения из МВД России.

Пунктом 103.12 вышеназванной Инструкции установлено, что освидетельствование граждан Российской Федерации в органах внутренних дел проводится с целью определения причинной связи заболеваний у сотрудников, проходивших службу, в период службы и до истечения одного года после их увольнения со службы, при условии, что начало заболевания можно отнести к периоду службы, а также с целью определения категории годности граждан по состоянию здоровья к службе на момент их увольнения из органов внутренних дел (п. 103.18).

Согласно п. 403 Инструкции заключение ВВК должно быть реализовано руководством органа внутренних дел в срок не более одного года с даты освидетельствования, если иное не определено в заключении.

Таким образом, возможность прохождения уволенным сотрудником ВВК в течение одного года после увольнения из органов внутренних дел не является социальной гарантией как таковой. ВВК проводится с целью определения годности сотрудника к службе, в том числе на момент его увольнения, с тем, чтобы при наличии соответствующих оснований заключение ВВК было реализовано в течение одного года с даты освидетельствования. Представляется, что в свете вышеуказанных положений ч. 9 ст. 82 Закона № 342-ФЗ реализацией заключения ВВК в настоящем случае является изменение прежнего основания увольнения на увольнение по состоянию здоровья.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела,  Д.Ж. прошел ВВК лишь в июне 2014 года, то есть спустя около 3-х лет с даты увольнения и им пропущен срок, установленный пунктом 103.12. Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Как следует из справки ВВК и не оспаривается самим истцом, на момент его увольнения из органов внутренних дел данных о том, что им получено заболевание в период службы, не установлено.

Доказательств, свидетельствующих о том, что инвалидность установлена вследствие заболевания, полученного  Д.Ж. в период прохождения им службы, и является «военной травмой» суду также не представлено и в материалах дела они отсутствуют. Таким образом, оснований для удовлетворения заявления об изменения формулировки увольнения у суда не имелось.  Приведенные в апелляционной жалобе доводы свидетельствуют о несогласии с оценкой судом доказательств и по существу являются следствием ошибочного толкования норм права. Учитывая требования закона, судебная коллегия приходит к выводу, что доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г.Махачкалы от 18 ноября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу   Д.Ж. – без удовлетворения.

Председательствующий Алиева Э.З.

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Махачкала                                                                                                12 марта 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З.,  судей Османова Т.С. и Магадовой А.В., с участием прокурора Багомаева А.М., при секретаре Айдунбековой Н.Х. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Таибова Р.Т. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 08 декабря 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения Таибова Р.Т., его представителя адвоката Мерзоевой Р.Т., просивших отменить решение суда по доводам апелляционной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Зейналовой К.Т., просившей в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, заключение прокурора Багомаева А.М., полагавшего решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

 Р.Т. обратился в суд с иском к МВД по Республике Дагестан о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении в должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и судебных расходов, компенсации морального вреда.

Иск   Р.Т. мотивирован тем, что он работал в должности <.>

Приказом МВД по РД № л/с от <дата> он уволен из органов внутренних дел по п. 11 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (далее Закон № 342-ФЗ) (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником).

Решением Советского районного суда г.Махачкалы от 08 декабря 2014 года постановлено:

«В удовлетворении исковых требований   Р.Т. к Министерству внутренних дел по РД о признании приказа МВД по РД № л/с от <дата> об увольнении незаконным, восстановлении в должности <.>, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов отказать».

В апелляционной жалобе   Р.Т. выражает свое несогласие с решением Советского районного суда г. Махачкалы от 08 декабря 2014 года просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований.

В обосновании доводов жалобы указывает, что на момент увольнения он занимал должность <.>

<дата> на общем собрании личного состава сотрудников УЭБ и ПК МВД по РД всем сотрудникам объявили о предстоящем сокращении в органах внутренних дели и ему лично под роспись было вручено уведомление.

После вручения уведомления на том же совещании всем сотрудникам УЭБ и ПК МВД по РД разъяснили, что будут проводится организационно-штатные мероприятия, связанные с сокращением и по результатам которых будет сообщено дополнительно.

При этом он продолжал выполнять свои должностные обязанности.

По истечении двух месяцев он продолжал свою службу и при этом ни руководство УЭБ и ПК МВД по РД ни отдел кадров ему не сообщило о его увольнении с органов внутренних дел.

Считая, что продолжает служить, он, как и ранее, выходил на работу, выполнял свои служебные обязанности.

До <дата> ему никто о том не сообщил, что он уволен с органов внутренних дел, приказ о расторжении с ним контракте и увольнении не вручили.

После того, как он в сентябре 2014 года не получил зарплату, он обратился в отдел кадров, чтобы выяснить, по какой причине не произведена выплата за сентябрь месяц. В отделе кадров заявили о том, что он числится как уволенный сотрудник, при этом приказ об увольнении не смогли предоставить на обозрение.

В связи с чем в начале октября 2014 года он обратился на имя Министра внутренних дел по Республике Дагестан с рапортом, в котором просил разъяснить его статус как сотрудника.

После этого ему позвонили из УРЛС МВД по РД и попросили явиться в отдел кадров.<дата> в отделе кадров УРЛС МВД по РД он был ознакомлен с выпиской из приказа Министра внутренних дел по Республике Дагестан от <дата> № л/с об увольнении с занимаемой должности по основаниям, предусмотренным п.11 ч.2 ст.82 Закона № 342-ФЗ, о чем он расписался в личном деле и поставил дату ознакомления.

Считая незаконным издание приказа об увольнении и факта его сокрытия, он обратился в Советский районный суд г. Махачкалы с иском к МВД по РД об отмене приказа об увольнении и восстановлении на работе.

Решение Советского районного суда г. Махачкалы об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований считает незаконным, необоснованным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела и подлежащим отмене по следующим основаниям:

Он уволен по ст. 82 ч.2 п.11 Закона № 342-ФЗ в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником.

Фактически сокращение штата сотрудников не было. Должность, которую он занимал, не сокращена. На его место принят новый сотрудник. Данное обстоятельство в ходе судебного разбирательства устно подтвердила и представитель ответчика. Это она объяснила тем, что это волеизъявление руководства.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно действующему законодательству увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу, которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья (пункт 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №2 от 17 марта 2004 года)

Вывод суда о том, что он отказался от предложенных ему должностей, является не соответствующим действительности.

Работодатель вообще не предложил не одной вакантной должности. Если бы ему предложили иные должности, он бы с удовольствием согласился бы на иные должности, чем быть безработным.

Так согласно закону, работодателю необходимо документально зафиксировать как факт предложения каждому сотруднику (работнику) другой работы или вакантной должности, так и его согласие либо отказ от предложений работодателя.

Каких либо доказательств, подтверждающих, что ему были предложены должности, либо акт о том, что он отказался от подписи, ответчиком суду не были представлены.

В связи с организационно-штатными мероприятиями увольнение в системе МВД России, увольнение по сокращению штатов может производиться в случае невозможности в результате проводимых организационно-штатных мероприятий дальнейшего использования освободившихся сотрудников, при отказе от перемещения по службе.

Автор жалобы считает, что выводы суда о том, что об отсутствии его преимущественного права на замещение должности в органах внутренних дел с учетом результатов, профессиональной деятельности не обоснованными.

На основании ст. 37 Закона № 342-ФЗ преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел при прочих равных условиях предоставляется сотруднику органов внутренних дел, имеющему более высокие результаты профессиональной деятельности, квалификацию, уровень профессионального образования, большую продолжительность стажа службы (выслуги лет) в органах внутренних дел или стажа (опыта) работы по специальности, либо сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе.

Стаж работы в органах внутренних дел у него более 12 лет, дослужился до звания майор полиции. На иждивении имеет двоих малолетних детей. По профессиональным показателям его работы у него в отделе самые лучшие показатели. В подтверждение этого в суд первой инстанции были представлены «фабулы уголовных дел», согласно которым за период всего лишь семь месяцев с января 2014года по июль 2014 года он выявил и поставил на учет 5 преступлений, в том числе по линии СКМ-5, из которых тяжких и особо тяжких -2/0, крупных и особо крупных-2, коррупционных-1, в бюджетной сфере-1. Всего лишь за семь месяцев 2014 года сумма материального ущерба возмещенного по выявленным им уголовным делам составила <.> рублей.

Однако его профессиональные показатели ни ответчиком при увольнении меня, ни судом при принятии решения не учтены.

В ходе судебного разбирательства ответчик представил в суд личное дело (послужной список) в котором в графе «Дисциплинарные взыскания» имеются сведения, о наложении на него дисциплинарных взысканий в виде неполного служебного соответствия. Первое наложено приказом МВД по РД № от <дата>. Второе наложено приказом МВД по РД № от <дата>. О наложении приказом МВД по РД № от <дата> на него дисциплинарного взыскания в виде неполного служебного соответствия он узнал в ходе судебного разбирательства, то есть 08 декабря 2014 года. В суд не были представлены доказательства о проведении в отношении него служебной проверки, ознакомлении с заключением, об объявлении ему приказа о наложении дисциплинарного взыскания. Его ходатайство об отложении дела и обязании ответчика представить в суд заключение по проведенной служебной проверке в отношении него и доказательства об ознакомлении с приказом МВД по РД № от <дата>, суд безмотивно отклонил.

Считает, что дисциплинарное взыскание в виде неполного служебного соответствия наложенное приказом МВД по РД № от <дата> является незаконным, так как и указывалось ранее он не был извещен о проводимой служебной проверки, у него не отбиралось объяснение, и ему не был вручен Приказ о дисциплинарном взыскании.

Также в суде первой инстанции стороной истца заявлялось ходатайство, в котором содержалась просьба обязать ответчика предоставить в суд доказательства, подтверждающие, что в отделе имеются другие сотрудники, не попавшие под сокращение и у которых имеются показатели по раскрываемости лучшие, чем его.Однако суд ходатайство безмотивно отклонил.

Согласно ч.2 ч.3 ст. 180 ТК РФ о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

По смыслу ч.2 ч.3 с. 180 ТК РФ должно быть известно, когда конкретно истекает срок предупреждения об увольнении. Следовательно, уведомление должно содержать указание на дату, при наступлении которой работник может быть уволен.

Если работодатель в день, зафиксированный в предупреждении, не реализовал свое право на увольнение работника, то по аналогии с нормой ч.6 ст. 80 ТК РФ действие трудового договора продолжается. Если после пропуска срока увольнения работодатель не отказался от намерения сократить соответствующую штатную единицу (должность), то процедуру увольнения следует начать заново.

В частности, работодатель должен еще раз под роспись известить работника о предполагаемой дате увольнения не позднее, чем за два месяца до этой даты.

Иное толкование ч. 2. ст. 180 ТК РФ, основанное на том, что предупреждение не теряет силы по истечении указанного в нем срока, может допускать случаи злоупотребления правом со стороны работодателя, поскольку позволяет уволить работника в дальнейшем в любой день. Пленум Верховного Суда РФ считает принцип недопустимости злоупотребления правом общеправовым, то есть распространяющимся и на трудовые отношения, (п.27. постановления от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ»

Срок предупреждения об увольнении установлен, главным образом, для того, чтобы работник смог подыскать себе другую работу. Для оформления договоренностей с новым работодателем работник должен знать дату прекращения трудовых отношений по прежнему месту работы. Если такая дата каждый раз отодвигается на неопределенный время и при этом сохраняется возможность расторжение трудового договора «хоть завтра», работник лишается возможности подготовится к увольнению заранее.

Конституционный Суд РФ в определении от 27 января 2011 года №13-О-О указал, что ч.2 ст. 180 Трудового кодекса РФ не предусматривает возможности произвольного продления работодателем срока предупреждения работника о предстоящем увольнении.

Работник, уволенный с нарушением установленного порядка, подлежит восстановлению на прежней работе (Постановление Пленума Верховного Суда РФ №2 от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ». По мнению автора жалобы, он должен был быть уволен <дата>. Не увольнение его этой датой является нарушением порядка увольнения, что не допустимо по смыслу закона и является основанием для восстановления его на работе в прежней должности.

На апелляционную жалобу   Р.Т. помощником прокурора Советского района г. Махачкалы Ш.Г. Мусаевым принесены возражения, в которых он считает решение Советского районного суда г. Махачкалы от 08 декабря 2014 года законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

С учетом особого правового статуса сотрудников внутренних дел, обусловленного спецификой правоохранительной службы, отношения, связанные с прохождением и прекращением службы в органах внутренних дел, регулируются специальными нормативно-правовыми актами. Трудовой кодекс РФ применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норма Трудового кодекса РФ по аналогии.

С 01 января 2012 года вопросы прохождения службы в органах внутренних дел регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Федерального закона № 342-ФЗ).

Согласно п. 1 ст. 20 и п. 3 ст. 21 Федерального закона № 342-ФЗ, правоотношения на службе в органах внутренних дел между Российской Федерацией и гражданином возникают и осуществляются на основании контракта, гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел, и сотрудник органов внутренних дел при заключении контракта обязуется выполнять служебные обязанности в соответствии с должностным регламентом (должностной инструкцией).

Одним из оснований прекращения контракта и увольнения сотрудника органов внутренних дел со службы, предусмотренным пп. 11 п. 2 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЗ, является сокращение должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником.

Приказом МВД по Республике Дагестан от <дата> № л/с  Р.Т. уволен из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона №342-ФЗ, в связи в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником (л.д. 39).

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником. Приказом МВД России от 05 мая 2014 года № 395дсп в подразделениях полиции МВД по РД сокращены 1000 единиц личного состава.

Приказом МВД по РД от <дата> № л/с  Р.Т. зачислен в распоряжение МВД по Республике Дагестан по п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ (л.д. 52).

            Согласно п. 2 ст. 10 Закона № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел может проходить службу в органах внутренних дел в случае его зачисления в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения либо в случае прикомандирования, предусмотренного статьей 32 настоящего Федерального закона. При этом сотрудник не замещает должность в органах внутренних дел.

Приказ о зачислении в распоряжение МВД по РД истцом не оспорен.

В соответствии с п. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ зачисление сотрудника органов внутренних дел в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения допускается в случае упразднения (ликвидация) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения либо сокращения замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел.

Истец был зачислен в распоряжение органа внутренних дел по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ, а именно упразднение (ликвидация) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения либо сокращения замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел. Более того, часть 9 ст. 36 Закона № 342-ФЗ не обязывает, а наделяет правом уполномоченного руководителя освободить сотрудника от замещаемой должности в органах внутренних дел.

Довод апеллянта о том, что должность старшего оперуполномоченного, занимаемая им, не сокращена, так как в отделе по обеспечению экономической безопасности в сфере строительства, промышленности, ЖКХ, имущественных и земельных отношений, связи, транспорта, телекоммуникаций и новых технологий УЭБ и ПК МВД по РД не произошли организационно-штатные мероприятия, нельзя признать состоятельными.

Как указано выше, приказом МВД по РД от <дата> № л/с   Р.Т. зачислен в распоряжение МВД по Республике Дагестан по п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ, что стороной истца не оспаривается.

Во исполнение указанного приказа МВД России, приказом МВД по РД от 05 июня 2014 года № 1053 в Управлении экономической безопасности и противодействию коррупции (УЭБ И ПК) МВД по Республике Дагестан сокращены 335 должностей личного состава (л.д. 44).

На основании ч. 1 п. 1 ст. 36 Закона № 342-ФЗ при сокращении должностей в органах внутренних дел правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим сокращаемую должность, продолжаются в случае предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел или стажа работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел.

Согласно ч. 4 ст. 36 Закона № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел в случае отказа от предложенной ему для замещения иной должности в органах внутренних дел освобождается от замещаемой должности и увольняется со службы в органах внутренних дел.

В соответствии с п. 8.2 Приложения № 2 к Приказу МВД России от 30 ноября 2012 года № 1065 «О некоторых вопросах назначения на должности в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, соответствующим кадровым подразделением заблаговременно вручается уведомление о прекращении или расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел Российской Федерации. Сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, по основанию, предусмотренному пунктом 11 части 2 статьи 82 Закона № 342-ФЗ, уведомление вручается не позднее двух месяцев до дня прекращения (расторжения) контракта и увольнения.

О предстоящем увольнении истец был извещен под роспись <дата> (л.д. 34).

При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что должность, которую занимал  Р.Т., была сокращена и имелись основания для его зачисления его в распоряжение МВД по Республике Дагестан.

Пунктом 1 ч.2 ст.85 Закона № 342-ФЗ предусмотрено, что контракт расторгается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел не ранее чем через 2 месяца со дня уведомления о расторжении контракта.

Приказ МВД по Республике Дагестан № л/с об увольнении   Р.Т. из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ издан <дата>, то есть сроки увольнения ответчиком были соблюдены.

Согласно ч.3 ст.36 Закона № 342-ФЗ при упразднении (ликвидации) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим должность в территориальном органе федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделении, отношения могут быть продолжены в случае:

- предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел;

- направления сотрудника на обучение по дополнительным профессиональным программам.

  Р.Т. ответчиком предложены для замещения 13 вакантных должностей: УУП ОМВД РФ по <адрес>, инспектор ППСП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, инспектор мобильного взвода ППСП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, зам. командира взвода ППСП ОМВД РФ по <адрес>, инспектор мобильного взвода ППСП ОМВД РФ по <адрес>, УУП Карамахинского ПОП ОМВД РФ по <адрес>, инспектор СОГ ОМВД РФ «Кизилюртовский», УУП ОМВД РФ по <адрес>, УУП ОМВД РФ по <адрес>, инспектор ППСП ОМВД РФ по <адрес>, командир спец. взвода ППСП ОМВД РФ по <адрес>.

Истец от предложенных должностей отказался, о чем составлен акт от <дата> (л.д. 35).

Довод жалобы о том, что при увольнении не было учтено его преимущественное право на оставление на должности, нельзя признать несостоятельным.

Согласно п. 7 ст. 36 Закона № 342-ФЗ преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел при прочих равных условиях предоставляется сотруднику органов внутренних дел, имеющему более высокие результаты профессиональной деятельности, квалификацию, уровень образования, большую продолжительность стажа службы (выслуги лет) в органах внутренних дел или стажа (опыта) работы по специальности, либо сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе.

Ни в исковом заявлении, ни в апелляционной жалобе  Р.Т. не указал, в чем выражалось его преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел перед другими сотрудниками.

Из копии личного дела  Р.Т., находящегося в материалах дела, следует, что за период службы он неоднократно подвергался дисциплинарным взысканиям, в том числе имеет 2 действующих взыскания – выговор, наложенный приказом начальника УМВД России по г. Махачкале от <дата> № за нарушение служебной дисциплины по ст. 49 п.1 Закона №342-ФЗ (л.д.30 оборот).

Довод жалобы апеллянта о том, что о дисциплинарном взыскании в виде неполного служебного соответствия, наложенного на него приказом МВД по Республике Дагестан от <дата>, он узнал в ходе судебного заседания 08 декабря 2014 года, судебная коллегия считает необоснованными.

Из обозренного в суде апелляционной инстанции личного дела   Р.Т. следует, что он на момент сокращения имел 2 (два) действующих взыскания: предупреждение о неполном служебном соответствии за недобросовестное отношение к службе, наложенное приказом МВД по РД № от <дата> и предупреждение о неполном служебном соответствии за ненадлежащее исполнение п.п. 3.2 и 3.2.2. должностного регламента требований п. 10 ст. 32 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» (лист личного дела 5 оборот).

На листе личного дела 6 (оборот) в графе «расписка в подтверждении правильности записанных сведений»  Р.Т. учинена подпись и проставлена дата «26.11.2013г.», что опровергает довод истца о неинформированности о наложении на него дисциплинарного взыскания.

Из представленной в суд апелляционной инстанции представителем МВД по Республике Дагестан Зейналовой К.Т. лицевого счета о проделанной работе отдела по обеспечению экономической безопасности в сфере строительства, промышленности, ЖКХ, имущественных и земельных отношений, связи, транспорта, телекоммуникаций и новых технологий УЭБ и ПК МВД по РД за 6 месяцев 2014 года усматривается, что   Р.Т. выявил и поставил на учет 4 преступления, в том числе по линии СКМ – 3, из них тяжких и особо тяжких – 0, крупных и особо крупных – 2, коррупционных – 1, должностных – 0;, налоговых 0, взятки – 0, в бюджетной сфере – 1, тогда как у остальных сотрудников отдела, занимаемых должность старшего оперуполномоченного показатели о проделанной работе выше.

Вывод суд первой инстанции об отсутствии оснований для признания у  Р.Т. более высокой квалификации, более высоких результатах профессиональной деятельности и преимущественного права перед другими сотрудниками, является верным, с чем соглашается и судебная коллегия.

Таким образом, установленный Законом № 342-ФЗ порядок при увольнении истца был соблюден, и оснований для удовлетворения исковых требований  Р.Т. не имелось.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, которые в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут служить основанием к отмене решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия оснований для отмены решения Советского районного суда г. Махачкалы от 08 декабря 2014 года не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы от 08 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу   Р.Т. – без удовлетворения.

Председательствующий: Алиева Э.З.

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Махачкала                                                                                                            11 марта 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З.,  судей Османова Т.С. и Магамедова Ш.М., с участием прокурора Багомаева А.М., при секретаре Алиевой А.М. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Магомедова А.Ш. решение Советского районного суда г. Махачкалы от 31 октября 2014 года по гражданскому делу по иску Магомедова А.Ш. к МВД по РД о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на службе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения   А.Ш., его представителя Магомедова Х.Г., просивших отменить решение суда по доводам апелляционной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Таимова О.М., просившего в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, заключение прокурора Багомаева М.А., полагавшего решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

установила:

  А.Ш. обратился в суд с иском к МВД РФ по РД о признании незаконным приказа об увольнении с должности <.> и восстановлении на данную должность, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, указывая, что был принят на службу по окончании Краснодарского университета МВД России и назначен на должность <.>

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 31 октября 2014 года постановлено:

«В удовлетворении исковых требований   А.Ш. к МВД России по РД о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на службе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, отказать».

В апелляционной жалобе   А.Ш. выражает свое несогласие с решением Советского районного суда г. Махачкалы от 31 октября 2014 года, считает незаконным и необоснованным просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении его исковых требований в полном объеме.

В обоснование доводов автор жалобы указывает, что судом вынесено решение с грубыми и существенными нарушениями, как норм материального права, так и процессуальных норм. В частности, указывается, что в качестве одного из оснований для увольнения сотрудника со службы в органах внутренних дел и расторжения с ним контакта в соответствии с пунктом 11 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» является сокращение должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником. В обосновании доводов автор жалобы указывает, что выводы суда об имевшем месте сокращении должностей <.>, не соответствуют фактическим обстоятельствам. Во время сокращения в связи с организационно-штатными изменениями на должности <.> назначались лица, являющиеся стажерами по указанной должности.

Вывод суда, что ему для замещения были предложены 2 должности (инспектор ППСП ОМВД России по Левашинскому району, инспектор ПДН ОМВД России по Карабудахкентскому району), от которых он отказался, о чем <дата> составлены соответствующие акты, также не соответствуют действительности, так как имеющиеся в материалах дела акты от <дата> сфальсифицированы.

В соответствии с ч.7 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» расторжение контракта по основанию, предусмотренному пунктом 8, 11 или 12 части 2 указанной статьи, осуществляется по инициативе одной из сторон контракта. При этом расторжение контракта по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя допускается только в случае невозможности перевода или отказа сотрудника органов внутренних дел от перевода на иную должность в органах внутренних дел.

Судом при принятии решения в полной мере были проигнорированы требования закона, поскольку имеющие значение для дела факты не исследованы и не подтверждены доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, и более того, не приняты меры к исследованию обстоятельств и доказательств, о которых заявлялось в суде стороной истца.

В возражениях на апелляционную жалобу   А.Ш. представитель МВД по РД Таимов О.М. считает решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, а в удовлетворении жалобы просит отказать.

Изучив материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы и возражений относительно жалобы, заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закон № 342-ФЗ), предметом регулирования данного Закона являются правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел.

 А.Ш. принят на службу по окончании Краснодарского университета МВД России и назначен на должность <.>.

Приказом МВД по Республике Дагестан от <дата> № л/с  А.Ш. уволен из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ, в связи в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником (л.д. 7).

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником.

Приказом МВД России от 05 мая 2014 года № 395дсп в подразделениях полиции МВД по РД сокращены 1000 единиц личного состава.

Во исполнение указанного приказа МВД России, приказом МВД по РД от <дата> № сокращены вакантные должности (в том числе в ОП по Ленинскому району УМВД России по г.Махачкале сокращены 4 вакантных единицы), а приказом от <дата> № сокращены не вакантные должности (в ОП по Ленинскому району сокращено 20 не вакантных единиц, в том числе 9 единиц участковых уполномоченных полиции).

В соответствии с п. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ зачисление сотрудника органов внутренних дел в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения допускается в случае упразднения (ликвидация) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения либо сокращения замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел.

Истец был зачислен в распоряжение органа внутренних дел по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ, а именно упразднение территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения либо сокращения замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел. Более того, часть 9 ст. 36 Закона № 342-ФЗ не обязывает, а наделяет правом уполномоченного руководителя освободить сотрудника от замещаемой должности в органах внутренних дел.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что должность, которую занимал  А.Ш., была сокращена и имелись основания для его зачисления его в распоряжение МВД по РД.

На основании ч. 1 п. 1 ст. 36 Закона № 342-ФЗ при сокращении должностей в органах внутренних дел правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим сокращаемую должность, продолжаются в случае предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел или стажа работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел.

            Согласно ч. 4 ст. 36 Закона № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел в случае отказа от предложенной ему для замещения иной должности в органах внутренних дел освобождается от замещаемой должности и увольняется со службы в органах внутренних дел.

            В соответствии с п. 8.2 Приложения № 2 к Приказу МВД России от 30 ноября 2012 года № 1065 «О некоторых вопросах назначения на должности в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, соответствующим кадровым подразделением заблаговременно вручается уведомление о прекращении или расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел Российской Федерации. Сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, по основанию, предусмотренному пунктом 11 части 2 статьи 82 Закона № 342-ФЗ, уведомление вручается не позднее двух месяцев до дня прекращения (расторжения) контракта и увольнения.

О предстоящем увольнении истец был извещен под роспись <дата> (л.д. 13).

Пунктом 1 ч.2 ст.85 Закона № 342-ФЗ предусмотрено, что контракт расторгается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел не ранее чем через 2 месяца со дня уведомления о расторжении контракта.

Приказ МВД по Республике Дагестан № л/с об увольнении   А.Ш. из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ издан <дата>, то есть сроки увольнения ответчиком были соблюдены.

Согласно ч.3 ст.36 Закона № 342-ФЗ при упразднении (ликвидации) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим должность в территориальном органе федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделении, отношения могут быть продолжены в случае:

- предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел;

- направления сотрудника на обучение по дополнительным профессиональным программам.

 А.Ш. ответчиком предложены для замещения 2 вакантные должности: инспектора ППСП ОМВД России по Левашинскому району и инспектора ПДН ОМВД России по Карабудахкентскому району.

Истец от предложенных должностей отказался, о чем составлены акты от <дата> (л.д. 15-16).

Довод жалобы о том, что при увольнении не было учтено его преимущественное право на оставление на должности, проверен судом первой инстанции и обоснованно признан несостоятельным.

Согласно п. 7 ст. 36 Закона № 342-ФЗ преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел при прочих равных условиях предоставляется сотруднику органов внутренних дел, имеющему более высокие результаты профессиональной деятельности, квалификацию, уровень образования, большую продолжительность стажа службы (выслуги лет) в органах внутренних дел или стажа (опыта) работы по специальности, либо сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе.

Ни в исковом заявлении, ни в апелляционной жалобе Магомедов А.Ш. не указал, в чем выражалось его преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел перед другими сотрудниками.

Из копии личного дела  А.Ш., находящегося в материалах дела, следует, что за период службы он подвергался дисциплинарным взысканиям, в том числе имеет 2 действующих взыскания – «замечание», наложенное приказом УМВД России по г. Махачкале от <дата> № за нарушение служебной дисциплины, выразившейся в нарушении требований главы 3 ст. 12 ч. 1 п. 33 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» и ст. 28.3 КоАП РФ; «выговор», наложенный приказом начальника УМВД России по г. Махачкале от <дата> № за нарушение служебной дисциплины по ст. 49 п.1 Закона №342-ФЗ, что усматривается из приложенной к материалам дела копии послужного списка (л.д.12 оборот).

Вывод суд первой инстанции об отсутствии оснований для признания у Магомедова А.Ш. более высокой квалификации, более высоких результатах профессиональной деятельности и преимущественного права перед другими сотрудниками, является верным, с чем соглашается и суд апелляционной инстанции.

Таким образом, установленный Законом № 342-ФЗ порядок при увольнении истца был соблюден, и оснований для удовлетворения исковых требований Магомедова А.Ш. не имелось.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, которые в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут служить основанием к отмене решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия оснований для отмены решения Советского районного суда г. Махачкалы от 31 октября 2014 года не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы от 31 октября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу   А.Ш. – без удовлетворения.

Председательствующий Алиева Э.З.

Судьи Османов Т.С.

 

 

 

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Махачкала                                                                                                                        25 февраля 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З.,  судей Османова Т.С. и Устаевой Н.Х., с участием прокурора Мисриханова М.И., при секретаре Алиевой А.М. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Гамзатова Т.А. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения   Т.А., просившего отменить решение суда по доводам апелляционной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Дагирова М.М., просившего в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, заключение прокурора Мисриханова М.И., полагавшего решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

  Т.А. обратился в суд с иском к МВД по РД о признании незаконным приказа МВД по РД от <дата> № об увольнении, восстановлении на работе в должности <.>, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года постановлено:

            «В удовлетворении искового заявления  Т.А. к МВД по РД о признании незаконным приказа МВД по РД об увольнении из органов внутренних дел от <дата> № №, восстановлении на службе в МВД по РД, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов, отказать».

В апелляционной жалобе   Т.А. с решением суда не согласен, считает его незаконным, просит отменить и принять по делу новое решение.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года №23 «О судебном решении» решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Однако судом проигнорированы вышеуказанные требования Пленума Верховного суда Российской Федерации.

В ходе судебного разбирательства по делу стороной ответчика представлены акты, якобы свидетельствующие об ознакомлении его со списком вакантных должностей до принятия решения об увольнении, и о том, что он отказался знакомиться с ними.

В действительности, никакого списка вакантных должностей для ознакомления ему не было представлено, и если бы и имело место подобное, для него не было смысла отказываться от предложенных должностей, при том, что у него не было на тот момент иного источника дохода, кроме заработной платы сотрудника <.>

Ответчиком нарушен порядок увольнения при сокращении должности в соответствии с Федеральным законом от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Изучив материалы дела, выслушав лиц, участвующих в деле, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы и возражений относительно жалобы, заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закон № 342-ФЗ), предметом регулирования данного Закона являются правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения сотрудника органов внутренних дел.

  Т.А. состоял на службе в органах внутренних дел на различных должностях с 1999 года.

Приказом МВД России от <дата> № дсп в подразделениях полиции МВД по РД было сокращено 1000 единиц личного состава.

Во исполнение указанного приказа МВД России приказом МВД по РД от <дата> № в первую очередь были сокращены имевшиеся вакантные должности (319 единиц).

В последующем приказом МВД по РД от <дата> № были сокращены и не вакантные должности, в числе которых 10 единиц участковых уполномоченных ОП по <адрес> г.Махачкалы, из которых 3 должности старшего оперуполномоченного майора полиции и 7 должностей оперуполномоченного капитана полиции.

Данное обстоятельство подтверждается штатным расписанием до сокращения штатов и после сокращения штатов.

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником.

Приказом МВД по РД от <дата> № л/с  Т.А. был зачислен в распоряжение МВД по РД по п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ (л.д. 37).

Приказом МВД по Республике Дагестан от <дата> № л/с   Т.А. уволен из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ (л.д. 8).

Согласно п. 2 ст. 10 Закона № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел может проходить службу в органах внутренних дел в случае его зачисления в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения либо в случае прикомандирования, предусмотренного статьей 32 указанного Федерального закона. При этом сотрудник не замещает должность в органах внутренних дел.

В соответствии с п. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ зачисление сотрудника органов внутренних дел в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения допускается в случае упразднения (ликвидация) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения либо сокращения замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел.

Истец был зачислен в распоряжение органа внутренних дел по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 10 ст. 36 Закона № 342-ФЗ, а именно сокращение замещаемой сотрудником должности в органах внутренних дел. Более того, часть 9 ст. 36 Закона № 342-ФЗ не обязывает, а наделяет правом уполномоченного руководителя освободить сотрудника от замещаемой должности в органах внутренних дел.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что должность, которую занимал Т.А., была сокращена и имелись основания для его зачисления его в распоряжение МВД по РД.

Приказ о зачислении в распоряжение МВД по РД истцом не оспорен.

На основании ч. 1 п. 1 ст. 36 Закона № 342-ФЗ при сокращении должностей в органах внутренних дел правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим сокращаемую должность, продолжаются в случае предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел.

Согласно ч. 4 ст. 36 Закона № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел в случае отказа от предложенной ему для замещения иной должности в органах внутренних дел освобождается от замещаемой должности и увольняется со службы в органах внутренних дел.

В соответствии с п. 8.2 Приложения № 2 к Приказу МВД России от 30 ноября 2012 года № 1065 «О некоторых вопросах назначения на должности в органах внутренних дел Российской Федерации и увольнения со службы сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации» сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, соответствующим кадровым подразделением заблаговременно вручается уведомление о прекращении или расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел Российской Федерации. Сотрудникам, увольняемым со службы в органах внутренних дел, по основанию, предусмотренному пунктом 11 части 2 статьи 82 Закона № 342-ФЗ, уведомление вручается не позднее двух месяцев до дня прекращения (расторжения) контракта и увольнения.

О предстоящем увольнении истец был извещен под роспись <дата> (л.д. 9).

До увольнения <дата> с истцом проведена беседа, от ознакомления с листом которой он отказался, о чем в тот же день составлен акт (л.д. 48, 49), и подготовлено представление к увольнению (л.д. 47).

Пунктом 1 ч.2 ст.85 Закона № 342-ФЗ предусмотрено, что контракт расторгается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел не ранее чем через 2 месяца со дня уведомления о расторжении контракта. Приказ МВД по Республике Дагестан № л/с об увольнении Гамзатова Т.А. из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 Закона № 342-ФЗ издан <дата>, то есть сроки увольнения ответчиком были соблюдены.

Согласно ч.3 ст.36 Закона № 342-ФЗ при упразднении (ликвидации) территориального органа федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделения правоотношения с сотрудником органов внутренних дел, замещающим должность в территориальном органе федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или подразделении, отношения могут быть продолжены в случае:

- предоставления сотруднику с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности возможности замещения иной должности в органах внутренних дел;

- направления сотрудника на обучение по дополнительным профессиональным программам.

Т.А. ответчиком предложены для замещения 3 вакантные должности: инспектора ИАЗ ОМВД России по <адрес>, инспектора ПДН ОМВД России по <адрес>, оперативного дежурного дежурной части ОМВД России по <адрес>.

Истец от предложенных должностей отказался, о чем составлены акты от <дата> (л.д. 50-52).

Довод жалобы о том, что при увольнении не было учтено его преимущественное право на оставление на должности, проверен судом первой инстанции и обоснованно признан несостоятельным.

Согласно п. 7 ст. 36 Закона № 342-ФЗ преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел при прочих равных условиях предоставляется сотруднику органов внутренних дел, имеющему более высокие результаты профессиональной деятельности, квалификацию, уровень образования, большую продолжительность стажа службы (выслуги лет) в органах внутренних дел или стажа (опыта) работы по специальности, либо сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе.

Ни в исковом заявлении, ни в апелляционной жалобе Т.А. не указал, в чем выражалось его преимущественное право на замещение должности в органах внутренних дел перед другими сотрудниками.

Из копии личного дела Т.А., находящегося в материалах дела, следует, что за период службы неоднократно подвергался дисциплинарным взысканиям, в том числе имел 2 действующих: «выговор», наложенный приказом начальника УМВД РФ по г. Махачкале от <дата> № за нарушение требований главы 2 п. «в» дисциплинарного Устава ОВД РФ, утвержденного Указом Президента РФ от <дата> № №, выразившейся в опоздании на службу по неуважительной причине, и «строгий выговор», наложенный приказом начальника УМВД России по г. Махачкала от <дата> № за нарушение п.1 ст.49 Закона №342-ФЗ (л.д. 45).

При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для вывода о более высокой квалификации, более высоких результатах профессиональной деятельности и преимущественного права Т.А. перед другими сотрудниками.

Таким образом, установленный Законом № 342-ФЗ порядок при увольнении истца был соблюден, и оснований для удовлетворения исковых требований Т.А. не имелось.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, которые в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут служить основанием к отмене решения суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения, судом при рассмотрении дела не допущено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия оснований для отмены решения Советского районного суда г. Махачкалы не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

            определила:

Решение Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Т.А. – без удовлетворения.

Председательствующий Алиева Э.З.

 

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России