ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ по апелляционной жалобе К.М. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 27 января 2015 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Махачкала                                                                                                            20 апреля 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе: Председательствующего Алиевой Э.З Судей Хавчаева Х.А. и Магамедова Ш.М.

с участием прокурора Алиевой Ф.Д.  при секретаре Пашаеве М.К.  Рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе  К.М. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 27 января 2015 года, которым постановлено:

«В восстановлении срока для обжалования приказа об увольнении  К.М. отказать.

В удовлетворении исковых требований К. М. к ФГКУ УВО МВД по РД о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании заключения служебной проверки от 14.05.2014 г. и приказа УВО МВД по РД от 14.05.2014 г. № 78 недействительными отказать».

Заслушав доклад судьи Хавчаева Х.А., заключение прокурора Алиевой Ф.Д. об оставлении жалобы без удовлетворения, объяснения К.М. и его представителя адвоката Бейбутова А.И., просивших отменить решение суда и принять новое решение об удовлетворении иска, представителя ФГКУ УВО МВД по РД Курбанова А.А., просившего оставить жалобу без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

 К.М. обратился с иском к ФГКУ УВО МВД России по РД и с учетом дополнения к иску просил восстановить срок для обращения в суд с настоящим иском, признать недействительным заключение служебной проверки от 14.05.2014 г. и приказ от 14.05.2014 г. № 78, а также приказ 23 июня 2014 года об увольнении его со службы, восстановить его в должности полицейского ОВО по г.Каспийску, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

В обоснование указал, что он был уволен на основании заключения служебной проверки, которой установлено совершение им проступка, несовместимого с требованиями, предъявляемыми к личным, нравственным качествам сотрудника ОВД, выразившегося в том, что 10 мая 2014 года у него произошел инцидент с сотрудниками ППСМ ОМВД России по г.Буйнакску, в ходе которого он управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, отказался предъявить документы для проверки, выражался нецензурной бранью, порвал форменную одежду полицейского. Однако вышеуказанные обстоятельства не соответствуют действительности. Факт нахождения его в состоянии алкогольного опьянения опровергается заключением эксперта, которым установлено отсутствие в его крови этилового спирта. В ходе досудебной проверки по собранному материалу постановлением следователя от 20.05.2014 г. в возбуждении уголовного дела по факту применения им в отношении сотрудников полиции насилия и употребления нецензурных выражений отказано в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, служебная проверка в отношении него проведена в период нахождения его в отпуске с 07.04.2014 г. Он не был ознакомлен с заключением служебной проверки, у него не было получено объяснение. Акт медицинского освидетельствования от 10.05.2014 г. № 031350, из которого следует, что при проверке его на алкотестере установлено нахождение его в состоянии алкогольного опьянения, не может быть признан законным, так как из данного акта не усматривается наличие сертификата соответствия на данный прибор. Он не получал уведомления о предстоящем увольнении, а также копию приказа об увольнении, трудовую книжку получил только 21.10.2014 г.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе  К.М. просит отменить состоявшееся по делу судебное решение и принять новое решение об удовлетворении его иска. В обоснование указывает, что заключением химической экспертизы опровергаются выводы служебной проверки о нахождении его 10 мая 2014 года в состоянии алкогольного опьянения. Опрошенные в ходе досудебной проверки работники ППСМ отрицали факт применения им в отношении них физического насилия и оскорблений. По данному факту следователем вынесено постановление от 20.05.2014 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. В связи с этим выводы суда о том, что он управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, выражался нецензурно и повредил форменную одежду сотрудника полиции, не основаны на материалах дела. Служебная проверка в отношении него проведена с нарушением установленного законом порядка. В указанный период времени он находился в отпуске. Он не был ознакомлен с заключением служебной проверки. Вывод суда о том, что процедура увольнения была соблюдена, не соответствует закону. В нарушение п.8 Порядка представления сотрудников органов внутренних дел к увольнению со службы, утвержденного приказом МВД России от 30.11.2012 № 1065, ему не было заблаговременно вручено уведомление о расторжении контракта и увольнении со службы. В нарушение пунктов 12-14 Порядка с ним не была проведена беседа. Он не был ознакомлен с приказом об увольнении. Имеющиеся в деле акты об отказе его от подписи не соответствуют действительности. Трудовая книжка ему вручена только 21.10.2014 г. Согласно аттестационному листу он был рекомендован к увольнению в связи с несоответствием замещаемой должности, в то время как уволен он в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника ОВД. Акт медицинского освидетельствования, на который сослался суд, не мог служить доказательством по делу, так как постановлением Верховного Суда РФ от 06.03.2014 г. по делу № 35-АД14-1 установлено, что алкотестер не является техническим средством измерения, не занесен в государственный реестр средств измерения и запрещен для исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь при освидетельствовании, поэтому его результаты нельзя учитывать в экспертной оценке.

В возражениях относительно апелляционной жалобы представитель ФГКУ УВО МВД по РД Курбанов А.А. просит оставить жалобу без удовлетворения, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Как видно из материалов дела, приказом ФГКУ УВО МВД по РД от 23.06.2014 г. № 47  К.М., занимавший должность <.> г.Каспийску – филиала ФГКУ УВО МВД по РД уволен со службы по п.9 ч.3 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (далее Закон о службе в ОВД) за совершение проступка, порочащего честь сотрудника ОВД. Основанием для увольнения послужило заключение служебной проверки ФГКУ УВО МВД по РД от 14.05.2014 г. и протокол аттестационной комиссии ФГКУ УВО МВД по РД от 18.06.2014 г. № 13.

Из заключения служебной проверки следует, что 10 мая 2014 года, примерно в 02:00 час., <.> в г.Буйнакске, при проверке автомобиля Тойота-Камри с государственным регистрационным знаком <.> сотрудниками ППСМ России по г.Буйнакску водитель автомобиля – полицейский ОВО по г.Каспийску прапорщик полиции  К.М., который находился в отпуске с 07.04.2014 г., отказался предъявить документы, выражался нецензурной бранью и порвал форменную одежду полицейскому ОСР ППСМ ОМВД России по г.Буйнакску рядовому полиции  Г.М.

Согласно выводам служебной проверки  К.М. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в недостойном поведении в быту, внеслужебных отношениях, управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, использовании в речи нецензурной брани и создание конфликтной ситуации с сотрудниками органов внутренних дел, находившимися при выполнении служебных обязанностей.

Оспаривая примененное в отношении него дисциплинарное взыскание, К.М. указывал на то, что вышеуказанные обстоятельства не соответствуют действительности, и он не совершал проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. В подтверждение своих доводов  К.М. ссылался на заключение эксперта, согласно которому в его крови не был обнаружен этиловый спирт, что свидетельствует о том, что он не находился при вышеописанных обстоятельствах в состоянии алкогольного опьянения, объяснения сотрудников ППСМ ОМВД России по г.Буйнакску, данные ими в ходе доследственной проверки, которые не подтвердили факт применения им в отношении них физического насилия и оскорблений, а также на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, которым вышеуказанные факты признаны неподтвердившимися.

Между тем, как видно из материалов дела, судом первой инстанции были проверены вышеуказанные доводы К.М. а, и в решении суда нашло отражение, по каким основаниям судом указанные доводы признаны не состоятельными и опровергнуты, и в связи с чем суд пришел к выводу о законности и обоснованности примененного в отношении истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения со службы.

Как видно из дела, материал предварительной проверки по факту применения К.М. насилия в отношении сотрудников ППСМ Буйнакского ГОВД 10 мая 2014 года был направлен для проверки в Буйнакский МРСО СУ СК РФ по РД.

Постановлением следователя Буйнакского МРСО СУ СК РФ по РД от 20 мая 2014 года в возбуждении уголовного дела по данному факту  в отношении К.М. отказано в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Вместе с тем из объяснений опрошенных в ходе проверки сотрудников ППСМ ОВД по г.Буйнакску   С.А.,   Ш.Т.,   А.А. следует, что в ночь с 9 на 10 мая 2014 года при несении службы в составе мобильной группы на пересечении улиц Циалковского и Дахадаева в г.Буйнакске, примерно в 22 часа 30 минут, ими был остановлен автомобиль Тойота-Камри с государственным регистрационным знаком <.> На просьбу припарковать автомобиль с правой стороны на обочине водитель, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, в грубой и нецензурной форме ответил отказом, вел себя агрессивно, представлялся начальником УСБ МВД, угрожал их увольнением за то, что остановили его автомобиль; когда ему было предложено проехать с ними в отдел полиции, он отказался, оказал им сопротивление, отмахивался руками, хватал за форменную одежду; после применения в отношении него приемов боевого самбо экипажем мобильной группы он был доставлен в отдел полиции, где стало известно, что водитель этого автомобиля К.М., сотрудник полиции ОВО по г.Каспийск в звании прапорщика полиции.

Из показаний допрошенного судом в качестве свидетеля командира 2 роты батальона ОВО по г.Каспийску Гаджибекова Р.В. следует, что около часа ночи 10 мая 2014 года ему позвонил начальник отдела по г.Каспийск и сообщил, что   К.М. доставлен в ГОВД г.Буйнакска. Приехав в г.Буйнакск около 2-х часов ночи он увидел К.М. в камере предварительного содержания в разорванной рубашке, он был в нетрезвом состоянии, от него шел запах алкоголя.

В соответствии с частью 4 статьи 7 Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 года N З-ФЗ "О полиции" сотрудник полиции, как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности (Постановление от 6 июня 1995 года N 7-П, определения от 21 декабря 2004 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 566-О-О, от 25 ноября 2010 года N 1547-О-О и от 21 ноября 2013 года N 1865-О).

Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц. Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности.

При осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции (пункт 2 части 1 статьи 13 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", часть 4 статьи 7 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции"), что обусловлено повышенными репутационными требованиями к сотрудникам органов внутренних дел как носителям публичной власти и возложенной на них обязанностью по применению в необходимых случаях мер государственного принуждения и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий.

В соответствии с пунктом 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Возможность увольнения со службы на основании пункта 9 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" сотрудника органов внутренних дел, более не отвечающего указанным требованиям, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 2013 года N 1545-О).

Причиной увольнения сотрудника органов внутренних дел по основанию, предусмотренному оспариваемым положением Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", является проступок, умаляющий авторитет органов внутренних дел и противоречащий требованиям, предъявляемым к сотрудникам полиции, - независимо от того, предусмотрена ли за данное деяние административная либо уголовная ответственность.

В соответствии с частями 1-3 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как видно из дела, исходя из совокупности вышеприведенных доказательств, суд первой инстанции дал критическую оценку доводам истца о том, что он не находился в состоянии алкогольного опьянения и не выражался нецензурной бранью при исполнении сотрудниками ППСМ ОМВД по г.Буйнакску своих служебных обязанностей.

Довод К.М. о том, что акт медицинского освидетельствования от 10.05.2014 г. № 031350, из которого следует, что в 01 час. 30 минут. при применении алкотестера «Мега» в выдыхаемом им воздухе содержался алкоголь в количестве 0:495 мг/л., является недопустимым доказательством, так как данный прибор не является техническим средством измерения, не занесен в государственный реестр средств измерения, а потому результаты исследования таким методом не могут быть приняты во внимание, и что суду следовало учесть заключение эксперта от 10.05.2014 г. № 751, согласно которому при судебно-химической экспертизе крови К.М. этиловый спирт не обнаружен, суд первой инстанции опроверг, указав, что из заключения эксперта следует, что кровь поступила на исследование 13 мая 2014 года, т.е. по истечении 3-х суток, а обстоятельства ее изъятия 9 мая 2014 года ничем не подтверждены.

Соглашаясь с этим выводом суда первой инстанции, судебная коллегия также отмечает, что заключение эксперта от 10.05.2014 г. № 751, на которое ссылается истец, в части описания обстоятельств получения образца крови К.М., не соответствует обстоятельствам дела.

В описательной части данного заключения указывается, что объектом исследования является кровь К.М., изъятая следователем Буйнакского МРСО СУ СК РФ по РД 9 мая 2014 г.

Между тем, в указанный день образцы крови у К.М. не могли быть получены, так как из имеющейся в деле сводки МВД по РД следует, что рапорт зам.командира ОСР ППСМ ОМВД по г.Буйнакску   С.А. о применении прапорщиком полиции УВО МВД   К.М. насилия в отношении сотрудников полиции поступил в дежурную часть отдела МВД РФ по г.Буйнакску в 02 часа 10 мая 2014 года.

Из постановления следователя Буйнакского МРСО СУ СК РФ по РД от 20 мая 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в последующем материал по факту применения   К.М. насилия в отношении сотрудников полиции поступил в Буйнакский МРСО СУ СК РФ по РД 10 мая 2014 года.

Из этого следует, что 9 мая 2014 года образцы крови К.М. следователем Буйнакского МРСО СУ СК РФ по РД не могли быть получены.

Соответственно, у суда не имелось оснований для использования данного заключения эксперта в качестве допустимого доказательства по делу.

Согласно ч.4 ст.67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Решение суда первой инстанции этим требованиям закона соответствует.

Кроме того, К.М. был под роспись ознакомлен с составленным в отношении него отзывом о выполнении сотрудником служебных обязанностей по результатам служебной проверки, в котором приведены обстоятельства инцидента, имевшего место 10 мая 2014 года и в т.ч. указано, что К.М. совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в недостойном поведении в быту, во внеслужебных отношениях, управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, использовании в речи нецензурной брани и создании конфликтной ситуации с сотрудниками органов внутренних дел, находящимися при исполнении служебных обязанностей, и собственноручно учинил запись о своем согласии с данным отзывом.

Приказом ФГКУ УВО МВД по РД от 14.05.2014 г. № 78 вопрос о дисциплинарной ответственности К.М. отложен до выхода его из отпуска.

Приказом ФГКУ УВО МВД по РД от 23 июня 2014 № 47 К.М.   уволен со службы по п.9 ч.3 ст.82 Закона о службе в ОВД за совершение проступка, порочащего честь сотрудника ОВД.

При таких обстоятельствах нарушений порядка увольнения со службы судом не установлено.

Вопреки доводам жалобы, постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеет для суда преюдициарного значения в силу ст.61 ГПК РФ и, принимая во внимание положение ч.2 ст.67 ГПК РФ о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, суд при рассмотрении конкретного спора не связан выводами, содержащимися в таком постановлении.

Кроме того, наличие постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях сотрудника органа внутренних дел состава уголовно наказуемого деяния не ограничивает право работодателя на принятие решения об увольнении этого сотрудника по иным основаниям, в данном случае, за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органа внутренних дел.

Из дела также следует, что истец без уважительных причин пропустил установленный частью четвертой статьи 72 Закона о службе в ОВД месячный срок для обращения в суд с иском о восстановлении на работе, так как обратился с иском 19 ноября 2014 года, т.е. более чем через 4 месяца со дня ознакомления с приказом об увольнении.

Истец просил признать причины пропуска срока уважительными и восстановить пропущенный срок, указывая в обоснование, что после заседания аттестационной комиссии, на котором он был рекомендован к увольнению, он находился дома, ожидая извещения о решении комиссии, однако в течение трех месяцев никакого уведомления не получил, после чего 21 октября 2014 года он обратился в отдел кадров, где ему сообщили, что приказом от 23 июня 2014 года он уволен со службы.

Между тем согласно комиссионным актам от 14 июня 2014 года, от 19 июня 2014 года, от 24 июня 2014 года К.М., ознакомившись с заключением служебной проверки, приказами от 14 мая 2014 года и от 23 июня 2014 года об увольнении, предупреждением о получении трудовой книжки, отказался расписаться в их ознакомлении.

Суд первой инстанции правомерно признал указанные акты в качестве доказательств по делу, поскольку составление таких актов в случае отказа работника от подписи предусмотрено законом (статья 51 Закона об ОВД).

Кроме того, как видно из дела, заказным письмом К.М. было направлено по месту его жительства уведомление, в котором сообщалось, что в связи с увольнением его из органов внутренних дел приказом от 23.06.2014 г. № 47 ему необходимо явиться в отдел кадров ВГКУ УВО МВД по РД для получения военного билета и трудовой книжки либо дать согласие на отправление указанных документов по почте.

Из приобщенного к делу почтового извещения следует, что данное уведомление вручено адресату 25 июля 2014 года.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции К.М.на вопрос суда подтвердил, что подпись на почтовой квитанции о вручении принадлежит его супруге.

При таких обстоятельствах доводы истца об уважительности причин пропуска срока не могут быть признаны убедительными, поскольку в случае, если бы истец не знал о своем увольнении, то в силу занимаемой должности и специфики работы он должен быть явиться на службу и приступить к работе после окончания отпуска, в котором он находился, однако истец не отрицал, что с июня 2014 года до дня обращения в суд он на работу не выходил, что в совокупности с вышеприведенными доказательствами подтверждает его осведомленность об увольнении.

С учетом вышеизложенного решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований является законным и обоснованным, доводы жалобы не влекут его отмену.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г.Махачкалы от 27 января 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России