ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Мугидинова Д.Ж. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года

 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

Председательствующего Алиевой Э.З., судей Османова Т.С. и Загирова Н.В., при секретаре Айдунбековой Н.Х. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Мугидинова Д.Ж. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 18 ноября 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Османова Т.С., выслушав объяснения Д.Ж., его представителя адвоката Шейховой С.А., просивших отменить решение суда по доводам апелляционной жалобы, объяснения представителя МВД по РД Ш.Х., полагавшего решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

установила:

Д.Ж. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан об изменении формулировки увольнения с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) на п. 1 ч. 3 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЭ (в связи с болезнью).

В обоснование исковых требований Д.Ж. указывает, что он уволен из органов внутренних дел за грубое нарушение служебной дисциплины, выразившегося в прогуле. В период его службы он болел и до обращения в суд не понимал, что с ним происходит, так как врачи не могли поставить диагноз. В последующем, после увольнения он обратился к ответчику с просьбой направить его на освидетельствование на ВВК. Заключением ВВК установлено, что он болел в период прохождения службы и его заболевание находится в причинно- следственной связи с выполняемой им работой.

Решением Советского районного суда г.Махачкалы от 18 ноября 2014 года постановлено:

«В удовлетворении иска Д.Ж. к Министерству внутренних дел по Республики Дагестан об изменении формулировки его увольнения с п. 6 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с грубым нарушением служебной дисциплины) на п. 1 ч. 3 ст. 82 Федерального закона № 342-ФЗ (в связи с болезнью) - отказать»

В апелляционной жалобе Д.Ж. считает решение суда незаконным, просит его отменить, принять по делу решение об удовлетворении его исковых требовании к МВД по РД по тем основаниям, что оно вынесено с грубыми нарушениями норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов автор жалобы указывает, что судом применен закон, не подлежащий применению к спорным правоотношениям; не применен закон, подлежавший применению; выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии с Федеральным Законом от 17 июля 1999 года № 177-ФЗ "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" установлено, что до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел указанные вопросы регулируются Положением о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года № 4202-1 (с изменениями на 01 декабря 2007 года), в части, не противоречащей Закону РФ "О милиции".

Таким образом, служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными нормативными актами - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" (с изменениями па 23 июля 2008 года) и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (далее - Положение).

Из текста искового заявления безусловно следует, что он просил изменить формулировку своего увольнения с основания «в связи с грубым нарушением служебной дисциплины» на основание «в связи с болезнью».

Статьей 131 ГПК РФ на истца не возлагается обязанность ссылки на закон и определения закона, подлежащего применению. На истца возложена, обязанность указать в иске, в чем заключается нарушение его права и обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.

В исковом заявлении указано, в чем заключается нарушение права истца, а именно то, что в период его отсутствия на работе он болел, болезнь была связана с полученными в период работы в ОВД ранениями, заболеваниями. Также в иске указано, чем подтверждается причинная связь его заболевания со службой.

Между тем, статьей 196 ГПК РФ именно на суд возложена обязанность определения закона, подлежащего применению при рассмотрении дела, с учетом заявленных требований.

Применением закона, не подлежащего применению по делу, судом допущено существенное нарушение, которое является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке. Неприменение подлежащего применению закона и применение Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ к правоотношениям, возникшим в августе 2011 года (он уволен приказом от 05 августа 2011 года) повлекло вынесение незаконного решения.

В решении суд сослался на то, что истец уволен из органов внутренних дел за грубое нарушение служебной дисциплины, а данное основание в соответствии со ст. 82 Закона № 342-ФЗ допускает расторжение контракта исключительно по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя, в связи с чем у сотрудника права на выбор основания расторжения контракта, следовательно и изменение формулировки увольнения, не имеется.

Данный вывод противоречит закону, он и ранее доказывал и представлял сведения, что его отсутствие на работе было связано с состоянием здоровья - болезнью, однако, доказательств, подтверждающих то, что он отсутствовал на работе по уважительной причине и Действительно болел, не смог представить также по состоянию здоровья, и был уволен за прогул. На данный момент врачами подтверждено, что в период своего отсутствия на работе он болел и болезнь напрямую связана с ранениями, контузиями, нервно-психическим состоянием, полученными при исполнении служебных заданий, что заболевания квалифицированы как «военная травма», т.е. установлено, что до его увольнения за прогул у него возникло право на увольнение по болезни.

Согласно Инструкции о порядке применения «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации» от 14 декабря 1999 года (действовавшего на момент его увольнения из органов внутренних дел) п. 17.13, до представления к увольнению сотрудники направляются для освидетельствования на военно-врачебную комиссию с целью установления годности к военной службе. Заключения ВВК учитываются при определении основания увольнения. На ВВК могут не направляться сотрудники увольняемые по п. «б, к, л» ст. 58 Положения а также по другим основаниям, в случае их отказа от освидетельствования на ВВК, оформленного рапортом на имя руководителя.

На лиц, подлежащих увольнению, направляются представления к увольнению, заключения ВВК, заключения по материалам служебной проверки, аттестация.

Он на ВВК до представления к увольнению не направлялся, заключение ВВК в материалах, представленных к увольнению отсутствует. В представлении к увольнению указано о том, что степень годности к военной службе не определялась, не обследовался. Рапортом на имя руководителя он с отказом от прохождения комиссии не обращался.

Между тем указанное имело существенное значение.

Автор жалобы указывает, что обратился к министру с заявлением об изменении формулировки увольнения именно по тем основаниям, что были установлены новые обстоятельства, связанные с увольнением, а именно то, что он болел и не мог находиться на работе, при том, что больничный лист у него отсутствовал, он и за больничным листом идти был не в состоянии.

Из имеющихся в деле материалов следует, что до своего увольнения он болел и находился па больничном неоднократно непосредственно до увольнения.

Все приведенные выше обстоятельства суд во внимание не принял, при том, что к иску приложено заключение ВВК МСЧ МВД РФ по РД о том, что на момент увольнения из органов внутренних дел на 05 августа 2011 года он был негоден к службе и должности начальника боевого отделения ОМСН МВД по РД и ограничено годен к военной службе, заболевание получено в период военной службы и характеризуется врачами, как военная травма.

Из приведенного выше следует, что решение суда первой инстанции является незаконным и подлежит отмене.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов апелляционной жалобы, выслушав лиц, участвующих в деле, судебная коллегия приходит к следующему.

Нормативное регулирование деятельности органов внутренних дел, в том числе вопросы приема и увольнения со службы, на период увольнения Д.Ж. осуществлялось специальным законодательством: Положением

о  службе в органах внутренних дел РФ, Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденной Приказом МВД РФ № 1038 от 14 декабря 1999 года.

В соответствии с п. «к» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы за грубое нарушение служебной дисциплины.

В силу ст. 34 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации служебная дисциплина в органах внутренних дел означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Президентом Российской Федерации, контрактом о службе, а также приказами Министра внутренних дел Российской Федерации, прямых начальников порядка и правил при выполнении возложенных на них обязанностей и осуществлении имеющихся у них правомочий.

В соответствии с п. «б» абзаца 3 ст. 34 Положения грубым нарушением служебной дисциплины является отсутствие сотрудника органов внутренних дел по месту службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного рабочего времени.

Д.Ж. состоял на службе в органах внутренних дел Российской Федерации с 1997 года.

Приказом МВД по РД за № 1087 от 05 августа 2011 года истец, находившийся в распоряжении МВД по РД, уволен из органов внутренних дел по п. «к» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ (за грубое нарушение служебной дисциплины) на основании заключения служебной проверки и решения аттестационной комиссии МВД по РД за № 14 от 28 июля 2011 года.

Приказ об увольнении Д.Ж. оспорен в судебном порядке.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 08 апреля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 25 июля 2013 года, в удовлетворении исковых требований Д.Ж. к МВД по Республике Дагестан отказано.

В 2014 году (определить точную дату не представляется возможным) Д.Ж. обратился с заявлением на имя министра внутренних дел по Республике Дагестан с просьбой о направлении его для прохождения освидетельствования в ВВК и по результатам медкомиссии рассмотреть вопрос об изменении формулировки увольнения (л.д. 24).

12 февраля 2014 года письмом за № 12/4-1 ФКУЗ «Медико-санитарная часть МВД России по Республике Дагестан Д.Ж. разъяснен порядок обращения в ВВК МСЧ МВД России по Республике Дагестан с приложением соответствующих документов (л.д. 25).

Заключением ВВК у Д.Ж. установлено заболевание: Отдалённые последствия перенесенной МВТ, ЗЧМТ (от 2006 г., 2010 г.) и отравление угарным газом (от 2009 г.) в виде энцефалопатии сложного генеза (травматической и токсической) с нейроорганической симптоматикой, когнетивно-мнестическими и вестибулярными расстройствами. Синдром вегетативной дисфункции со склонностью к гипертонии и развитием вегето- сосудистых пароксизмов по типу симпатико-адреналовых кризов. Посттравматический астено-невротический синдром с депрессивно­ипохондрическими наслоениями» - военная травма.

«В» - ограниченно годен к военной службе. Может продолжать службу в должностях, предусмотренных IV группой предназначения.

«Спондилогенная Посторонняя люмбоишиалгия на фоне поясничного остеохондроза, грыжи МПД 1,4-1,5, L5-S1, хроническое рецидивирующее течение, стадия ремиссии, без нарушения функции позвоночника» - заболевание получено в период военной службы. «А» - годен к военной службе (л.д. 27).

15 июля 2014 года Д.Ж. обратился с заявлением на имя министра внутренних дел по Республике Дагестан о внесении изменения в формулировку увольнения приказа МВД по Республике Дагестан об увольнении Мугидинова Д.Ж. с п. «к» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации с грубого нарушения служебной дисциплины на увольнение по болезни (военная травма) (л.д. 28).

23 июля 2014 года письмом за № 3/35-М-103 в адрес Д.Ж. направлен об отказе в изменении формулировки увольнения (л.д. 29).

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истец не оспаривает законность увольнения, а просит изменить основание увольнения в связи с выявлением (возникновением) новых обстоятельств в виде получения тяжелого заболевания во время прохождения службы, о чем истцу стало известно во время прохождения ВВК, и пришел к выводу о необоснованности исковых требований.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводом суда первой инстанции ввиду следующего.

В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЭ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закона № 342-ФЭ) контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел по состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе.

Согласно ч. 8 ст. 82 Закона № 342-Ф3 при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных частью 1, пунктами 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 части 2 и пунктами 1 и 3 части 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел.

Частью 9 статьи 82 Закона № 342-Ф3 установлено, что в случае выявления (возникновения) новых обстоятельств, связанных с прекращением или расторжением контракта, основание, по которому с сотрудником органов внутренних дел был прекращен или расторгнут контракт, может быть изменено приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Федеральный закон от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» содержит исчерпывающий перечень мер социальной поддержки в части медицинского обеспечения и санаторно-курортного лечения сотрудников, в том числе уволенных по тем или иным основаниям, где указание на такую гарантию как возможность прохождения ВВК в течение одного года с момента увольнения, не содержится (статья 11 указанного Закона).

Вместе с тем, как следует из п. 4.4 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД России от 14 июля 2010 года № 523, на ВВК возлагается определение категории годности по состоянию здоровья граждан к службе, военной службе на момент их увольнения

из органов внутренних дел, с военной службы из внутренних войск. Вопрос об определении категории годности к службе или о пересмотре заключения ВВК о категории годности к службе на момент увольнения со службы (независимо от причины и времени увольнения) рассматривается только на момент последнего увольнения из МВД России.

Пунктом 103.12 вышеназванной Инструкции установлено, что освидетельствование граждан Российской Федерации в органах внутренних дел проводится с целью определения причинной связи заболеваний у сотрудников, проходивших службу, в период службы и до истечения одного года после их увольнения со службы, при условии, что начало заболевания можно отнести к периоду службы, а также с целью определения категории годности граждан по состоянию здоровья к службе на момент их увольнения из органов внутренних дел (п. 103.18).

Согласно п. 403 Инструкции заключение ВВК должно быть реализовано руководством органа внутренних дел в срок не более одного года с даты освидетельствования, если иное не определено в заключении.

Таким образом, возможность прохождения уволенным сотрудником ВВК в течение одного года после увольнения из органов внутренних дел не является социальной гарантией как таковой. ВВК проводится с целью определения годности сотрудника к службе, в том числе на момент его увольнения, с тем, чтобы при наличии соответствующих оснований заключение ВВК было реализовано в течение одного года с даты освидетельствования. Представляется, что в свете вышеуказанных положений ч. 9 ст. 82 Закона № 342-Ф3 реализацией заключения ВВК в настоящем случае является изменение прежнего основания увольнения на увольнение по состоянию здоровья.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, Д.Ж. прошел ВВК лишь в июне 2014 года, то есть спустя около 3-х лет с даты увольнения и им пропущен срок, установленный пунктом 103.12. Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Как следует из справки ВВК и не оспаривается самим истцом, на момент его увольнения из органов внутренних дел данных о том, что им получено заболевание в период службы, не установлено.

Доказательств, свидетельствующих о том, что инвалидность установлена вследствие заболевания, полученного Д.Ж. в период прохождения им службы, и является «военной травмой» суду также не представлено и в материалах дела они отсутствуют.

Таким образом, оснований для удовлетворения заявления об изменения формулировки увольнения у суда не имелось.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы свидетельствуют о несогласии с оценкой судом доказательств и по существу являются следствием ошибочного толкования норм права.

Учитывая требования закона, судебная коллегия приходит к выводу, что доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Советского районного суда г.Махачкалы от 18 ноября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Д.Ж. - без удовлетворения.

 

 

Председательствующий                                                                              

Судьи                                                                                                        

 

 

 

 

 

 

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России