АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ арбитражного суда кассационной инстанции

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 

Именем Российской Федерации

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

г. Краснодар                              Дело № А15-93/2014                          09 июня 2015 года

Резолютивная часть постановления объявлена 04 июня 2015 г.

                   Полный текст постановления изготовлен 09 июня 2015 г.

 

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рогальского С.В., судей Бабаевой О.В. и Савенко Л.И., при участии в судебном заседании от истца – общества с ограниченной ответственностью «Низам» (ОГРН 1080534000250, ИНН 0524002710) – Касимовой А.И. (доверенность от 14.12.2013), от ответчика – Министерства внутренних дел по Республике Дагестан (ОГРН 1040500908678) – И.М. (доверенность от 07.01.2015), в отсутствие ответчиков: Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, отдела внутренних дел МВД России по Новолакскому району, третьих лиц: общества с ограниченной ответственностью «Терминал» и общества с ограниченной ответственностью «Нафта Кизляр», извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Низам» на решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 22.12.2014 (судья Исаев М.С.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2014 (судьи Жуков Е.В., Джамбулатов С.И., Сомов Е.Г.) по делу № А15-93/2014, установил следующее.

ООО «Низам» (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Республики

Дагестан с иском к Российской Федерации в лице Управления федерального казначейства по Республике Дагестан, Министерству внутренних дел Российской Федерации (далее – МВД РФ), Министерству внутренних дел по Республике Дагестан (далее – МВД по РД), ОВД МВД России по Новолакскому району о взыскании 1 478 тыс. рублей убытков, причиненных незаконными действиями должностных лиц, приведшими к утрате имущества.

По ходатайству общества суд произвел замену ответчика – с Российской Федерации в лице УФК по РД на Российскую Федерацию в лице МВД РФ.

Решением от 22.12.2014, оставленным без изменения постановлением

апелляционного суда от 04.03.2015, в иске отказано. Судебные акты мотивированы тем, что общество не доказало незаконности проведения должностными лицами МВД по РД оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых изымались нефтепродукты. Установив наличие между обществом (исполнителем) и ООО «Нафта Кизляр» (заказчиком) договорных отношений по очистке нефти и нефтепродуктов, суды пришли к выводу, что убытки у общества не доказаны, так как не доказана принадлежность истцу изъятого имущества. Отсутствуют сведения о предъявлении заказчиком исполнителю каких-либо материальных претензий в связи с утратой объекта переработки, а иск о взыскании упущенной выгоды в виде не полученного за услуги вознаграждения не заявлен. В обоснование размера убытков истец представил справки о цене дизельного топлива и сырой нефти, однако по результатам криминалистического исследования изъятых образцов они не соответствуют требованиям стандарта на дизельное топливо, из чего суды сделали вывод, что не подтвержден размер убытков. Кроме того, суды, сославшись на постановление Новолакского районного суда, указали, что данным постановлением обязанность по возврату нефтепродуктов возложена на ООО «Терминал», принявшее их на хранение от сотрудников МВД РД по расписке. Однако общество соответствующих требований к ООО «Терминал» не заявило.

В кассационной жалобе общество просит отменить судебные акты и удовлетворить иск, полагая, что обязанность по возврату имущества, изъятого у него в рамках возбужденного, а затем прекращенного уголовного дела, не может возлагаться на кого либо, кроме государственных органов, должностные лица, которых санкционировали обыск и выемку. По мнению заявителя, виновность причинивших реальный ущерб действий ответчиков заключается в нарушении Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела затруднительно (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 20.08.2002 № 620) и нарушении Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовном делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами (от 18.10.1989 № 34/15). Вопреки требованиям этих нормативных документов с хранителем не был заключен договор хранения изъятого имущества, а само имущество не признано вещественным доказательством. Противоправность изъятия не требовала дополнительного доказывания, поскольку МВД по РД производство по уголовному делу о незаконном предпринимательстве прекратило, признав тем самым незаконность своих действий. По мнению заявителя, вопросы о принадлежности имущества, взаимоотношениях истца с ООО «Нафта Кизляр» и не предъявления требований к ООО «Терминал» не относятся к предмету исследования, так как ответчики не отрицали факта изъятия имущества именно у истца.

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, Арбитражный суд

Северо-Кавказского округа считает, что основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Требования общества основаны на положениях статей 16, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

В соответствии с названными нормами убытки, причиненные гражданину или

юридическому лицу, подлежат возмещению, если они явились следствием именно

незаконных действий (бездействия) государственных органов, в частности, органов

дознания, предварительного следствия, прокуратуры.

В связи с этим судебные инстанции правомерно указали, что общество, исходя из заявленных им правовых и фактических оснований, обязано обосновать причинение вреда незаконными действиями ответчиков. Мнение истца о том, что сам факт прекращения уголовного дела, в рамках которого производилось изъятие имущества, свидетельствует о незаконности возбуждения уголовного дела и проводившихся оперативно-розыскных мероприятий, не основано ни на нормах гражданского, ни уголовно-процессуального законодательства.

Согласно постановлению заместителя министра внутренних дел по РД от 14.01.2011 № 9 о проведении оперативно-розыскного мероприятия – исследования материалов и документов основанием принятия постановления явилась оперативная информация о том, что руководство ООО «Низам» занимается переработкой нефти на территории Новолакского района без соответствующих разрешительных документов (лицензии Ростехнадзора).

Обязанность соответствующих органов проверить оперативную информацию с целью возможного установления признаков уголовного деяния предусмотрена Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел».

Из протокола осмотра места происшествия от 15.01.2011 следует, что осмотр

проводился на посевной территории села Гамиях, т. е. землях сельскохозяйственного назначения, отношение к которым общества «Низам» документального подтверждения в материалах дела не имеет.

На данной территории обнаружено оборудование кустарного производства,

приспособленное для переработки нефти и незаконного потребления газа. Оборудование представляло собой установленную в яме на кирпичи емкость с подведенными под нее шлангами, оканчивающимися металлическими трубками с форсунками, из которых на момент осмотра поступал газ и производился подогрев емкости. Шланги соединены с трубой, врезанной в расположенный в 600 метрах газопровод. В протоколе описана технология перегонки содержимого подогреваемой емкости по трубе в другую емкость для охлаждения водой и далее – в емкость для сбора светло-коричневой жидкости с запахом нефтепродукта. На территории обнаружены другие емкости, уже наполненные аналогичной жидкостью, и емкости, оборудованные газовыми шлангами для подогрева. Место врезки в газопровод замаскировано. Обнаруженные жидкости светлого и темного цвета перегружены на а/м «Камаз» госномер А357 УБ 05RUS и отправлены на нефтебазу в

г. Хасавюрт.

Протокол составлен с участием понятых, а в рапорте о наличии признаков преступления указано, что на осматривавшейся посевной территории лиц, занимавшихся переработкой нефти, в действиях которых усматриваются признаки незаконной предпринимательской деятельности, не обнаружено.

Таким образом, из описанных в протоколе действий дознавателя следует, что нефтепродукты, перегонка которых была сопряжена с хищением газа, у конкретного лица

не изымались, обнаружены на территории и в емкостях, принадлежность которых на

законном праве кому-либо, в том числе ООО «Низам», из обстановки не следовала.

 Общество при рассмотрении арбитражного спора не указало, каким нормам права не соответствовали оперативно-розыскные мероприятия, в том числе передача изъятых нефтепродуктов должностному лицу ООО «Терминал» (нефтебазы) под расписку (т. 1, л. д. 43).

В приведенной ситуации нефтепродукты, полученные при помощи похищенного газа, и нефть, предназначенная для обработки тем же способом, подлежали изъятию как предметы, связанные с преступной деятельностью. Именно поэтому Хаманаев Н.С., в отношении которого 05.02.2011 возбуждено уголовное дело о хищении, поясняя, что он является директором и учредителем ООО «Низам», не заявлял о незаконности действий органов дознания и не обжаловал их в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

Не заявлял Хаманаев Н.С. и о принадлежности ему или его обществу изъятых

нефтепродуктов, поясняя, что они находились у него по договору с ООО «Нафта Кизляр» в целях очистки от воды.

Суды правильно оценили указанные обстоятельства, придя к выводу о том, что статьи 16, 1069, 1070 ГК РФ не могут служить правовыми основаниями для

удовлетворения заявленных требований, поскольку действия ответчиков не являлись незаконными, не обжаловались и не признавались таковыми в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке. Арбитражное судопроизводство не может и не должно подменять указанный порядок.

Поскольку нефтепродукты изымались с территории, в отношении которой отсутствуют сведения о государственной регистрации каких-либо вещных прав за ООО «Низам», орган дознания не должен был исходить из презумпции принадлежности изъятого имущества обществу. Иных объективных оснований считать изъятое имущество принадлежащим обществу также не установлено. Наличие таких оснований не следует ни из постановления о прекращении уголовного преследования в отношении Хаманаева Н.С. по подозрению в осуществлении незаконной предпринимательской деятельности, ни из приговора, которым Хаманаев Н.С. осужден за хищение газа и приговорен к штрафу.

У органа дознания не возникло перед обществом обязанности по возврату не изымавшихся у него нефтепродуктов, принадлежность которых не установлена.

Арбитражный суд в обжалуемом решении указал, что постановлением Новолакского районного суда от 10.12.2012 удовлетворено ходатайство Хаманаева Н.С. о возврате 73 800 куб. м нефтепродуктов, хранящихся на нефтебазе общества «Терминал».

Постановлением того же районного суда от 04.12.2014 постановление от 10.12.2012 разъяснено и указано, что нефтепродукты подлежат возврату обществу «Низам» обществом «Терминал».

Таким образом, из названных постановлений суда общей юрисдикции также не следует наличие у ответчиков обязательств по возврату имущества истцу, либо по возмещению его стоимости в связи с утратой.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы (упущенная выгода).

В силу приведенной нормы общество, директор которого в ходе дознания по уголовному делу пояснял, что нефтепродукты получены им от другого лица для очистки от воды и последующего возврата, должно было доказать факт владения имуществом не в связи с указанным обязательством, а на каком либо вещном праве. Утверждение истца о том, что его взаимоотношения с ООО «Нафта Кизляр» не входят в предмет исследования по настоящему делу не соответствует фактическим обстоятельствам и статье 15 ГК РФ, поскольку в отсутствие доказательств принадлежности имущества истец не может ссылаться на необходимость несения расходов на его восстановление.

Кроме того, не обратившись к ООО «Терминал» с требованием о возврате имущества в натуре, истец не может заявлять о его утрате и требовать денежной компенсации убытков.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку установленных и исследованных судебными инстанциями обстоятельств, не входящую в полномочия суда кассационной инстанции.

Руководствуясь статьями 284, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

 

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 22.12.2014 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2014 по делу № А15-93/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий                                                                            

Судьи             

 

                                                                                                   

                                                                                                                                                                                           

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России