Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации гражданское дело по иску к МВД по Республике Дагестан о признании незаконными заключений служебных проверок, об установлении факта гибели при исполнении служебных обязанностей, о

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                       10 августа 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего                                Пчелинцевой Л.М.,

судей                                                              B.C. и  С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 10 августа 2015 г. гражданское дело по иску  З. А. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными заключений служебных проверок, об установлении факта гибели при исполнении служебных обязанностей, о взыскании единовременного пособия

по кассационной жалобе представителя Министерства внутренних дел  по Республике Дагестан Ю.Ю. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 3 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 8 декабря 2014 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации B.C., выслушав объяснения представителей Министерства внутренних дел по Республике Дагестан Ю.Ю. и  Л.A., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя З.А. по доверенности P.O., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Е.И., полагавшего обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

З.А. обратилась в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан (далее - МВД по Республике Дагестан) о признании незаконными заключений служебных проверок от 31 января 2014 г. и от 12 мая 2014 г., об установлении факта гибели ее супруга P.M. при исполнении служебных обязанностей, взыскании единовременного пособия в размере 2 ООО ООО руб.

В обоснование иска З.А. ссылалась на то, что 31 декабря 2013 г. в 6 час. 30 мин. ее муж Ахмедов P.M. на своей личной автомашине выехал на службу в село Касумкент Сулейман-Стальского района Республики Дагестан, а в 8 час. 00 мин. было сообщено о гибели P.M. в результате дорожно- транспортного происшествия. Примерно в апреле 2014 года ей стало известно о том, что Инспекцией по личному составу Управления по работе с личным составом МВД по Республике Дагестан (далее - ИЛС УРЛС МВД по Республике Дагестан) была проведена служебная проверка 31 января 2014 г. по факту гибели P.M., по заключению которой гибель P.M. признана наступившей не при исполнении им служебных обязанностей ввиду отсутствия каких-либо документов, свидетельствующих о выезде P.M. в командировку в Дербентский район.

Не согласившись с выводами служебной проверки в части указания причины гибели ее мужа, она обратилась с заявлением в адрес руководства ИЛС УРЛС МВД по Республике Дагестан с просьбой о проведении дополнительной проверки. 14 мая 2014 г. ею получен ответ, в котором сообщалось, что по результатам служебной проверки от 12 мая 2014 г. установлена обоснованность выводов первоначальной проверки, оснований для их пересмотра не имеется.

Впоследствии ей стало известно, что 31 декабря 2013 г. в 6 час. 50 мин. начальник отдела МВД России по Сулейман-Стальскому району подполковник полиции А.Г. довел до P.M. информацию о том, что разыскиваемый отделом гражданин может находиться в доме своей матери, и направил  P.M. для проверки данной информации, о чем был поставлен в известность начальник Белиджинского ПОП отдела МВД России по Дербентскому району К.М.

По мнению истца, P.M. в день гибели 31 декабря 2013 г. выполнял указания руководства по месту службы, в связи с чем погиб при исполнении служебных обязанностей. Считала, что направление P.M. в служенную командировку без оформления соответствующих документов лишает ее и детей права на получение единовременного пособия.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 3 сентября 2014 г. исковые требования З.А. удовлетворены. Заключение ИЛС УРЛС МВД по Республике Дагестан от 31 января 2014 г. по результатам служебной проверки по факту гибели P.M. и заключение дополнительной проверки от 12 мая 2014 г. признаны незаконными.

Гибель P.M. признано считать наступившей при исполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел.

С МВД по Республике Дагестан в пользу З.А. и ее несовершеннолетних детей  Ф.Р., 2005 года рождения, А.Р., 2006 года рождения, М.Р., 2011 года рождения, взыскано единовременное пособие в размере 2 000 000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 8 декабря 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Из мотивировочной части решения суда исключены выводы о нормативно-правовом характере заключения служебной проверки (абзацы четвертый - седьмой стр. 5 решения суда первой инстанции).

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя Министерства внутренних дел по Республике Дагестан Ю.Ю. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Министерства внутренних дел по Республике Дагестан Ю.Ю. судьёй Верховного Суда Российской Федерации B.C. 21 апреля 2015 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 2 июля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Судом установлено, что P.M. проходил службу в должности старшего оперуполномоченного оперативно-розыскной группы уголовного розыска отдела МВД России по Сулейман-Стальскому району Республики Дагестан.

31 декабря 2013 г. в 8 час. 05 мин. на 961 км федеральной автодороги «Кавказ» около села Кулар Дербентского района Республики Дагестан произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого P.M. погиб.

Постановлением и.о. следователя Дербентского межрайонного Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Дагестан от 2 февраля 2014 г. в возбуждении уголовного дела по факту дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 31 декабря 2013 г., отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Заключением служебной проверки от 31 января 2014 г., проведенной по факту гибели P.M., установлено, что в момент гибели P.M. не находился при исполнении служебных обязанностей.

Заключением по результатам проверки, проведенной по обращению  З.А., от 12 мая 2014 г. выводы заключения служебной проверки от 31 января 2014 г. признаны обоснованными и соответствующими требованиям ст. 55 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования З.А., суд первой инстанции, исходил из того, что в момент гибели P.M. находился в служебной командировке, которая не была документально оформлена, суд признал гибель P.M. наступившей при исполнении им служебных обязанностей и пришел к выводу о незаконности результатов заключения служебной проверки от 31 января 2014 г. и дополнительной проверки от 12 мая 2014 г. В подтверждение данного вывода, суд сослался на показания свидетелей, допрошенных в судебном заседании. Также, по мнению суда первой инстанции, признание незаконными результатов служебной проверки и установление факта гибели P.M. при исполнении служебных обязанностей являются основанием для признания за З.А. и ее детьми права на получение единовременного пособия в соответствии с ч. 3 ст. 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции», доля которого за вычетом доли родителей супруга составляет 2 000 000 руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может признать приведенные выводы судебных инстанций о незаконности заключений служебных проверок и признания гибели P.M. наступившей при исполнении им служебных обязанностей правомерными, поскольку они сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, без установления всех юридически значимых обстоятельств, в отсутствие каких-либо допустимых доказательств, свидетельствующих о гибели P.M. при исполнении служебных обязанностей и опровергающих результаты служебной проверки.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (п.2).

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны его выводы об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд опровергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Между тем указанным требованиям процессуального закона обжалуемые судебные постановления не соответствуют.

Суд первой инстанции, обосновывая незаконность заключения служебной проверки от 31 января 2014 г. и дополнительной проверки от 12 мая 2014 г., сослался на показания свидетелей, а также п. 2 ч. 3 ст. 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в соответствии с которым сотрудник органов внутренних дел независимо от места нахождения и времени суток считается выполняющим служебные обязанности в случае, если он следует к месту службы, командирования, медицинского освидетельствования (обследования) или лечения и обратно.

Суд указал, что показания свидетелей А.Г. - начальника Сулейман-Стальского РОВД, и М.Г. - отца погибшего P.M., о направлении P.M. в командировку ответчиком являются достаточными и допустимыми доказательствами факта нахождения P.M. в момент гибели при исполнении служебных обязанностей.

Однако ссылка суда на показания свидетелей при признании незаконными заключений служебных проверок сделана без учета требований ст. 56, 60 ГПК РФ, без наличия допустимых доказательств, свидетельствующих о направлении P.M. в командировку.

В нарушение требований ч. 1 ст. 198 ГПК РФ суд пришел к предположительному выводу о том, что P.M. мог быть направлен в Дербентский район по указанию руководства отдела, при этом суд не привел в решении никаких доводов, опровергающих выводы, изложенные в оспариваемом заключении служебной проверки. Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 18 июня 2012 г. № 590 утверждена Инструкция о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам (далее - Инструкция № 590), исходя из п. 4 которой в случае гибели (смерти) сотрудника кадровым подразделением органа (организации, подразделения) в течение 3 календарных дней проводится проверка обстоятельств случившегося и их причинно-следственной связи с выполнением служебных обязанностей и о ее результатах уведомляются заинтересованные лица.

Основания для признания сотрудника органов внутренних дел выполняющим служебные обязанности приведены в исчерпывающем перечне в ст. 68 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Пунктами 73, 73.1, 73.2 Инструкции об организации служебных командировок сотрудников органов и подразделений МВД по Республике Дагестан, утвержденной приказом МВД по Республике Дагестан от 29 марта 2012 г. № 441, предусмотрено, что подтверждением факта убытия сотрудника в служебную командировку и нахождения в пунктах служебной командировки являются: при наличии командировочного удостоверения - произведенные командируемым заверенные печатями отметки органа (подразделения), выдавшего командировочное удостоверение, об убытии в служебную командировку и о возвращении из служебной командировки к месту службы; органа (подразделения), в который направлен командируемый, о прибытии в пункт служебной командировки и убытии из него.

При отсутствии командировочного удостоверения - заверенные печатями справки органов (подразделений) из каждого пункта командирования, в котором командируемый находился, с указанием даты прибытия и убытия.

Между тем в материалах служебной проверки отсутствуют документы, подтверждающие направление P.M. в командировку. Не представлены такие документы и в ходе судебного разбирательства.

Суд первой инстанции без исследования фактических обстоятельств проведения служебной проверки, по существу, переоценил результаты служебной проверки и сделал свое заключение.

При изложенных обстоятельствах выводы суда о признании недействительными заключений служебной проверки от 31 января 2014 г. и дополнительной проверки от 12 мая 2014 г. нельзя признать законными.

Кроме того, судебными инстанциями допущены нарушения в толковании и применении норм материального права при определении наличия права у истца на получение единовременного пособия.

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел урегулированы во введённом в действие с 1 марта 2011 г. Федеральном законе  от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции» (далее - Федеральный закон «О полиции»).

В соответствии с ч. 3 ст. 43 Федерального закона «О полиции» в случае гибели (смерти) сотрудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в полиции, членам семьи сотрудника полиции и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере трех миллионов рублей в равных долях.

Пунктом 1 Инструкции № 590 предусмотрено, что решение вопроса о выплате единовременного пособия возлагается на постоянно действующие комиссии, созданные центральном аппаратом МВД России (за исключением Главного командования внутренних войск МВД России) на окружном, межрегиональном и региональном уровнях.

Для рассмотрения вопроса о выплате единовременного пособия в случае гибели (смерти) сотрудника кадровым подразделением в комиссию представляются соответствующие документы, перечисленные в п. 2 Инструкции, в числе которых указаны копии материалов и заключение проверки обстоятельств гибели сотрудника и их причинно-следственной связи с выполнением сотрудником служебных обязанностей.

Из содержания приведенных положений правовых норм следует, что решение о выплате единовременного пособия принимается постоянно действующей комиссией, созданной на региональном уровне, для определения наличия у члена семьи погибшего сотрудника права на получение единовременного пособия. При этом право членов семьи погибшего сотрудника органов внутренних дел на получение единовременного пособия возникает при наличии определённых обязательных условий, к которым относится гибель (смерть) сотрудника полиции вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей.

Судебными инстанциями не приняты во внимание данные положения правовых норм и в нарушение предусмотренного в Инструкции № 590 порядка принято решение о взыскании единовременного пособия в связи с гибелью (смертью) сотрудника в пользу З.А. и ее несовершеннолетних детей Ф.Р., 2005 года рождения, А.Р., 2006 года рождения,  М.Р., 2011 года рождения.

Между тем, заключением служебной проверки от 31 января 2014 г., проведенной по факту гибели P.M., было установлено, что в момент гибели  P.M. не находился при исполнении служебных обязанностей. Данные выводы также подтверждены заключением по результатам проверки, проведенной по обращению  З.А., от 12 мая 2014 г.

Тем самым обязательные условия для возникновения у  З.А. и ее детей права на получение единовременного пособия на основании ч. 3 ст. 43 Федерального закона «О полиции» отсутствовали, следовательно, право на получение единовременного пособия у З.А. и ее детей не возникло, что не было учтено судебными инстанциями при разрешении спора.

Судебные инстанции неправильно применили и истолковали подлежащие применению к спорным отношениям нормы материального права, признав за истцом право на получение единовременного пособия.

Ввиду изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без

их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов МВД по Республике Дагестан, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судебными инстанциями установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований, не передавая дело для нового рассмотрения, поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Советского районного суда г. Махачкалы от 3 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 8 декабря 2014 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований З. А. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными заключений служебных проверок, об установлении факта гибели при исполнении служебных обязанностей, о взыскании единовременного пособия.

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России