Иску А.Б. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными приказов, восстановлении в должности, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2015 г. N 20-КГ15-13

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

 

Председательствующего                           С.В.,

судей                                                            В.С. и Г.А.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 ноября 2015 г. гражданское дело по иску А.Б. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными приказов, восстановлении в должности, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула

по кассационной жалобе Министра внутренних дел по Республике Дагестан А.М. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 19 ноября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 1 июня 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В.С., выслушав объяснения представителей Министерства внутренних дел по Республике Дагестан Г.В. и И.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу А.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Т.А., полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

А.Б. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан (далее - МВД по Республике Дагестан), уточнив исковые требования, просил признать незаконными приказы МВД по Республике Дагестан от 7 ноября 2013 г. N 1656 в части объявления А.Б. выговора, от 18 марта 2014 г. N 470 в части объявления строгого выговора, от 17 июня 2014 г. N 1145 в части наложения наказания в виде увольнения со службы, от 30 июля 2014 г. N 1365 о расторжении с А.Б. контракта и увольнении со службы, признать недействительными результаты служебной проверки от 5 июня 2014 г., восстановить его в должности, взыскать денежное довольствие за время вынужденного прогула.

В обоснование иска А.Б. ссылался на то, что он проходил службу в органах внутренних дел с августа 1997 года на различных должностях, последняя занимаемая должность - <...> полиции отдела МВД России по <...> району, является ветераном боевых действий.

Заключением по результатам служебной проверки от 5 июня 2014 г., утвержденным Министром внутренних дел по Республике Дагестан, установлены допущенные А.Б. нарушения п. п. 4.10, 12, 86 приказа МВД России от 11 октября 2010 г. N 80 "О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации", требований ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 г. N 1377, выразившиеся в отсутствии должного контроля за деятельностью подчиненных сотрудников, невыполнении на должном уровне работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов - комплексный вид морально-психологического обеспечения, представляющий собой деятельность, направленную на профилактику и предупреждение правонарушений и чрезвычайных происшествий.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 17 июня 2014 г. N 1145 на А.Б. наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения из органов внутренних дел.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 30 июля 2014 г. N 1365 с А.Б. расторгнут контракт и он уволен из органов внутренних дел на основании п. 7 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ) в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

По мнению А.Б., увольнение произведено незаконно, поскольку никаких виновных действий или умышленного нарушения служебной дисциплины и дисциплинарного устава он не совершал, нарушений должностного регламента не допускал, поэтому оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности не имелось, как не имелось оснований для его увольнения. С заключением указанной служебной проверки в отношении его он не согласен, поскольку им проводился комплекс организационно-практических мероприятий по активизации индивидуально-воспитательной работы, укреплению дисциплины и законности среди личного состава, психологическому сопровождению оперативно-служебной деятельности, о чем свидетельствует планово проведенная руководством МВД по Республике Дагестан проверка организации воспитательной работы и состояния служебной дисциплины среди личного состава ОМВД России по <...> району. При этом он не знал, что на него ранее были наложены дисциплинарные взыскания, а именно: выговор, объявленный приказом МВД по Республике Дагестан от 7 ноября 2013 г. N 1656, и строгий выговор, объявленный приказом МВД по Республике Дагестан от 18 марта 2014 г. N 470. С этими приказами он не был ознакомлен, они ему не вручались, в связи с чем считал, что имеются основания для отмены названных выше приказов, заключения служебной проверки и восстановления его в прежней должности с взысканием денежного довольствия за время вынужденного прогула.

В судебном заседании А.Б. отказался от исковых требований в части признания незаконным приказа МВД по Республике Дагестан от 18 марта 2014 г. N 470 о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора. Судом в этой части производство по делу прекращено.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 19 ноября 2014 г. исковые требования А.Б. удовлетворены. Признаны незаконными приказ МВД по Республике Дагестан от 7 ноября 2013 г. N 1656 л/с в части объявления А.Б. выговора, приказ МВД по Республике Дагестан от 17 июня 2014 г. N 1145 в части наказания А.Б. в виде увольнения из органов внутренних дел, приказ МВД по Республике Дагестан от 30 июля 2014 г. N 1365 л/с о расторжении контракта и увольнении А.Б. со службы. Результаты служебной проверки от 5 июня 2014 г. в части, касающейся А.Б., признаны недействительными.

А.Б. восстановлен в должности <...> полиции отдела МВД России по <...> району с 30 июля 2014 г. С МВД по Республике Дагестан в пользу А.Б. взыскано денежное довольствие за время вынужденного прогула в сумме <...> руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 1 июня 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Министра внутренних дел по Республике Дагестан А.М. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Министра внутренних дел по Республике Дагестан судьей Верховного Суда Российской Федерации В.С. 21 июля 2015 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 2 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что А.Б. проходил службу в органах внутренних дел на различных должностях, последняя занимаемая должность - <...> полиции отдела МВД России по <...> району.

Заключением служебной проверки от 27 октября 2013 г. были выявлены недостатки и упущения при проведении межгосударственной оперативно-профилактической операции "Розыск" со стороны руководителей ОМВД по <...> району, в том числе и со стороны А.Б.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 7 ноября 2013 г. А.Б. объявлен выговор за нарушение требований распоряжения МВД по Республике Дагестан от 22 октября 2013 г., выразившееся в отсутствии должного контроля и требовательности в работе с подчиненными сотрудниками, при проведении межгосударственной оперативно-профилактической операции "Розыск".

Заключением по результатам служебной проверки от 5 июня 2014 г. установлены допущенные А.Б. нарушения п. п. 4.10, 12, 86 приказа МВД России от 11 октября 2010 г. N 80 "О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации" (далее - приказ МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80), требований ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 г. N 1377, выразившиеся в отсутствии должного контроля за деятельностью подчиненных сотрудников, невыполнении на должном уровне работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов.

Так, служебной проверкой от 5 июня 2014 г., проведенной по факту задержания сотрудников ОМВД России по <...> району по подозрению в совершении преступления, было установлено, что в Управление Федеральной службы безопасности по Республике Дагестан обратился М. с заявлением о вымогательстве у него денежных средств в <...> руб. сотрудниками ОМВД России по <...> району за непривлечение его к уголовной ответственности по факту якобы обнаруженного в автомашине М. наркотического средства "Спайс". 25 апреля 2014 г. в 15 час. 40 мин. в селе Карабудахкент <...> района Республики Дагестан в результате оперативно-розыскных мероприятий в служебном кабинете административного здания ОМВД России по <...> району был задержан с поличным при получении денег в сумме <...> руб. старший дознаватель ОМВД России по <...> району майор полиции Т.

Кроме того, служебной проверкой установлено, что Т., в нарушение требований ч. 3 ст. 144 УПК РФ, необоснованно продлил сроки по материалу проверки сообщения о преступлении и в нарушение требований пп. 14 ч. 2ст. 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ и пп. 3.10 приказа МВД России от 19 апреля 2010 г. N 293 "Об утверждении порядка уведомления в системе МВД России о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений", не уведомил представителя нанимателя по месту службы о факте склонения его к совершению коррупционного правонарушения. При этом в заключении служебной проверки отражено, что данные обстоятельства возникли в результате нарушения <...> ОМВД России по <...> району подполковником полиции А.Б. ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава и приказа МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 17 июня 2014 г. N 1145 на А.Б. наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения из органов внутренних дел за отсутствие должного контроля за деятельностью подчиненных сотрудников, невыполнение на должном уровне работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов, возложенных на него приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80, требований ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава и условий должностного регламента, утвержденного начальником отдела МВД России по <...> району 14 января 2014 г., что повлекло грубое нарушение служебной дисциплины при наличии двух действующих дисциплинарных взысканий.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 30 июля 2014 г. N 1365  А.Б. уволен из органов внутренних дел по п. 7 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования А.Б., суд первой инстанции исходил из того, что в феврале 2014 года проводилась проверка организации воспитательной работы и состояния служебной дисциплины среди личного состава отдела МВД по <...> району, которая показала, что планирование и ведение индивидуально-воспитательной работы с личным составом отдела соответствует методическим рекомендациям МВД по Республике Дагестан, и, не установив обстоятельств, подтверждающих факты грубого нарушения истцом служебной дисциплины, несоблюдения им законности при осуществлении сотрудниками оперативно-розыскной деятельности, непринятия истцом мер по выявлению, пресечению и профилактике нарушений служебной дисциплины сотрудниками, предотвращению причин и условий их совершения, ненадлежащей организации морально-психологического обеспечения оперативно-служебной деятельности подчиненных сотрудников, пришел к выводу об исполнении А.Б. своих обязанностей, касающихся поддержания высокого уровня морально-психологического обеспечения, оперативно-служебной деятельности, и об отсутствии в его действиях ненадлежащего контроля за деятельностью подчиненных сотрудников. При этом суд также указал на то, что, поскольку не имеется актов об отказе или уклонении А.Б. от ознакомления с приказами от 7 ноября 2013 г. N 1656 и от 17 июня 2014 г. N 1145, следовательно, истец не был ознакомлен с данными приказами. Оснований для применения в отношении истца меры дисциплинарной ответственности в виде увольнения из органов внутренних дел не имелось, так как в отношении А.Б. не применялись иные виды наказаний - объявление о неполном служебном соответствии или понижение в должности.

Признавая недействительным заключение служебной проверки от 5 июня 2014 г. в части, касающейся А.Б., суд первой инстанции сослался на то, что в заключении не указаны конкретные действия, совершенные А.Б., которые были признаны нарушением Дисциплинарного устава и являлись неисполнением им должностных обязанностей, либо действия, которые А.Б. должен был совершить, но не совершил, тем самым нарушив служебную дисциплину, в связи с чем, по мнению суда первой инстанции, формальное указание на нарушения истцом положений Дисциплинарного устава и приказов МВД России не может служить достаточным законным основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности в виде увольнения из органов внутренних дел.

С данными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенные выводы судебных инстанций основанными на неправильном применении норм материального права по следующим основаниям.

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел урегулированы в Федеральном законе от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

В соответствии с п. 4 ст. 1 Федерального закона 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ руководителем (начальником) в органах внутренних дел является в том числе руководитель подразделения, организации или службы и его заместитель, сотрудник органов внутренних дел, наделенный в установленном порядке полномочиями по руководству другими сотрудниками.

Гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел, и сотрудник органов внутренних дел при заключении контракта обязуются выполнять служебные обязанности в соответствии с должностным регламентом (должностной инструкцией) и соблюдать ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел, а также внутренний служебный распорядок федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения (ч. 3 ст. 21 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ).

Согласно ст. 47 Федерального закона 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ служебная дисциплина в органах внутренних дел означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Статьей 49 данного Федерального закона предусмотрено, что нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Виды дисциплинарных взысканий, налагаемых на сотрудников органов внутренних дел в случае нарушения ими служебной дисциплины, перечислены в ст. 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ. К ним относятся замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел, увольнение со службы в органах внутренних дел.

Пунктом 7 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ предусмотрено, что контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

Указом Президента Российской Федерации от 14 октября 2012 г. N 1377 утвержден Дисциплинарный устав органов внутренних дел Российской Федерации (далее - Дисциплинарный устав), в соответствии с пп. "а", "д", "л" ст. 7 которого в целях поддержания служебной дисциплины руководитель (начальник) обязан обеспечивать соблюдение подчиненными сотрудниками законодательства Российской Федерации, служебной дисциплины; знать и анализировать состояние служебной дисциплины, морально-психологического климата в подчиненном органе внутренних дел (подразделении), своевременно принимать меры по предупреждению нарушений служебной дисциплины сотрудниками; принимать меры по выявлению, пресечению и профилактике нарушений служебной дисциплины сотрудниками, а также причин и условий их совершения.

Дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание: характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, прежнее поведение сотрудника, совершившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения и другие обстоятельства. При малозначительности совершенного дисциплинарного проступка руководитель (начальник) может освободить сотрудника от дисциплинарной ответственности и ограничиться устным предупреждением (ст. 40 Дисциплинарного устава).

Пунктом 12 Руководства по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80 (далее - приказ МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80), определено, что руководители осуществляют общее руководство морально-психологическим обеспечением, участвуют в проведении мероприятий морально-психологического обеспечения и несут личную ответственность за морально-психологическое состояние личного состава, состояние социально-психологического климата в служебных коллективах, состояние служебной дисциплины и законности в органах (учреждениях), отдельных, самостоятельных, входящих и внештатных подразделениях.

Из приведенных положений Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, Дисциплинарного устава, ведомственных нормативных актов органов внутренних дел, регламентирующих в том числе деятельность руководителей в органах внутренних дел, следует, что руководитель (начальник) несет персональную ответственность за выполнение вверенным ему подразделением органов внутренних дел возложенных на это подразделение задач и функций. В силу принципа единоначалия руководитель отвечает за свои действия и за действия своих подчиненных. К служебным обязанностям руководителя подразделения органов внутренних дел относится принятие мер по предупреждению нарушений служебной дисциплины сотрудниками, по выявлению, пресечению и профилактике нарушений служебной дисциплины сотрудниками, а также по установлению причин и условий их совершения.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя исковые требования А.Б. и признавая незаконными приказы МВД по Республике Дагестан от 7 ноября 2013 г. N 1656 л/с об объявлении А.Б. выговора, от 17 июня 2014 г. N 1145 об увольнении из органов внутренних дел, приказ от 30 июля 2014 г. N 1365 л/с о расторжении контракта и увольнении А.Б. со службы, а также признавая недействительными результаты служебной проверки от 5 июня 2014 г., указали на то, что факты, изложенные в этом заключении, не нашли своего подтверждения, доказательств отсутствия должного контроля за деятельностью подчиненных сотрудников и невыполнения работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов со стороны А.Б. не представлено. Также не названы конкретные действия или бездействие истца, послужившие основанием для наложения на него дисциплинарных взысканий.

Между тем в соответствии с п. п. 11, 27 Руководства по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80, субъектами морально-психологического обеспечения являются начальники подразделений центрального аппарата МВД России, подразделений, непосредственно подчиненных МВД России, территориальных органов МВД России, научно-исследовательских и образовательных учреждений, медико-санитарных частей, иных органов, организаций и подразделений, иные должностные лица, на которых решением руководителей возложена организация морально-психологического обеспечения. Воспитательную работу обязаны организовывать и проводить руководители всех уровней, заместители руководителей по работе с личным составом, подразделения воспитательной работы, а при их отсутствии - должностные лица, на которых возложены обязанности по осуществлению морально-психологического обеспечения.

Согласно п. 4.1 должностного регламента А.Б. в соответствии с приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80 несет персональную ответственность за состояние воспитательной работы личного состава, принимает меры по укреплению служебной дисциплины и законности, профилактике правонарушений и пресечению фактов укрытия преступлений.

Заключением служебной проверки от 5 июня 2014 г. установлен факт совершения непосредственным подчиненным А.Б., за которого он согласно должностному регламенту несет персональную ответственность, преступления, вина в совершении которого установлена приговором суда (приговором Карабудахкентского районного суда Республики Дагестан от 5 сентября 2014 г. Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации), что свидетельствует об отсутствии должного контроля со стороны А.Б. за деятельностью подчиненных сотрудников, о невыполнении на должном уровне работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов, возложенных на А.Б. приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. N 80, и требований ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава.

Суд первой инстанции, разрешая спор, не учел, что именно указанные нарушения служебной дисциплины, установленные служебной проверкой, со стороны А.Б. и послужили основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности и издания приказа об увольнении А.Б. со службы. Давая оценку деятельности А.Б. и установленному служебной проверкой в результате оперативно-розыскных мероприятий факту задержания в служебном кабинете административного здания ОМВД России по <...> району с поличным при получении денег старшего дознавателя ОМВД России по <...> району майора полиции Т. суды, в нарушение приведенных правовых норм, не усмотрели вины истца как <...> отдела МВД России по <...> району в действиях, за которые он привлечен к дисциплинарной ответственности.

Судебная коллегия находит не основанным на законе вывод судебных инстанций о том, что доказательств отсутствия должного контроля за деятельностью подчиненных сотрудников и невыполнения работы по укреплению служебной дисциплины и законности среди сотрудников органов со стороны А.Б. не представлено, что свидетельствует о надлежащем осуществлении истцом воспитательной работы и работы по укреплению служебной дисциплины. Данный вывод противоречит установленным по делу обстоятельствам, положениям ст. ст. 7 - 9 Дисциплинарного устава и не учитывает закрепленный в п. 1 ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ принцип единоначалия в органах внутренних дел, предполагающий персональную ответственность руководителя за свои действия и за действия своих подчиненных.

В связи с тем, что служебные обязанности руководителя (начальника) в органах внутренних дел заключаются в организации деятельности вверенного ему подразделения, обеспечении выполнения возложенных на это подразделение задач, то критерием эффективности выполнения руководителем служебных обязанностей является именно достижение результатов, в том числе таких, как соблюдение подчиненными сотрудниками законодательства Российской Федерации, служебной дисциплины, надлежащее состояние морально-психологического климата в служебных коллективах.

Сам факт того, что имело место задержание подчиненного А.Б. сотрудника при незаконном получении им денежных средств, свидетельствует о том, что А.Б. как <...> отдела МВД России по <...> району не исполнил должным образом свои служебные обязанности, в связи с чем действия ответчика по привлечению его к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы и последующее расторжение с ним контракта на основании п. 7 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ с учетом подлежащих применению к спорным отношениям положений ст. ст. 47, 49, 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, пп. "а", "д", "л" ст. 7 Дисциплинарного устава, п. 4.1 должностного регламента являются правомерными.

Нельзя согласиться и с выводами судебных инстанций о том, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание не соответствует тяжести совершенного им проступка и степени его вины с учетом предшествующего поведения и отношения к службе в органах внутренних дел.

Судебные инстанции не приняли во внимание, что руководителем органов внутренних дел в силу ч. 2 ст. 47 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ, которой установлено, что в целях обеспечения и укрепления служебной дисциплины руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и уполномоченным руководителем к сотруднику органов внутренних дел могут применяться меры поощрения и на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, предусмотренные ст. ст. 48 и 50 данного Федерального закона, по результатам служебной проверки было принято решение о наличии в действиях А.Б. факта нарушения им служебной дисциплины и наличии по этой причине оснований для расторжения с ним служебного контракта, тем самым в рамках компетенции руководителя определена соразмерность применяемого к сотруднику органов внутренних дел дисциплинарного взыскания с учетом тяжести совершенного им проступка. При этом руководителем, правомочным принимать решение о наложении дисциплинарного взыскания, были также приняты во внимание имеющиеся у А.Б. неснятые дисциплинарные взыскания в виде выговора и строгого выговора.

Какие-либо обстоятельства, которые бы свидетельствовали о незаконности или явной несоразмерности принятого руководителем МВД по Республике Дагестан решения о виде дисциплинарного взыскания при привлечении А.Б. к дисциплинарной ответственности и увольнении со службы, судами первой и апелляционной инстанций, в нарушение требований ст. ст. 195 - 198, 329 ГПК РФ, в обжалуемых судебных постановлениях не приведены.

Таким образом, правовых оснований для признания приказов о наложении дисциплинарных взысканий и об увольнении незаконными, восстановления истца на службе и взыскания в его пользу денежного довольствия за время вынужденного прогула у судов первой и апелляционной инстанций не имелось.

Разрешая спор о правомерности наложения дисциплинарных взысканий на А.Б. как руководителя органа внутренних дел, судебные инстанции неправильно истолковали и применили нормативные положения, регулирующие спорные отношения, в связи с чем пришли к ошибочному выводу об отсутствии причинно-следственной связи между выявленными недостатками в организации истцом служебной деятельности, включая морально-психологическое обеспечение, и нарушением служебной дисциплины и законности подчиненными ему сотрудниками.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов МВД по Республике Дагестан, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований А.Б., не передавая дело для нового рассмотрения, поскольку судебными инстанциями допущена существенная ошибка в применении норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

 определила:

 решение Советского районного суда г. Махачкалы от 19 ноября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 1 июня 2015 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований А.Б. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о признании незаконными приказов, восстановлении в должности, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула.

 

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России