По иску М.А. к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о взыскании единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Москва                                                                                      21 ноября 2016 г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего

судей         

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 ноября 2016 г. гражданское дело по иску М.А. к  Министерству внутренних дел по Республике Дагестан о взыскании единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, назначении ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью и взыскании задолженности по ежемесячным выплатам за три года, предшествовавших обращению в суд,

по кассационной жалобе представителя Министерства внутренних дел по Республике Дагестан О.М. на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 25 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 февраля 2016 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.В., выслушав объяснения представителей Министерства внутренних дел по Республике Дагестан Г.В., К.Т., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Т.И., полагавшей кассационную жалобу обоснованной, а судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

 

М.А. в апреле 2014 года обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Дагестан (далее - МВД по Республике Дагестан) о взыскании единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, назначении ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью и взыскании задолженности по ежемесячным выплатам за три года, предшествовавших обращению в суд.

В обоснование предъявленных требований М.А. указал, что с 27октября 1980 г. он проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации в различных должностях.

Приказом МВД по Республике Дагестан  №  он был уволен со службы в органах внутренних дел по пункту «з» части 7 статьи 19 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (по ограниченному состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе) с 16 июня 1999 г.

В 1999 году по результатам освидетельствования в федеральном государственном учреждении «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Дагестан» (далее - ФГУ «ГБ МСЭ по Республике Дагестан») М.А. установлена II группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным в период прохождения службы.

28 февраля 2013 г. М.А. обратился с заявлением на имя Министра внутренних дел по Республике Дагестан о проведении служебной проверки и направлении его для обследования военно-врачебной комиссией с целью установления причины инвалидности в связи с военной травмой.

Письмом начальника управления по работе с личным составом МВД по Республике Дагестан от 2 апреля 2013 г. №   М.А. сообщено, что телесные повреждения, причинённые ему 8 апреля 1998 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, действительно получены в период прохождения службы, однако установить в рамках проверки факт получения им телесных повреждений при исполнении служебных обязанностей и квалифицировать полученную травму в качестве военной не представляется возможным.

Решением Ленинского районного суда г.Махачкалы от 6 июня 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 18 сентября 2013г., установлен факт причинения М.А. травмы 8 апреля 1998 г. при исполнении служебных обязанностей сотрудника органов внутренних дел.

Заключением военно-врачебной комиссии медико-санитарной части МВД по Республике Дагестан (далее - ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан) от 15 августа 2014 г. №  вынесенным на основании указанных выше судебных постановлений и протокола заседания ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан от 15 августа 2014 г. №  полученная М.А. травма признана военной, ранее действовавшее заключение ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан о причинной связи заболевания с периодом прохождением военной службы отменено.

26 августа 2014 г. филиалом № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Республике Дагестан» формулировка причины инвалидности М.А. изложена в редакции «военная травма».

По результатам освидетельствования М.А. в государственном бюджетном учреждении «Республиканское Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Дагестан» на основании акта медицинского обследования №   (от 25 декабря

2014 г. - 4 февраля 2015 г.) ему установлена стойкая утрата общей трудоспособности в размере 75 % с 26 августа 2014 г. бессрочно.

31 марта 2015 г. М.А. обратился с заявлением в МВД по Республике Дагестан о назначении ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 21 апреля 2015 г. №  М.А. были назначены ежемесячные выплаты в возмещение вреда, причинённого здоровью, исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) с применением коэффициента 0,5 с 24 февраля 2015 г.

На основании приказа МВД по Республике Дагестан от 8 мая 2015 г. №  М.А. произведена выплата единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания в сумме 46 983 руб.

Не согласившись с размером назначенных к выплате сумм ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью и единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, М.А. с учётом уточнения исковых требований просил взыскать с ответчика в свою пользу задолженность по ежемесячным выплатам в возмещение вреда, причинённого здоровью, за период с мая 2012 года по май 2015 года (за 3 года) в размере 811 028 руб. 40 коп., недоплаченную часть единовременного пособия в возмещение вреда здоровью в размере 162 675 руб. 10 коп., обязать МВД по Республике Дагестан производить ему выплату суммы ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью, начиная с 1 июня 2015 г. в размере 25 847 руб. 14 коп.

Представитель ответчика по доверенности М.А. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования не признала, просила отказать в их удовлетворении.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 25 июня 2015 г. с МВД по Республике Дагестан в пользу М.А. взыскана разница между выплаченной и фактически положенной ему суммами пятилетнего денежного содержания в размере 162 675 руб. 10 коп., задолженность по ежемесячным выплатам в возмещение вреда здоровью за период с мая 2012 года по май 2015 года в размере 811 028 руб. 40 коп., на ответчика возложена обязанность производить М.А. ежемесячную денежную выплату в возмещение вреда, причинённого здоровью, начиная с 1 июня 2015 г. в размере 25 847 руб. 14 коп. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 февраля 2016 г. решение суда первой инстанции частично изменено, снижен размер взысканной с МВД по Республике Дагестан в пользу М.А. задолженности по ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью, с 811 028 руб. 40 коп. до 176 874 руб. 87 коп., на МВД по Республике Дагестан возложена обязанность установить истцу с 31 марта 2015 г. ежемесячную денежную компенсацию в размере 21  810 руб. 25 коп. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации представителем Министерства внутренних дел по Республике Дагестан О.М., ставится вопрос о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Советского районного суда г. Махачкалы от 25 июня 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 февраля 2016 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 26 июля 2016 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации М.А. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 17 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного   Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился истец М.А., от которого поступила телеграмма с просьбой о рассмотрении дела без его участия в связи с невозможностью явки в судебное заседание суда кассационной инстанции по состоянию здоровья. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на неё истца М.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, М.А. проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации с 27 октября 1980 г.

На основании приказа МВД по Республике Дагестан от 11 июня 1999 г. № М.А. был уволен со службы в органах внутренних дел по пункту «з» части 7 статьи 19 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (по ограниченному состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе) с 16 июня 1999 г.

В 1999 году по результатам освидетельствования в ФГУ «ГБ МСЭ по Республике Дагестан» М.А. установлена II группа инвалидности по заболеванию, полученному в период прохождения службы.

28     февраля 2013 г. М.А. обратился с заявлением на имя Министра внутренних дел по Республике Дагестан о проведении служебной проверки и направлении его для обследования военно-врачебной комиссией с целью установления причины инвалидности в связи с военной травмой.

Письмом начальника управления по работе с личным составом МВД по Республике Дагестан от 2 апреля 2013 г. № М.А. дан ответ о том, что телесные повреждения, причинённые ему 8 апреля 1998 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, действительно были  получены им в период прохождения службы, однако установить в рамках проверки факт получения этих телесных повреждений при исполнении служебных обязанностей и квалифицировать полученную травму как военную не представляется возможным.

Решением Ленинского районного суда г. Махачкалы от 6 июня 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 18 сентября 2013        г.,  установлен факт причинения М.А. 8 апреля 1998 г. травмы при исполнении служебных обязанностей сотрудника органов внутренних дел.

Заключением ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан от 15 августа

2014 г. №, принятым на основании указанных выше судебных постановлений и протокола заседания ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан от 15 августа 2014 г.  полученная М.А. травма признана военной, а ранее действовавшее заключение ВВК МСЧ МВД по Республике Дагестан о причинной связи заболевания с периодом прохождением военной службы отменено.

26 августа 2014 г. филиалом № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Республике Дагестан» изменена формулировка причины инвалидности М.А. и указана в редакции «военная травма».

По результатам освидетельствования в государственном бюджетном учреждении «Республиканское Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Дагестан» на основании акта медицинского обследования №  от 25 декабря 2014 г. - 4 февраля 2015 г. М.А. с 26 августа 2014 г. установлена стойкая утрата общей трудоспособности в размере 75 % бессрочно.

31 марта 2015 г. М.А. обратился с заявлением в МВД по Республике Дагестан о назначении ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 21 апреля 2015 г. №  указанные выплаты были назначены М.А. исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет) с применением коэффициента 0,5 с 24 февраля 2015 г.

На основании приказа МВД по Республике Дагестан от 8 мая 2015 г. №  М.А. произведена выплата единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, исчисленного из размера его денежного содержания на момент увольнения в 1999 году (46 983 руб.).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования М.А., суд первой инстанции ссылался на положения статьи 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. 1026-I «О милиции», статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» и исходил из того, что М.А. в период прохождения службы в органах внутренних дел Российской Федерации получил повреждение здоровья при исполнении служебных обязанностей, из-за последствий которого был уволен со службы в органах внутренних дел Российской Федерации по ограниченному состоянию здоровья, а также в установленном порядке был признан инвалидом вследствие военной травмы, в связи с чем он имеет право на единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и на ежемесячную денежную выплату в возмещение вреда, причинённого здоровью. Исходя из положений статьи 208 ГПК РФ суд проиндексировал с применением индекса потребительских цен подлежащее выплате М.А. единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания за период с 2000 года и до момента его обращения в суд с настоящим иском в апреле 2014 года.         

Определяя размер ежемесячной денежной выплаты в возмещение вреда здоровью, суд первой инстанции руководствовался положениями Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, утверждённой приказом МВД России от 18 июня 2012 г. №  (в редакции, действовавшей на момент установления 26 августа 2014 г. филиалом № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Республике Дагестан» причинной связи имеющейся у М.А. инвалидности с травмой, полученной им при исполнении служебных обязанностей). При этом суд также применил нормы статей 1085, 1086 ГК РФ и установил  М.А. ежемесячную выплату в возмещение вреда здоровью с учётом степени утраты им трудоспособности - 75 % в размере 25 847 руб. 14 коп. Кроме того, со ссылкой на статью 208 ГК РФ суд взыскал задолженность по указанным выплатам за трёхлетний период, предшествующий обращению М.А. в суд, в сумме 811 028 руб. 40 коп.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции в части признания за М.А. права на получение разницы между выплаченной и фактически положенной ему в виде единовременного пособия суммами пятилетнего денежного содержания с применением индексации в порядке статьи 208 ГПК РФ, однако признал ошибочными произведённый судом первой инстанции расчёт ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью, и определённый им период задолженности по этим выплатам. При этом суд апелляционной инстанции указал, что суд первой инстанции неправильно применил величину стойкой утраты М.А. трудоспособности (75%) к разнице между размером денежного содержания и размером пенсии по инвалидности, а не к размеру утраченного денежного довольствия, в связи с чем изменил решение суда от 25 июня 2015 г., снизив размер назначенной судом  М.А. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью до 21 810 руб. 25 коп. Поскольку формулировка причины инвалидности на формулировку «военная травма» истцу была изменена 26 августа 2014 г. и именно с этой даты, по мнению суда апелляционной инстанции, следует исчислять задолженность по выплате ежемесячной денежной компенсации, суд апелляционной инстанции снизил размер подлежащей взысканию в пользу истца задолженности по выплате ежемесячной денежной компенсации с 811 028 руб. 40 коп. до 176 874 руб. 87 коп.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям.

Право на получение единовременного пособия и ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причинённого здоровью при исполнении служебных обязанностей, возникло у М.А. на основании норм Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (далее - Закон РФ «О милиции»), действовавшего на момент увольнения его со службы и утратившего силу с 1 марта 2011 г. в связи с введением в действие Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции».

При получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивалось единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц (часть 3 статьи 29 Закона РФ «О милиции»).

Частью 4 статьи 29 Закона РФ «О милиции» предусматривалось, что в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в этой статье основаниям, выплачивается за счёт средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Порядок оформления документов и выплаты единовременных пособий, денежных компенсаций и сумм в возмещение материального ущерба сотрудникам органов внутренних дел определялся разработанной на основании указанной нормы Закона РФ «О милиции» Инструкцией о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику милиции, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника милиции, утверждённой приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31 мая 1993 г. № 260 (далее - Инструкция от 31 мая 1993 г. № 260), действовавшей на момент увольнения М.А. со службы в июне 1999 года и утратившей силу в связи с изданием приказа МВД России от 15 октября 1999 г. № 805, утвердившим Инструкцию о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику милиции, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника милиции.

С 1 марта 2011 г. введён в действие Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее - Федеральный закон «О полиции»).

Частью 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» (в редакции, действовавшей до 24 февраля 2015 г.) предусматривалось, что в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

Действие положений указанной нормы распространяется на сотрудников органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции (часть 2 статьи 56 Федерального закона «О полиции»).

Порядок осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации урегулирован в Инструкции о порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причинённого в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам, утверждённой приказом МВД России от 18 июня 2012 г. № 590 (далее - Инструкция № 590).

Пунктами 17 и 17.1 Инструкции № 590, действовавшими до издания приказа МВД России от 22 апреля 2015 № 459, исключившего названные пункты из Инструкции № 590, предусматривалось, что размер утраченного денежного довольствия сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации для выплаты ежемесячной денежной компенсации определяется с учётом степени утраты трудоспособности в соответствии с законодательством Российской Федерации. Размер утраченного денежного довольствия сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации для назначения ежемесячной денежной компенсации сотрудникам, уволенным со службы в органах внутренних дел в период с 18 апреля 1991 года до 1 января 2012 года, а также при перерасчёте размера ежемесячной денежной компенсации, назначенной и выплачиваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации до вступления в силу указанного приказа, определяется с учётом степени утраты трудоспособности в соответствии с законодательством Российской Федерации исходя из размера оклада месячного денежного содержания и ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий указанной категории сотрудников, с коэффициентом 1,55.

Пунктом 23 Инструкции № 590 в редакции приказа МВД России от 19 марта 2014 г. № 165, действовавшей на момент обращения М.А. с заявлением в МВД по Республике Дагестан о назначении ежемесячных выплат в возмещение вреда, причинённого здоровью (31 марта 2015   г.), установлено, что для решения вопроса о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации кадровым подразделением в комиссию представляются заявление гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел Российской Федерации, о выплате ежемесячной денежной компенсации с приложением копии выписки из акта освидетельствования в государственной медико-социальной экспертной комиссии, документов об установлении стойкой утраты трудоспособности в процентах, группы инвалидности и их причине; б) копии материалов и заключение проверки, указанной в пункте 4 Инструкции № 590; документ, подтверждающий прекращение службы в органах внутренних дел по основаниям, указанным в пункте 14 данной инструкции; копия заключения ЦВВК (ВВК) о категории годности сотрудника к службе в формулировке «В - ограниченно годен к службе в органах внутренних дел» или «Д - не годен к службе в органах внутренних дел» в связи с установлением причинной связи увечья, иного повреждения здоровья в формулировке «военная травма»; справка пенсионного органа соответствующего органа (организации, подразделения) о дате назначения пенсии, её виде и размере.

Из приведённого выше правового регулирования следует, что реализация права на назначение выплат в возмещение вреда здоровью сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации согласно пункту 23 названной инструкции предполагает заявительный порядок, указанное право возникает у сотрудника со дня обращения с соответствующим заявлением в уполномоченный орган с приложением необходимых документов.

Согласно материалам дела М.А. 31 марта 2015 г. было представлено в кадровое подразделение органа внутренних дел в установленном порядке заявление о назначении ему ежемесячной денежной выплаты в возмещение вреда здоровью. При этом материалы дела не содержат сведений о том, что М.А. ранее 31 марта 2015 г. обращался к ответчику с таким заявлением с приложением необходимых документов, перечень которых определён в пункте 23 Инструкции № 590, и по данному заявлению имелось какое-либо решение уполномоченного органа.

Между тем судебные инстанции в нарушение положений Инструкции № 590 определили период, за который подлежит взысканию в пользу М.А. задолженность по указанным выше выплатам, - не с даты обращения истца в установленном порядке с заявлением в уполномоченный орган с приложением необходимых документов, а ранее: суд первой инстанции, ошибочно ссылаясь на нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, - за три года, предшествующие обращению истца в суд, суд апелляционной инстанции — с 26 августа 2014 г., то есть с даты изменения М.А. формулировки причины инвалидности на формулировку «военная травма».

При этом судебные инстанции не приняли во внимание, что выплата денежной компенсации сотрудникам органов внутренних дел, уволенным в связи с отсутствием возможности дальнейшего прохождения службы по состоянию здоровья, регламентирована нормами специального законодательства (Федеральный закон «О полиции»), названная компенсация является дополнительной социальной гарантией, предусмотренной в рамках особого публично-правового механизма возмещения вреда, причинённого здоровью сотрудников полиции при выполнении ими служебных обязанностей. Учитывая, что МВД по Республике Дагестан причинителем вреда здоровью истца не является, а возникшие между М.А. и МВД по Республике Дагестан отношения по поводу выплаты ежемесячной денежной компенсации не относятся к деликтным и не регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, нельзя признать правильным применение судебными инстанциями при разрешении настоящего спора норм главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, при удовлетворении исковых требований М.А. об обязании ответчика производить истцу ежемесячную денежную выплату в возмещение вреда здоровью начиная с 1 июня 2015 г. в размере 25 847 руб. 14 коп. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством суд определил размер этой выплаты в соответствии с положениями части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» в редакции, действовавшей до 24 февраля 2015 г., и пунктов 17 и 17.1 Инструкции № 590, исключённых из данной инструкции приказом МВД России от 22 апреля 2015 г. № 459.

Однако Федеральным законом от 12 февраля 2015 г. № 15-ФЗ внесены изменения в часть 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции», вступившие в силу 24 февраля 2015 г., и действовавшие на момент обращения М.А. 31 марта 2015 г. к ответчику с заявлением о назначении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью.

Частью 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» (в редакции Федерального закона от 12 февраля 2015 г. № 15-ФЗ) предусмотрено, что при установлении гражданину Российской Федерации, уволенному со службы в полиции, инвалидности вследствие военной травмы, полученной в связи с выполнением своих служебных обязанностей и исключившей возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему в порядке, который определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, выплачивается ежемесячная денежная компенсация с последующим взысканием выплаченных сумм указанной компенсации с виновных лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Размер ежемесячной денежной компенсации исчисляется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и размера ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий, с применением следующих коэффициентов:

1)      в отношении инвалида I группы - 1;

2)      в отношении инвалида II группы - 0,5;

3)      в отношении инвалида III группы - 0,3.

В отличие от ранее действовавшего порядка, предусматривавшего согласно части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» назначение и выплату ежемесячной денежной компенсации сотруднику органа внутренних дел исходя из размера утраченного им денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности, новой редакцией части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» размер выплаты ежемесячной денежной компенсации сотруднику устанавливается исходя из размера оклада месячного денежного содержания и ежемесячной надбавки к окладу за стаж службы с применением соответствующих коэффициентов в зависимости от установленной ему группы инвалидности.

Впоследствии изменения, касающиеся определения размера ежемесячной денежной компенсации, были внесены и в Инструкцию № 590 приказом МВД России от 22 апреля 2015 г. № 459, исключившим из неё пункты 17,17.1,18.

Таким образом, в новой редакции части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции» изменён механизм расчёта ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, выплачиваемой сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, что не было учтено судебными инстанциями при разрешении спора.

Поскольку судом при разрешении спора определён размер ежемесячной денежной выплаты в возмещение вреда здоровью М.А. с 1 июня 2015г.  на основании нормативных положений части 6 статьи 43 Федерального закона «О полиции», утративших силу на момент обращения истца 31 марта 2015 г. к ответчику в установленном порядке с заявлением о назначении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт незаконными выводы суда о назначении М.А. с 1 июня 2015 г. ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью в размере 25 847 руб. 14 коп. Не основаны на законе суждения судебных инстанций и о возможности применения к спорным отношениям по взысканию недополученного единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания механизма индексации, предусмотренного статьёй 208 ГПК РФ. Названная норма является процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя от длительного неисполнения вступившего в законную силу судебного решения, между тем обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о том, что на момент разрешения данного спора отсутствовал вступивший в законную силу судебный акт о взыскании с МВД по Республике Дагестан в пользу М.А. единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, который ответчиком не исполнялся. В связи с этим у судебных инстанций не имелось правовых оснований для удовлетворения требований истца об индексации названной выплаты с применением положений статьи 208 ГПК РФ и индексов роста потребительских цен в Республике Дагестан.

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законными, они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены указанных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями подлежащих применению к спорным отношениям сторон норм права и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Советского районного суда г. Махачкалы от 25 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 10 февраля 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Советский районный суд г. Махачкалы.

 

 

 

Председательствующий

 

Судьи

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России