О признании отказа отдела пенсионного обслуживания МВД по РД в назначении пенсии по случаю потери кормильца незаконным

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 от 28 февраля 2016 года, №

 

Судья А.Х.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

Председательствующего И.Д., судей          Ш.М., и  Р.С. при секретаре С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца М.К. на решение Советского районного суда города Махачкалы от 16 декабря 2016 года, которым постановлено:

«В удовлетворении иска А.Е. к МВД РФ по РД о признании отказа отдела пенсионного обслуживания МВД по РД в назначении пенсии по случаю потери кормильца незаконным и обязании их назначить ей пенсию по случаю потери кормильца с момента обращения, - отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан И.Д., выслушав объяснения А.Е., ее представителя М.К., просивших решение суда отменить, представителя МВД по РД Р.А., просившей решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

А. Е. обратилась в суд с иском к МВД РФ по РД о признании отказа отдела пенсионного обслуживания МВД по РД в назначении пенсии по случаю потери кормильца незаконным, и просила обязать назначить ей пенсию по случаю потери кормильца с момента обращения, указывая, что с 17 сентября 1976 года состояла в браке с К.Г., 1 апреля 1953 года рождения. 26 июля 2016 года К.Г. умер. До его смерти они совместно прожили почти 40 лет, вели совместное хозяйство. К.Г. являлся сотрудником органов внутренних дел, а в последующем, с декабря 2008 года, пенсионером органов внутренних дел. Получал страховую пенсию за выслугу лет в размере 30 165 (тридцать тысяч сто шестьдесят пять) рублей ежемесячно. Пенсия ее покойного супруга была основным источником существования в их семье. После смерти супруга, она обратилась в отдел пенсионного обслуживания МВД по РД с заявлением о назначении ей пенсии по случаю потери кормильца по линии МВД. Однако 29 августа 2016 года отделом пенсионного обслуживания МВД по РД ей было отказано, в связи с отсутствием документов, подтверждающих факт ее нахождения на иждивении у покойного супруга. Ей было предложено обратиться в суд с заявлением об установлении факта нахождении на иждивении. Считает данный отказ незаконным, нарушающим ее права на получении пенсии по потери кормильца. Право на получение пенсии по случаю потери кормильца не ставится в зависимость от нахождения на иждивении у покойного супруга, а также от того факта, получала ли супруга покойного какую-либо иную пенсию.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель истца М.К, просит решение суда отменить, и вынести по делу новое решение по следующим основаниям.

Считает, что решение суда вынесено с существенными нарушениями норм права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановить права и законные интересы истца. Решение не выполняет задач судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, то есть не способствует укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к суду и закону. Оно не соответствует пункту 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 31.05.2007 г. № 27, то есть немотивированно и неубедительно, игнорирует доводы стороны истца, содержит искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождает сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей. Из этого не мотивированного судебного акта не ясно, почему суд пришел именно к такому выводу. Непонятно, следуя каким мотивам, суд сделал определенный выбор при разрешении правового вопроса.

Также считает неверной ссылку на некую «сложившуюся практику» и указанные правовые нормы, поскольку не понятно, когда и где сложилась такая практика, если сложилась, то на чем она основана, а приводимые нормы закона регламентируют другие вопросы, то есть устанавливают минимальный размер пенсии по случаю потери кормильца (ст. 37) и сроки назначения пенсий (ст. 53), а порядок назначения пенсий и лица, которым назначается пенсия, устанавливается другими статьями этого же закона.

Далее в обжалуемом решении сообщается, что факт утраты источника средств к существованию нетрудоспособными родителями и супругом, не состоявшими на иждивении гражданина, проходившего военную службу, или пенсионера из числа граждан, уволенных с военной службы, определяет­ся на день их обращения за пенсией в каждом конкретном случае исходя из их фактического материального положения. Независимо от размера имею­щихся доходов не считаются утратившими источник средств к существова­нию родители или супруги, имеющие совершеннолетних трудоспособных де­тей, в том числе проживающих отдельно. Из вышеуказанной нормы закона следует, что юридически значимым обстоятельством для назначения пенсии по потере кормильца является не только «нетрудоспособность», но и факт утраты источника средств к существованию после смерти кормильца. Ист­цом суду не представлены доказательства того, что истец после смерти су­пруга утратил единственный источник средств к существованию. Согласно представленной истцом справки А.Е. получает страховую пен­сию по старости в размере 8254,98 рублей, у нее имеется совершеннолетняя дочь, обязанная согласно СК РФ оказывать ей материальную и иную помощь, из чего следует, что пенсия покойного мужа для нее не являлась и не являет­ся единственным источником существования.

Считает, что данные умозаключения суда не основаны на законе или ином нормативном правовом акте, регламентирующем пенсионные правоотношения. Кроме того в обжалуемом решении допущена подмена существующего в законе понятия «основной источник» на понятие «единственный источник», отсутствующий в действующем законодатель­стве, она и ранее, при жизни супруга, получала страховую пенсию по старости в размере 8254,98 рублей, которая из-за малозначительности не могла быть основным источником доходов. После смерти супруга она поте­ряла доход в размере более 30 000 рублей, основного дохода, что резко ухудшило её материальное положение.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель МВД по РД по доверенности Р.А. просит оставить решение суда без изменения, как законное и обоснованное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 5 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 « О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» определенно, что в случае гибели или смерти лиц, указанных в статье 1 настоящего Закона, их семьи при наличии условий, предусмотренных Законом, приобретают право на пенсию по случаю потери кормильца.

В силу ст. 29 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 независимо от нахождения на иждивении кормильца пенсия назначается: нетрудоспособным детям; нетрудоспособным родителям и супругу, если они после смерти кормильца утратили источник средств к существованию; нетрудоспособным родителям и супругам лиц, умерших вследствие причин, указанных в пункте "а" статьи 21 настоящего" Закона; супругу, одному из родителей или другому члену семьи, указанным в пункте "в" настоящей статьи.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом А.Е. получает страховую пенсию по старости в размере 8 254,98 рублей.

Каких-либо данных о том, что А.Е. после смерти кормильца утратила источник средств к существованию, в материалах дела не имеется, такие доказательства А.Е. не предоставлены, судом они не установлены.

С учетом фактических обстоятельств дела, представленных сторонами доказательств суд правильно указал в решении, что пенсия покойного мужа не являлась для А.Е. единственным источником
существования.

Довод апелляционной жалобы о том, что после смерти супруга истица потеряла доход в размере 30 000 рублей, правового значения не имеет, поскольку пенсия супруга не являлась единственным источником существования А.Е.; таковым для нее является пенсия по старости в размере 8254,98, размер которой превышает прожиточный минимум в Республике Дагестан.

Величина прожиточного минимума для пенсионеров в Республике Дагестан на 3 квартал 2016 года составила 7 183 рублей (Постановление Правительства РД от 17.11.2016 года за № 335).

На основании изложенного, руководствуясь ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда города Махачкалы от 16 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца А.Е. М.К.- без удовлетворения.

Ссылки на сайты органов государственной власти:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России